Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно




НазваниеЭтого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно
страница8/9
Дата публикации12.05.2014
Размер1.36 Mb.
ТипДоклад
literature-edu.ru > Рефераты > Доклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Восьмой доклад

Дорнах, 3 октября 1920г.

Вчера я попытался показать, как в духовной жизни Востока пробовали приблизиться к области сверхчув­ственного мира. Я сослался на то, как стремящийся вступить на этот путь в сверхчувственное в опреде­лённой мере миновал соединительный мостик между собой и другим человеком, не шёл им, а вместо этого избирал другой путь, нежели тот, который ведёт к его ближнему, прежде всего в социальной жизни, посред­ством речи, мысли и восприятия «Я». И я показал, как, вместо того чтобы слушать то, что посредством слова хочет сказать нам ближний, и что мы хотим в нём по­нять, то есть, вместо того чтобы понимать с помощью слова, сначала пытаются в слове жить. Эта жизнь в слове затем ещё усиливалась благодаря тому, что сло­ву придавали вид определённых изречений, в них жи­ли, их повторяли, так что через повторение силы ду­ши, приобретённые через эту жизнь в слове, усилива­лись ещё. Кроме того, я показал, как таким способом достигали душевного состояния, которое в охаракте­ризованном мной смысле можно было бы назвать со­стоянием инспирации, вот только способы древнего восточного мира принадлежали лишь той расе; я-сознание у них было развито гораздо в меньшей сте­пени, чем в более позднюю эпоху человеческого раз­вития, и поэтому они вживались в духовный мир бо­лее инстинктивным способом. И так как целое было инстинктивным, а значит, в известной степени проис­ходило из здорового побуждения человеческой при­роды, то в самые древние эпохи это не могло привести к патологическому ущербу, о котором мы тоже должны были говорить. Потом, в древние эпохи так назы­ваемые мистерии приняли меры против возникнове­ния такого ущерба, как я пытался вам это охарактери­зовать. Я сказал, что для того, кто в западной цивили­зации стремится постичь духовный мир, это должно происходить иначе. За это время человечество про­двинулось в своём развитии. Развились другие силы души, и сегодня нельзя просто снова несколько обно­вить древний восточный духовный путь. Нельзя в об­ласти духовной жизни реакционно стремиться вер­нуться в доисторические эпохи или в ранние истори­ческие эпохи человеческого развития. Для западной цивилизации путь в сверхчувственные миры - это путь имагинации. Только эта имагинация должна ор­ганически всецело вставляться в остальную душевную жизнь. А эта душевная жизнь может происходить са­мым различным образом, так же как в конце концов и восточный духовный путь не был предопределён це­ликом однозначно, а мог быть пройден по-разному. Путь в духовный мир, соответствующий западной ци­вилизации, я хочу сегодня описать так, как его мог бы лучше всего, вероятно, пройти тот, кто идёт путём на­учной жизни Запада.

Хотя в моей книге «Как достигнуть познания высших миров?» описан вполне безопасный путь в сверхчувственные области, но он изображён так, что в определённой мере пригоден для любого, не прошед­шего через подлинную научную жизнь. Сегодня я опишу этот путь специально именно для деятеля нау­ки. И согласно всему моему опыту я должен рассмот­реть для такого учёного в качестве предпосылки - мы сразу же поймём, в каком смысле это подразумевает­ся, - в качестве соответствующей предпосылки этого пути познания я должен рассмотреть следование тому, что изображено в моей «Философии свободы». Ведь эта «Философия свободы» написана не с той целью, с которой сегодня в большинстве случаев пишут книги. Сегодня книги пишутся для того, чтобы читающий просто осведомлялся о содержании сообщённого, что­бы соответственно своей особой подготовке, своему образованию или своей научной культуре он только узнавал о том, что содержится в книге с точки зрения содержания. По сути дела, к моей «Философии свобо­ды» это действительно не относится. Поэтому её и не любят те, кто хочет только ознакомиться с книгой. Моя «Философия свободы» подразумевает то, что страницу за страницей надо брать собственной непо­средственной мыслительной деятельностью, что сама книга до известной степени является только родом партитуры и эту партитуру надо читать внутренней мыслительной деятельностью, чтобы, исходя из своих особенностей, непрерывно продвигаться вперёд от мысли к мысли. Так что у этой книги абсолютно всё ожидает мыслительного сотрудничества читателя. И далее принимается в расчёт то, что возникает из души, когда она принимает участие в такой мыслительной работе. Собственно, в неправильном смысле читает эту «Философию свободы» тот, кто не сознаёт, что если он действительно справился теперь с этой книгой в собственной душевной мыслительной работе, то он до известной степени овладел собой в том элементе душевной жизни, в котором прежде он собой не вла­дел; кто не ощущает, что он из своего обычного про­цесса представления до некоторой степени поднят в мышление свободное от чувственности, в котором полностью движутся так, что даже угадывают, что в этом мышлении стали свободными от условий телес­ности. И по сути дела, тот, кто не в состоянии это признать, понимает эту книгу неправильно. Надо в опре­делённой мере суметь себе сказать: теперь, благодаря этой душевной мыслительной работе, которую я со­вершил, я знаю, что такое в действительности чистое мышление.

Это ведь странно, что большинство философов Запада вообще не признаёт реальности того, что должно как раз реально возникнуть в душе при следо­вании моей «Философии свободы». Вы у многочис­ленных философов найдёте высказывания о том, что чистого мышления ведь вовсе нет, что всякое мышле­ние всегда должно быть заполнено, по меньшей мере, остатками, хотя и очень тонкими остатками, чувст­венного созерцания. Разумеется, надо полагать, что такие философы, утверждающие нечто подобное, в действительности никогда не изучали математику, ни­когда не пускались в рассуждения о различии между аналитической механикой и эмпирической механикой. Только благодаря нашей специализации это зашло уже так далеко, что сегодня часто философствуют, не имея следов какого-либо осознания математического мышления. По сути дела нельзя философствовать, не овладев, по крайней мере, духом математического мышления. Мы видели, как Гёте держал себя в отно­шении этого духа математического мышления, когда он сам даже сказал, что не может приписать себе ни­какой особенной, специально-математической культу­ры. Итак, многие действительно оспаривали сущест­вование того, чем они овладели бы через изучение «Философии свободы» именно так, как мне как раз хотелось.

И теперь мы предполагаем, что если бы каждый просто в границах обычного сознания пожелал бы проработать эту «Философию свободы» в том роде, как я это и описал, то он, конечно, не смог бы сказать, что он как-то пребывает в сверхчувственном мире. Ибо эту «Философию свободы» я вполне намеренно написал так, как она написана, так как она должна бы­ла выступить перед миром прежде всего как чисто философское произведение. Следовало бы только представить, что было бы совершено для антропо­софски ориентированной духовной науки, если бы я сразу же начал с духовнонаучных сочинений. Само собой разумеется, эти духовнонаучные произведения всеми профессиональными философами были бы ос­тавлены без внимания как чистейший дилетантизм, как любительская литература. Сначала я должен был написать чисто философски. Я должен был предста­вить миру прежде всего нечто, что было продумано в чисто философском духе, несмотря на то, что это пре­высило обычную философию. Но разумеется, когда-то надо было совершить переход от чисто философского и естественнонаучного написания к духовнонаучному написанию. Это было время, когда я как раз был при­глашён написать о «Естественнонаучных сочинениях» Гёте в виде отдельной главы немецкой биографии Гё­те (60). Это было в конце 90-х годов предыдущего столетия. Итак, я должен был писать главу о «Естест­веннонаучных сочинениях» Гёте. И я, конечно, напи­сал её, и уже передал издателю, когда непосредствен­но вслед за этим появилось моё сочинение «Мистика на заре духовной жизни нового времени и её отноше­ние к современным мировоззрениям», благодаря кото­рому я перевёл направление от чисто философского на антропософски ориентированное. И после того, как появилось это сочинение, я получил от издателя мою рукопись назад с приложенным гонораром, чтобы я не проявил какое-либо недовольство, ибо этим была отдана его дань праву. Но в научных верхах, само собой разумеется, теперь уже больше не хотели иметь главу о естественнонаучном развитии Гёте от того, кто на­писал эту мистику.

Итак, я предполагаю, что сначала, исходя из обычного сознания, следует проработать «Философию свободы» так, как я это показал. Затем привести себя в правильное настроение, чтобы теперь до некоторой степени в хорошем смысле предпринять для своей души то, что я уже обрисовал вчера, разумеется, толь­ко в нескольких словах, прежде всего как путь в има­гинацию. Этот путь в имагинацию в соответствии с нашей западной цивилизацией может быть осуществ­лён так, что будут подвергать себя искушению всеце­ло предаваться только внешнему феноменологическо­му миру - исключив мышление, позволят этому миру действовать на себя непосредственно, но так, чтобы всё же воспринимать его. Не правда ли, ведь наша обычная духовная жизнь в бодрственном состоянии протекает так, что мы имеем восприятия и в процессе восприятия воспринятое, по сути дела, всегда сразу пропитываем представлениями. В научном мышлении воспринятое мы систематически полностью проплета­ем представлениями и с их помощью систематизируем и так далее. Благодаря тому, что овладевают таким мышлением, как оно постепенно проявляется в ходе «Философии свободы», действительно приходят те­перь в состояние, когда могут работать внутренне ду­шевно так сильно, что процесс представления подав­ляют и отдаются только внешнему восприятию. Но чтобы укрепить душевные силы и правильно опреде­лённым образом впитать восприятия, не прорабатывая их при впитывании представлениями, можно сделать ещё так: не обсуждать в обычном смысле эти восприятия вместе с представлениями, а создавать символи­ческие или другие образы для впитывания глазом -для видящего, ухом - для слушающего, также образы теплоты, осязания и так далее. Благодаря тому, что процесс восприятия оживляется, благодаря тому, что движение и жизнь вносятся в процесс восприятия, но так, как это происходит не в обычном процессе пред­ставления, а в символизируемом или даже художест­венно прорабатываемом процессе восприятия, благо­даря этому гораздо раньше достигают силы, позво­ляющей пронизать себя восприятием как таковым. Ес­ли действительно взрастить себя в самом строгом смысле на том, что я охарактеризовал как феномена­лизм, как проработку феноменов, можно уже хорошо подготовиться для такого познания. Если на матери­альной границе познания действительно стремиться не по инерции пробиваться через ковёр чувств и не искать там затем всяческую метафизику в атомах и молекулах, а применять понятия для расстановки фе­номенов и для прослеживания феноменов вплоть до прафеноменов, то уже благодаря этому можно полу­чить воспитание, которое затем и поможет составить всё понятийное о феноменах. И если, кроме того, сим­волизировать и создавать образные представления о феноменах, то получишь крепкую душевную силу, чтобы до определённой степени впитать в себя внеш­ний мир независимым от понятий.

Само собой разумеется, не следует думать, что этого можно достичь за короткое время. Духовное ис­следование требует гораздо большей работы, чем ис­следование в лаборатории или в обсерватории. Преж­де всего, оно требует интенсивного усиления собст­венной воли. И если вы некоторое время такой про­цесс символического представления старательно доводите до образов, которым этим способом дают присутствовать в душе в опоре на феномены и кото­рые обычно, однако, пропускают, спеша в жизни про­сто от сенсации к сенсации, от переживания к пережи­ванию; если вы привыкли созерцательно всё дольше и дольше покоиться на одном образе, всецело его про­сматривая, на образе, созданном самим собой или кем-то рекомендованном, так, чтобы это не было никаким воспоминанием; если вы привыкли созерцательно по­коиться на таком образе и этот процесс повторяется всё снова и снова, то внутренние силы души укрепля­ются, и в конце концов вы замечаете, что сами в себе переживаете нечто, о чём прежде, по сути дела, не имели никакого понятия. В крайнем случае - но это, собственно, не следует понимать превратно - можно создать себе образ того, что переживается в данный момент, но только в глубине души, при вспоминании особенно живых представлений сновидений; вот толь­ко сновидческие представления всё-таки всегда явля­ются воспоминаниями и их нельзя непосредственно отнести к чему-то внешнему, чтобы снова встречать это из глубины собственной души в известной степени как реакцию. Если эти образы переживаешь таким об­разом, то это есть нечто абсолютно реальное, и дога­дываешься, что теперь в твоё собственное внутреннее вступает духовное, являющееся процессом роста, си­лой роста. Замечаешь, что входишь в некую часть сво­ей человеческой конституции, которая едина, единым соединяется и в едином активна, но которую раньше переживали только бессознательно. Как переживают бессознательно?

Итак, я вам уже говорил, что от рождения до сме­ны зубов духовно-душевное организует всего челове­ка и что потом оно более или менее высвобождается.

Но тогда между сменой зубов и половым созреванием благодаря такому духовно-душевному, в определён­ной степени погружённому в физическое тело, возбу­ждаются прежде всего любовные импульсы, а также и многое другое. Но всё это происходит бессознательно. Однако, если с помощью таких охарактеризованных мной душевных мер приходят к тому, чтобы с полным сознанием проследить это проникновение духовно-душевного в телесную организацию, то видят, как в человеке происходят такие процессы, и, по сути дела, всегда, начиная с рождения, человек предоставлен внешнему миру. Сегодня это отдавание себя внешне­му миру люди принимают за голое абстрактное воспринимание или абстрактное познавание. Это не так. В то время как мы окружены цветным миром, окру­жены звучащим миром, согревающим миром, короче, окружены всем тем, что производит впечатления на наши органы чувств, что в свою очередь через прора­ботку впечатлений нашими представлениями вновь производит впечатления на нашу организацию, в то время как мы всё это сознательно переживаем, мы ви­дим, что с цветовыми, со звуковыми впечатлениями, когда с детства мы переживаем это бессознательно, мы воспринимаем нечто духовное, пронизывающее нашу организацию. И если мы, например, в период между сменой зубов и половым созреванием воспри­нимаем любовное ощущение, то оно не является чем-то, выросшим из нашего тела, но его даёт нам космос, космос даёт нам его через цвета, через звуки, через тепловые течения, приближающиеся к нам. Теплота есть нечто другое, чем теплота в физическом смысле, свет есть нечто другое, чем свет в физическом смысле, и звук (тон) есть нечто другое, чем звук в физическом смысле. В то время как мы имеем чувственные впечатления, осознанным на самом деле является прежде всего только, я бы сказал, внешний звук и внешний цвет. Но через эту преданность миру действует не то, о чём грезят современные физики и физиологи -эфирные движения, движения атомов и тому подоб­ное, но действует дух, действуют силы, превращаю­щие нас в людей только здесь в физическом мире ме­жду рождением и смертью. И вступая на описанный мной путь познания, мы обнаруживаем, как мы уст­роены из внешнего мира. Мы сознательно прослежи­ваем всё живое в нас, получая теперь прежде всего от­чётливое осмысление того, что во внешнем мире при­сутствует дух. Как раз через феноменологию мы дос­тигаем отчётливого видения того, как дух существует во внешнем мире. Если мы не занимаемся абстрактной метафизикой, но именно через феноменологию, вос­принимая, достигаем познания духа, когда мы подни­маемся к осознанию того, что обычно при восприятии мы совершаем бессознательно, тогда через чувствен­ный мир в нас проникает духовное и само нас орга­низует.

Вчера я вам говорил, что восточный мудрец до не­которой степени оставляет без внимания значение вы­сказываний, значение мыслей и значение восприятия «Я» и ощущает эти вещи иначе, вступает с этими ве­щами, с речью в другие душевные связи, так как речь, восприятие мыслей, восприятие «Я» прежде всего от­влекают от духовного мира и социально переправляют нас к другому человеку. В определённой мере в обыч­ной физической жизни мы приобретаем себе бытие в социальном мире благодаря тому, что создаём слы­шимую речь, прозрачные мысли и делаем ощутимым восприятие «Я». Восточный мудрец, напротив, при­нимал неслышимость слова и жил в слове. Он принимал непрозрачность мысли и жил в мысли и так далее. Ныне нам, на Западе, скорее даётся указание - на пути в сверхчувственные миры смотреть назад, на чело­века.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconП. Д. Успенский Tertium Organum
И теперь я удивля­юсь тому, что не знал ее раньше, что так мало людей слы­шали о ней. Кто знает, например, что простая колода карт...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconМишеля Монтиньяка «Секреты питания»
Более того, автор доказывал, что любые ограничительные диеты приводят к тому, что, как только вы перестаете им следовать, вес обязательно...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconИзложение того, что должно быть представлено в этих докладах, мне...
И я прошу, если возможно завтра, если нет, послезавтра, к этому часу передать мне записки с вашими пожеланиями. Тогда, полагаю, мы...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconСборник докладов и выступлений
Профсоюзы и хризотил: Сб докладов и выступлений / Международная конференция. 25-27 апреля 2007 г., Москва. – Асбест: но «Хризотиловая...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconИнструкция по оформлению публикаций Публикация докладов конференции...
Инструкции по подготовке устных сообщений и оформлению публикаций в сборник докладов международной конференции

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconЗнаний, методов, практических навыков, извлеченных уроков -таково...
Полагаю, что я сейчас довел ее до такого состо­яния, что большинство из тех, кто освоит эту книгу, сможет самостоятельно и небезуспешно...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconНа открытых обсуждениях вопросов основанной мной антропософии в последнее...
Из того, что было сказано в этом направлении, делались выводы о причинах изменений, которые, как многие полагали, имели место в процессе...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconSSihir yapmanın ve kâhinlikte bulunmanın hükmü Предостережение праведников …
Поистине, никто не введет в заблуждение того, кого Аллах наставит на прямой путь, и никто не наставит на прямой путь того, кого собьет...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconПрочтите текст и выполните задания A1-A7; B1-B9
Оксана именно этого не хотела и приводила в пример других матерей, которые не только не сидят за столом, но даже уходят из дома....

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconПрочтите текст и выполните задания A1-A7; B1-B9
Оксана именно этого не хотела и приводила в пример других матерей, которые не только не сидят за столом, но даже уходят из дома....

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции