Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно




НазваниеЭтого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно
страница4/9
Дата публикации12.05.2014
Размер1.36 Mb.
ТипДоклад
literature-edu.ru > Рефераты > Доклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Четвёртый доклад

Дорнах 30 сентября 192О г.

Наши вчерашние рассмотрения были направлены на то, чтобы получить определённое понимание в от­ношении границы познания природы. Мы должны ос­таваться внутри феноменов и добиваться этих фено­менов, в известной степени прочитывать их с помо­щью того, что возжигается в нашем сознании этими феноменами - с помощью наших понятий, идей и так далее. Для нас математическая и аналитическая меха­ника оказались самой чистой и самой прозрачной в себе областью этих идей. И, наконец, мы должны бы­ли заострить наши рассмотрения на том, что показало реальное осознание: как в действительности на инспи­рации покоится всё возникающее в нашей душе в ка­честве математического содержания и содержания аналитической механики. И, кроме того, мы смогли указать, как расширение этого импульса инспирации может быть обнаружено в древней восточной филосо­фии Веданты, как, исходя из того же духа, из которого для нас, собственно, исходят только математика и аналитическая механика, получено такое чисто духов­ное воззрение философии Веданты. И затем мы обра­тились к Гёте, который при основании своего рода феноменализма стремился, находясь в границах фе­номенов, к прафеноменам, и показали, что его движе­ние от сложных феноменов к прафеноменам душевно является движением такого же рода, как в математике от сложных представлений к аксиомам. Так что Гёте, говоривший сам о себе, что не получил извне никакой математической подготовки, всё же так отчётливо ощутил сущность математического, что пожелал ради своей феноменологии так подойти к установлению прафеномена, чтобы можно было отчитаться перед самым строгим математиком. Это ведь и привлека­тельно в философии Веданты для западноевропейско­го духа, что она в своём внутреннем строении, в своих переходах от одного воззрения к другому проявляет такую же строгую внутреннюю необходимость, как и математика и аналитическая механика. То, что эти вещи не так уж часто обнаруживаются в рамках наше­го официального изучения философии Веданты, про­сто связано с тем, что в наше время образование чело­века недостаточно универсально. Чаще всего люди, занимающиеся тем, что вводит их в восточную фило­софию, имеют слишком мало представления, за ис­ключением Гёте, о подлинном строении математики. Поэтому они вовсе и не в состоянии понять, каков на самом деле жизненный нерв этой восточной филосо­фии. И таким образом мы смогли указать, судя только по материальной стороне, как, прежде всего, должно вести себя душевное, когда мы стремимся сохранить не ту ткань Пенелопы, которая как естественнонауч­ное воззрение была сплетена в течение последних сто­летий, но когда мы хотим сохранить кое-что, устойчи­вое само по себе и имеющее в определённой степени свой центр тяжести в самом себе.

На другой стороне, как я вчера указал, находится проблема сознания. Если мы будем исследовать со­держание этого сознания путём простого погружения в глубины своей души, как это делает бродящий в ту­мане мистик, то на самом деле мы ни к чему другому не придём, кроме реминисценций внутри этого созна­ния, накопившихся в течение нашей жизни, начиная с рождения, начиная с нашего детства. Это можно легко показать опытным путём. Стоит только вспомнить о том, как один, хорошо образованный во внешнем ес­тествознании человек (22), чтобы как раз дать понять о реминисцентном этой так называемой душевной жизни, описывает, как однажды он стоял перед книж­ной лавкой. В этой книжной лавке он увидел книгу, которая привлекла его своим заглавием. Речь шла о низших животных. И представьте себе, взгляд на эту книгу вызвал у него невольную улыбку. Подумайте теперь, как он сам мог удивиться, что он, важный профессор естествознания, видит в книжной лавке книгу с серьёзным заглавием, к тому же ещё о низ­ших животных, и это заставило его улыбнуться! И тут он догадался, откуда всё-таки могла в действительно­сти прийти эта улыбка. Сначала он ничего не мог по­нять. И тут ему пришло на ум: закрою-ка я глаза. И вот, когда он закрыл глаза, и вокруг него стало темно, он услышал довольно далеко музыкальный мотив. И только теперь, в это мгновение, этот музыкальный мо­тив напомнил ему ту танцевальную музыку, которую он однажды слышал - в то время, о котором он вспомнил, он был уже взрослым мальчиком, - когда танцевал свой первый танец. И затем он пришёл к то­му, что теперь в его подсознании самостоятельно жи­вёт не только этот музыкальный мотив, но, пожалуй, самую малость, - его партнёрша, с которой он, кру­жась, подпрыгивал. В своём обычном сознании он давным-давно забыл это и вообще никогда не прида­вал этому такого большого значения в своём мнении, чтобы это могло быть для всей его жизни чем-то столь определённым, как, например, всплывший тут целый комплекс представлений. И в тот момент, когда он смотрел на некую серьёзную книгу, до него дошло, действительно минуя сознание, как вдалеке едва за­звучала шарманка, в этот момент для него даже звуки этой шарманки оставались ещё в подсознании. Они всплыли, только когда он закрыл глаза.

Так всплывает многое из того, что в нашем созна­нии присутствует только как жизненное воспомина­ние. Тогда-то и приходят порой блуждающие в тумане мистики и рассказывают нам, как они обнаружили в своём внутреннем глубокую связь с изначальным бо­жественным принципом вещей, как из их внутреннего существа, звуча, поднимается высокое переживание, духовное рождение человеческой души. И вот плетёт­ся мистическая паутина, а это не что иное, как забы­тые мелодии шарманки. Большое количество мисти­ческой литературы может быть отнесено на счёт этих забытых мелодий шарманки.

В истинной духовной науке нам необходимо иметь как раз достаточно рассудительности и точно­сти для того, чтобы не раззванивать повсюду, подобно мистику, о всевозможных, всплывающих из подсозна­ния воспоминаниях, претендующих на какую-либо объективную ценность. Именно занимающемуся ду­ховной наукой, если он хочет прийти к действительно плодотворным результатам в этом направлении, в высшей степени необходима внутренняя ясность; внутренняя ясность ему необходима именно тогда, когда речь идёт о том, чтобы погрузиться в глубины сознания и извлечь представления о том, чем в дейст­вительности является это сознание. Но спускаться в глубины этого сознания надо, конечно, не являясь в то же время дилетантом в этой области, а имея полную компетентность во всём, что создано вплоть до наших дней психопатологией, психологией и физиологией, чтобы суметь отличить необоснованную претензию на духовнонаучное установление от того, что исходит из такой же дисциплины мышления, как, например, ма­тематика или аналитическая механика.

С этой целью ещё в прошлом столетии я сделал скромную попытку охарактеризовать другой полюс, полюс сознания в противоположность полюсу мате­рии. Полюс материи требовал такой формы выраже­ния, которая даётся гётевским воззрением на природу. Не так легко было достичь полюса сознания, просто исходя из гётеанизма, на том простом основании, что Гёте не был тривиальным вообще, не был также три­виальным в сфере чувства, когда речь шла о том, что­бы продвинуться в познании, но нёс собою всё то бла­гоговение, которое необходимо, если хочешь прибли­зиться к истинному источнику познания. И всё же Гё­те, больше склонный по своему устройству к внешней природе, ощущал как раз определённый страх перед тем, что должно вести вниз в глубины самого созна­ния - перед мышлением, доведённым до своей высо­чайшей, чистейшей формы. Гёте приписывал это сво­ей счастливой судьбе, что он никогда не думал о мышлении (23). Это выражение необходимо понять, ибо в действительности нельзя, собственно, думать о мышлении. По сути, мыслить мышление можно так же мало, как делать железным железо и деревянным дерево. Но возможно иное. Можно пытаться идти та­кими путями, которые указываются в мышлении, они указываются, в то время как мышление становится всё более рациональным, и такими путями идти дальше, аналогично тому, как открываешь пути с помощью дисциплины математического мышления. Если так поступаешь, то просто приходишь путём естественно­го внутреннего руководства в ту область, которую я пытался рассмотреть в моей «Философии свободы». Тогда приходишь не к мышлению о мышлении. В таком случае говорить «мышление о мышлении» можно не более как образно. Однако, приходят к кое-чему другому, приходят к созерцанию мышления. Но чтобы прийти к этому созерцанию мышления, необходимо прежде всего реально достичь интенсивного пред­ставления о, чистом, свободном от чувственных впечатлений мышлении. Необходимо так далеко продви­нуть внутреннюю работу мышления, чтобы затем прийти к состоянию сознания, когда через схватыва­ние свободных от чувственных впечатлений мыслей, через созерцание мыслей, свободных от чувственных впечатлений, просто знают, то, что теперь нужно де­лать с мыслями, свободными от чувственных впечат­лений.

Это тот путь, который, как говориться, я попытал­ся скромно осуществить в своей «Философии свобо­ды». Я бы сказал, это была попытка поставить мыш­ление, после того как оно было сначала освобождено от чувственных впечатлений, перед сознанием таким образом, как перед ним находятся математизирование или душевные способности и силы аналитической ме­ханики, когда этим наукам отдаются с полной внут­ренней дисциплиной.

Пожалуй, я снова позволю себе замечание личного характера. Я установил существование этого, свобод­ного от чувственных впечатлений мышления и осве­тил его просто как факт, но как факт, строго доказы­ваемый в том отношении, что во внутреннем пережи­вании его можно понуждать точно так же, как и мате­матические построения. И тогда я вошёл в противоречие со всеми философами 80-х и 90-х годов прошлого столетия. Вновь и вновь мне приходилось выслушивать возражения, что это мышление не отве­чает никакому роду действительности. Однако уже в первой половине 80-х годов в своей книге «Основные черты теории познания гётевского мировоззрения» я показал, как, охватив это чистое мышление и пережи­вая его присутствие, просто знаешь, ты живёшь теперь в таком элементе, который больше не содержит ника­кого чувственного впечатления и всё же, будучи внут­ренне активным, показывает себя в виде некой реаль­ности. Я должен был об этом мышлении сказать примерно так (24): "В нём мы имеем истинное духов­ное причастие человека, соединение с истинной дей­ствительностью. В известной степени на одном кра­ешке мирового бытия мы чувствуем, как мы как души соединяемся с этим мировым бытием". Я должен был в какой-то мере энергично выступить против того, что всплыло тогда в философии, приверженцем чего был Эдуард фон Гартман (25), написавший в качестве эпиграфа к своей «Философии бессознательного» (1869 г. ): "Спекулятивные результаты согласно индук­тивному естественнонаучному методу". Это была фи­лософская учтивость в отношении естествознания. В знак протеста против изысканий некой бессущностной метафизики, возникающей только вследствие того, что в силу внутренней инерции, в охарактеризованном смысле, мы позволяем мышлению катиться дальше за пелену чувств, я предпослал моей «Философии свобо­ды» такой подзаголовок: "Результаты душевных на­блюдений по естественнонаучному методу". Всё то, указывал я, что является содержанием философии, не придумано, а в самом строгом смысле есть результат внутреннего наблюдения, как цвет и звук - результаты внешнего наблюдения. И живя в этом элементе чисто­го мышления, конечно, действующем на человеческое существо остужающе, делают открытие. Обнаружи­вают, что люди хотя и инстинктивно, могут говорить о свободе, что в человеческом существе присутствуют импульсы, непременно имеющие тенденцию к свобо­де, но остающиеся инстинктивными, бессознательны­ми до тех пор, пока свободу не открывают снова, уз­навая, что импульсы для наших нравственных поступ­ков могут проистекать из свободного от чувственности мышления. В таком случае, поскольку мы овладели мышлением, которое само не содержит ни­какой чувственности, сами поступки определяются, исходя не из чувственности, а из чистой духовности. И переживают чистую духовность, наблюдая, отчёт­ливо наблюдая, как нравственная сила вливается в свободное от чувственных впечатлений мышление. И это лучший результат, которого добиваются в таком случае, то есть, во-первых, можно избавиться от вся­кого мистического суеверия, ибо в результате оно имеет нечто каким-то образом закрытое и восприни­маемое только в каком-то смутном ощущении. С ним можно распроститься на том основании, что теперь в своём сознании переживают нечто внутренне про­зрачное, что импульсируется уже не извне, а изнутри наполняется духовностью. Лишь сделав себя ареной познания, мы схватили мировое бытие в одной точке, схватили то, как бытие мира в своей истинной форме кончается и тогда оказывается в нас, если мы это внутреннее наблюдение связываем с собой. Я бы ска­зал: в одной точке мы схватываем только то, что в действительности есть сущность бытия мира, и мы схватываем её, не как абстрактное мышление, а как реальность, когда в ткань мышления, свободного от чувственных впечатлений, импульсируют моральные мотивы, которые предстают свободными благодаря тому, что теперь они живут уже не как инстинкты, но в одеянии свободного от чувственности мышления.

Мы переживаем свободу, разумеется, такую свободу, о которой мы в то же время знаем, что человек к ней может приближаться лишь так, как приближается ги­пербола к своей асимптоте. Но мы знаем, что в чело­веке эта свобода живёт, поскольку в нём живёт дух. Мы схватываем духовное прежде всего из элемента свободы.

И этим мы приходим к чему-то такому, что в наивнутреннейшем существе человека сплетает импульс наших нравственно-социальных поступков - свободу - с познанием, с тем, чего в конце концов мы всё же достигаем научным образом. Охватывая свободу мышлением, свободным от чувственности, мы, пони­мая, что это охватывание происходит только в истин­ной духовности, узнаём, что, совершая такое, мы жи­вём в этой духовности; мы переживаем познание, ко­торое одновременно оказывается внутренним дейст­вием и которое может стать деянием внутреннего во внешнем мире и, стало быть, может безусловно пере­ливаться в социальную жизнь. Когда-то я пытался со всей остротой указать на две вещи. Одна из них тогда ещё мало была понята. Прежде всего я пытался ука­зать на то, что при следовании такому пути познания существенным является внутреннее воспитание, кото­рое благодаря этому мы обеспечиваем себе. Да, это уже нечто существенное, если идут по этому пути к свободному от чувственности мышлению. Тут необ­ходимо многое внутренне пройти. Надо совершить усилия, о которых во внешней жизни чаще всего не имеют никакого понятия. И совершая эти усилия, на­ходясь в конце концов в этом душевном пережива­нии, которое можно удерживать с трудом, так как оно в свою очередь очень легко ускользает от обычных сил человеческого существа тогда, когда погружаешься в это существо - погружаешься не туманным, рас­плывчатым, мистическим образом, но погружаешься с полной ясностью, погружаешься в духовность и зна­комишься с этой духовностью. Узнают, что такое дух, и узнают это, обнаруживая дух на том пути, которым идёт также остальное человечество, которым, однако, оно не идёт до конца, но путь этот всеми людьми, же­лающими быть как-либо активными в познании и в социальной жизни, должен быть пройден ради по­требностей осуществления наших современных соци­альных и познавательных стремлений. Это первое, что я показал через свою «Философию свободы».

Второе состоит в том, что, открыв свободу в сво­бодном от чувственности мышлении как носителя подлинной нравственности, мы уже не можем мо­ральные понятия и нравственные заповеди выводить в определённой степени по аналогии, из природных яв­лений; мы должны отказаться от всего того, что ведёт нас к нравственному содержанию естественнонауч­ным путём, ибо это нравственное содержание должно возникать свободно, оно должно возникать в сверх­чувственном переживании. В то время я отважился ввести термин, который был мало понят, но он безус­ловно должен быть установлен, если входят в эту об­ласть и если вообще хотят понять свободу. Я выразил это так: нравственный мир открывается нам в нашей моральной фантазии. И я употребил с полным созна­нием это выражение «моральная фантазия» (26), что­бы указать на то, что относящаяся сюда, как и образы фантазии, духовная работа происходит во внутреннем существе человека, отвлекаясь от внешнего; и с дру­гой стороны, указать на то, что, прежде всего в этой области, которая сохраняется свободной от внешних впечатлений и которая сама покоится на внутренней работе человека, постигается то, что делает для нас мир ценным религиозно-нравственно, а именно пости­гаются нравственные заповеди. И одновременно уже в моей «Философии свободы» я отчётливо указал на следующее. Когда мы остаёмся внутри человеческого, нам, правда, открывается нравственное содержание как содержание моральной фантазии, однако, если мы более детально останавливаемся на этом содержании, которое открывается нам как приносимое нами из ду­ховного мира, тогда мы встраиваем себя во внешний, чувственный мир.

Если вы в самом деле изучаете философию, то вы точно заметите врата, через которые предлагается путь в духовность посредством этой философии. Хоть и продвинулся я в этой философии так, что о ходе своих исследований я мог бы дать отчёт любому спе­циалисту в области аналитической механики, да вовсе не придаю никакого значения тому, что через всякую болтовню со стороны какого-либо спиритизма или туманной мистики могло бы привести к одобрению некоего пути в духовность. С этой стороны можно легко достичь одобрения, если говорить о всякого ро­да духовном, но как раз на этой стороне избегают того пути, которым в то время я пытался идти. Я искал для духовного достоверности и безопасности, и мне в высшей степени было безразлично одобрение любых болтунов, выступающих за это духовное, исходя из каких-либо туманно-мистических подоснов. Но этим одновременно достигалось другое.

Если останавливаются детально как раз на этих двух направлениях, которые я показал в «Философии свободы» как подлинные наблюдения сознания, если идут ещё дальше и делают следующий шаг, то что же обнаруживается именно в этом случае? Если достигли внутренних переживаний, находящихся в сфере чис­того мышления, тех внутренних переживаний, кото­рые в конце концов раскрываются как переживание свободы, тогда приходят к метаморфозе познания в отношении внутреннего мира сознания. Тогда понятия и идеи не остаются понятиями и идеями, тогда гегель­янство не остаётся здесь гегельянством, тогда абст­рактность не остаётся абстрактностью, тогда, двигаясь в этом направлении, входят прежде всего в реальную область духовности. Тогда первое, чего достигают, не является уже только «понятием», только «идеей», ни­чем таким, что составляет всё содержание гегелевской философии - нет, тогда понятие и идея превращаются в образ, в имагинацию. Тотчас открывают высшую ступень, которая пока проецируется только в мораль­ные фантазии, открывают ступень познания имагина­ции. Как, занимаясь философией, погружаются ещё в искусственно построенную реальность, так, имея воз­можность двигаться внутренним образом по пути, указанному «Философией свободы», и поднимаясь над миром фантазии, вступают в некий мир идей, ко­торые уже не являются образами сновидений, но ука­зывают на реальность - однако, на реальность духов­ного рода - точно так же, как цвета и звуки зафикси­рованы чувственной реальностью. Теперь достигают области имагинативного, образного мышления. Дос­тигают реальных имагинаций и через них находятся в некоем мире, а не только внутри самого себя; дости­гают инспирации, которую можно пережить, если ма­тематизируют в правильном смысле, если пережива­нием становится само математизирование, и тогда оп­ределённым образом могут перерасти себя и поднять­ся к тому, о чём, например, говорится в философии Веданты. Имагинация подходит к этой инспирации с другой стороны. И тогда через эту имагинацию от­крывают то, что потом делает человека постижимым в имагинациях, в образных представлениях, в представ­лениях, имеющих более конкретное содержание, чем абстрактные мысли, в этих образных представлениях открывается то, что делает человека постижимым со стороны сознания. Нужно отказаться от стремления идти дальше при достижении этого момента, не же­лать теперь дальнейшего продвижения, просто не по­зволять мышлению, свободному от чувственных впе­чатлений, катиться дальше в силу внутренней инерции и думать, что с помощью этого свободного от чувст­венности мышления проникнешь в тайны сознания, но надо как раз иметь смирение остановиться теперь и определённым образом изнутри противопоставить се­бя духовному внешнему миру. Тогда в сознание не впрядёшь мысли, которые его не в состоянии постичь, но воспримешь имагинацию, благодаря которой те­перь можно понять сознание. Так надо остановиться у феномена на внешней границе, и мысли оказываются тем, что может организовать эти феномены в позна­нии. Такой отказ от дальнейшего движения тут необ­ходим, и именно благодаря этому приходят к духов­ности, скрытой в интеллектуальности; так же надо ис­следовать внутри, иметь смирение успокоиться мыс­ленно, до некоторой степени внутренне привести мысли к отражению, чтобы благодаря этому прибли­зиться к образам, которые только теперь развёртыва­ются во внутреннем мире человека. Я хотел бы ска­зать, что если я здесь (см. рис. 2) изображаю внутрен­ний мир человека и приближаюсь к этому внутренне­му миру посредством самосозерцания и чистого мышления, то мне с моим мышлением не следует продолжать движение всё дальше и дальше, ибо тогда я попадаю в область, где чистое мышление уже ничего не находит, но может представить только наглядные или вообще какие-либо жизненные реминисценции. Я должен покориться и вернуться назад. И тогда в точке рефлексии мне даётся имагинация. Тогда внутренний мир раскроется мне как имагинативный мир.



Рисунок 2

Как видите, тут внутренне мы приходим теперь к двум полюсам. Мы приходим к полюсу инспирации в отношении внешнего мира и к полюсу имагинации в отношении внутреннего мира. А теперь, если схваты­ваешь эту имагинацию, тогда из этих имагинаций можно внутренне составить то, что является реально­стью, подобно тому, как во внешней природе с помо­щью понятий и экспериментов слагают познание при­роды; эта реальность прежде всего оказывается тем, что теперь наполняет человека не как чувственное те­ло, но как эфирное тело - разумеется, это происходит всю его жизнь, но особенно интенсивно оно наполняет его в его первые семь лет жизни. Потом, при смене зубов, оно приобретает другой облик, как я вчера вам это изложил. А благодаря этому приобретается спо­собность наблюдать, как это эфирное или жизненное тело работает в физической организации человека.

Исходя из какой-либо философской теории позна­ния, можно с лёгкостью сказать: да, человек, желая опираться на ясную логику, должен стоять в пределах понятий, он должен останавливаться в пределах того, что позволяет оправдать себя в форме обсуждения и доказывая в обычном смысле слова. Прекрасно. О по­знании можно очень долго продолжать теоретизиро­вать. Но даже если ещё имеешь сильную веру в такую теоретико-познавательную сеть, если даже она очень верна логически, - реальность мне не предстаёт: ре­альность живёт не в том, что так хорошо логически построено. Реальность живёт именно в образах. И ес­ли мы не решаемся схватывать образы или имагина­ции, то мы не схватываем именно человека в его ис­тинности. И речь идёт вовсе не о том, что из опреде­лённого пристрастия мы внешним образом говорим о том, как должно выглядеть познание, чтобы оно было подлинным. Но речь идёт о том, что мы вопрошаем действительность - через что она хочет нам раскрыть­ся. Только тогда мы приходим к имагинации. Тогда то, что живёт в моральной фантазии, оказывается про­екцией вниз, в обычное сознание, высшего духовного мира, который мы, конечно же, можем схватывать в имагинациях.

Итак, мои глубоко уважаемые слушатели, я при­вёл вас, по крайней мере, пытался привести к двум полюсам: инспирации и имагинации; с ними мы в ближайшие дни познакомимся с духовно-научной точки зрения ещё точнее и подробнее. В известной мере, я должен был только привести к вратам, чтобы вы увидели, что эти врата хорошо обоснованы в обычном естественнонаучном смысле. Ибо только имея обоснование этих врат, мы можем прийти также и к обоснованию здания, в которое мы вступаем через эти врата, здания самой духовной науки. Конечно, проделывая весь этот путь, описанный мной сегодня, я бы сказал, очень трудный теоретико-познавательный путь, в отношении которого иной может сказать, что он труден для понимания, так как, проделывая этот путь, необходимо иметь мужество согласиться, я бы сказал, с анти-Гегелем, а не только с Гегелем. После того как описано гегельянство, как я попытался опи­сать его в своих «Загадках философии», необходимо понять, даже отдать должное Штирнеру (27) и опи­сать его, как я попытался это сделать в той же книге, ибо в Штирнере имеет место то, что как «Я» раскры­вается нам из сознания. И оно имеет антисоциальное значение в том случае, если это штирнеровское «Я», восходящее из инстинктивных переживаний, берут просто так, как оно есть, когда его не пронизывают тем, что доходит до моральной фантазии и до имаги­нации. Но в действительности социальное, как мы ви­дели, означает то, что «Философия свободы» ставит на место штирнерианства. Надо, однако, иметь муже­ство пройти сквозь инстинктивное «Я» в смысле Штирнера, чтобы дойти до имагинации; и надо иметь мужество другого рода, чтобы увидеть в облике ассо­циативной психологии, происходящей от Миля (28), от Спенсера (29) и подобных умов и т. д., которые хо­тели овладеть сознанием с помощью одного только понятия, что невозможно. Надо иметь мужество осоз­нать, что в настоящее время необходимо идти совсем другим путём. Раньше человек Востока, внося матема­тизирование в философию Веданты, шёл путём в на­стоящее время уже непригодным. У человека Запада больше нет этого пути. Человечество находится в раз­витии. Оно продвинулось вперёд. Надо искать другой путь. И мы уже находимся в начале этого пути и его начало лучше всего обнаруживается, если ассоциа­тивную психологию умеют рассматривать как такую науку, которая хочет проталкиваться по инерции и приходит, собственно, в ничто, когда приводит внут­ренние представления в такую связь, как обычно свя­зывают внешние явления природы. И если вначале сумеют понять эту ассоциативную психологию, тогда, конечно же, через созерцание сумеют войти в область имагинации. Как когда-то Восток, восходя к праматематическому мышлению, видел мысли философии Веданты, видел путь в духовность внешнего мира, так мы должны, выполняя поставленные перед нами сего­дня задачи, обратив взгляд внутрь, иметь мужество двигаться от голых понятий и идей к имагинацям, к созерцаниям и благодаря этому снова открыть эту ду­ховность сначала в нашем внутреннем существе. По­том мы сможем внести её во внешний мир. Тогда мы будем иметь духовность, схваченную посредством внутреннего существа человека, с возможностью вы­нести её в социальное бытие. Это бытие на самом деле не ждёт ничего другого, кроме такого познания, кото­рое может быть в то же время социальным. В даль­нейшем мы увидим, что так оно и есть.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconП. Д. Успенский Tertium Organum
И теперь я удивля­юсь тому, что не знал ее раньше, что так мало людей слы­шали о ней. Кто знает, например, что простая колода карт...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconМишеля Монтиньяка «Секреты питания»
Более того, автор доказывал, что любые ограничительные диеты приводят к тому, что, как только вы перестаете им следовать, вес обязательно...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconИзложение того, что должно быть представлено в этих докладах, мне...
И я прошу, если возможно завтра, если нет, послезавтра, к этому часу передать мне записки с вашими пожеланиями. Тогда, полагаю, мы...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconСборник докладов и выступлений
Профсоюзы и хризотил: Сб докладов и выступлений / Международная конференция. 25-27 апреля 2007 г., Москва. – Асбест: но «Хризотиловая...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconИнструкция по оформлению публикаций Публикация докладов конференции...
Инструкции по подготовке устных сообщений и оформлению публикаций в сборник докладов международной конференции

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconЗнаний, методов, практических навыков, извлеченных уроков -таково...
Полагаю, что я сейчас довел ее до такого состо­яния, что большинство из тех, кто освоит эту книгу, сможет самостоятельно и небезуспешно...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconНа открытых обсуждениях вопросов основанной мной антропософии в последнее...
Из того, что было сказано в этом направлении, делались выводы о причинах изменений, которые, как многие полагали, имели место в процессе...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconSSihir yapmanın ve kâhinlikte bulunmanın hükmü Предостережение праведников …
Поистине, никто не введет в заблуждение того, кого Аллах наставит на прямой путь, и никто не наставит на прямой путь того, кого собьет...

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconПрочтите текст и выполните задания A1-A7; B1-B9
Оксана именно этого не хотела и приводила в пример других матерей, которые не только не сидят за столом, но даже уходят из дома....

Этого цикла докладов избрана не из какой-либо традиции философско-академического образова­ния, например, не на основании того, что с помощью наших докладов должно было бы осуществиться не­что теоретико-познавательное или тому подобное, но избрана она, как я полагаю, из одного только непо­средственно iconПрочтите текст и выполните задания A1-A7; B1-B9
Оксана именно этого не хотела и приводила в пример других матерей, которые не только не сидят за столом, но даже уходят из дома....

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции