Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема»




НазваниеТезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема»
страница5/5
Дата публикации12.05.2014
Размер0.55 Mb.
ТипТезисы
literature-edu.ru > Рефераты > Тезисы
1   2   3   4   5

А.Осмоловский:

Действительно господин Арсланов похожи вы и ваши семинаристы и на хулиганов и на дезинформаторов. Все ваши реакции это смесь спеси, чванства и невежества. Именно вы и являетесь типичным (впрочем не успешным) манипулятором. Ибо что такое практикуемое вами "говорение в сторону" - не желание отвечать на конкретные не риторические вопросы, априорные обвинения в хулиганстве? Попытка чванливой манипуляции.
В отличие от вас я не считаю вас и вам подобным какими-то мифическими врагами культуры. В культуре, в искусстве вообще не бывает врагов. Враги - это невежество, лень, тупость. А мнения могут быть самые разные. И ваше мнение по своему ценно и интересно.
Единственное на чем можно заострить внимание: ваше отношение к современному искусству как к мыльному пузырю или как к заговору специалистов - позорно. Авангардизм значительно более глубокое и серьезное культурное явление со своей логикой и, конечно, со своими проблемами (художественными). И я, и Гутов хорошо знаем цену авангардизму, его "блеск и нищету". Вам остается лишь пожелать, что бы вы разобрались с этим явление более основательно ибо любое стороннее критическое мнение только приветствуется.
А.О.
Д. Гутов:
Уважаемый Виктор Григорьевич

Одно небольшое замечание: в эссе Гегеля "Кто мыслит абстрактно?" торговка торговала не зеленью, а тухлыми яйцами.

Удачи.

Дмитрий Гутов.
Приложение:
Об одной рецензии В. Турчина и ответственности перед читателем и учащимися

В сборнике статей «Искусство в современном мире. Выпуск 1» (М. 2004), изданном НИИ РАХ опубликована рецензия В. Турчина на мою книгу – учебное пособие для студентов «История западного искусствознания ХХ века» (М. Академический проект. 2003г). Автор рецензии выдвигает требование к научным изданиям, под которым я охотно подписываюсь. Надо быть, пишет он, «предельно корректным, точным, объективно взвешенным» (с. 244). С удовлетворением констатирую, что в моей книги на ее 760-ти страницах рецензент не нашел ни одной фактической ошибки. К сожалению, я не могу сказать того же о рецензии В. Турчина, ибо на 7-ми страницах его текста масса информации, не соответствующей действительности.

Цитирую с. 246 сборника, в котором опубликована рецензия В. Турчина: «Гегель и Гете у него (т.е. у автора этих строк – В. А.) виноваты в том, что не приняли Французскую революцию…». Турчин при этом отсылает читателя к с. 15 моей книги. Там мы читаем: «Гегель и Гете весьма критически относились к Французской революции, склоняясь на сторону термидора». Здесь просто констатация общеизвестного отношения классиков немецкой культуры к Французской революции, энциклопедическая справка, которую не будет оспаривать, я надеюсь, и В. Турчин. Но этот всем хорошо известный и ни одним ученым не оспариваемый факт политического консерватизма Гегеля и Гете я истолковываю совсем не так, как приписано мне автором рецензии. На той же самой странице 15-я в следующих словах комментирую политическую позицию Гегеля: «В мировых катаклизмах, часто принимавших неразумные формы, Гегель обнаружил проявление могучего разума истории…». Ясно по контексту, что речь идет в том числе и о таких катаклизмах, как Французская революция. Итак, автор то ли не понял, то ли сознательно исказил мою мысль. Если не понял, то очень жаль, потому что не простое отношение Гегеля и Гете к Французской революции подробно рассмотрено в литературе гонимого советским официозом «течения» 30-х годов (Мих. Лифшиц, Г. Лукач, В. Александров и др.), и к этому направлению мысли я в данном случае присоединяюсь.

Но дальнейшие рассуждения В. Турчина в рецензии дают исчерпывающий ответ на поставленный выше вопрос, то есть на вопрос о том, сознательно или бессознательно он подменяет мои мысли и высказывания на прямо противоположные по смыслу. Так, например, Турчин пишет: «Оказывается, - излагает Турчин своими словами мою точку зрения на Гете и Гегеля, - у них, как и у скульптора (имеется в виду Гильдебранд – В. А.) имелись «глубоко запрятанные корыстные интересы» ( Турчин цитирует, и не точно, с. 17 моей книги – В. А.), а весь их гуманизм был «формальным» (с. 246 рецензии – В. А.).

На с. 17 моей книги, на которую ссылается Турчин, у меня написано следующее: «немецкая классическая философия и «веймарский классицизм» Шиллера и Гете были продуктом самого глубокого и верного понимания общественных процессов, насколько это было возможно в реальных условиях времени…». И все, ни слова о «глубоко запрятанных корыстных интересах» Гете и Гегеля нет ни на этой странице, ни на других страницах моей книги. Как нет ни на одной странице моей книги слов о том, что гуманизм Гете, Шиллера или Гегеля был «формальным». Сообщаемое в рецензии Турчина – чистая фантазия автора.

Другое дело, что я провожу различие между взглядами немецких классиков и основателем формальной школы А. Гильдебрандом. Что такое различие существует, и взгляды немецких классиков существенно отличны от позиции теоретиков «формальной школы», тоже факт общеизвестный. Равнодушие этих теоретиков к социальным проблемам ни для кого не составляет секрета. Но, отмечая этот факт, я считаю необходимым его уточнить, отказавшись от примитивной, хотя и распространенной точки зрения на «формалистов» как на людей, стоящих вне духовных исканий своей эпохи. Развивая эту мысль, я на той же с. 17 своей книги пишу: «Но было бы несправедливо видеть в жизненной позиции Гильдебранда только глубоко запрятанное от его собственного сознания выражение корыстных интересов социального слоя, к которому он принадлежал. Хотя гильдебрандовская философия разумности природы далека от мировоззрения Гегеля и Гете, в ней заключается не только самообман. Гильдебранд отстаивал традиции классической культуры – и отстаивал искренне и убежденно – против ее разрушения, которое несло декадентство. Конечно, это была безнадежная борьба гуманиста против иррационального активизма эпохи».

Обращаю снова внимание на то, что Турчин подменяет мои высказывания и оценки на прямо противоположные. Он утверждает, что я обвиняю Гегеля и Гете в том, что они не приняли Французскую революцию – я пишу о том, что они видели в ней глубокий смысл, несмотря на своей общеизвестный политический консерватизм. Турчин пишет, что я называю гуманизм Гете и Гегеля «формальным», но я везде характеризую их гуманизм самым высоким образом, и ни на одной странице своей книги не применяю приписываемый мне эпитет «формальный» по отношению к гуманизму великих классиков немецкой культуры Но Турчину этого мало, и он утверждает, что я характеризую позицию Гете и Гегеля как «реакционную» (с. 246 рецензии). Однако ни на одной странице моей книги ничего подобного нет и быть не может.

Один только раз процитировал Турчин мою книгу с указанием страницы, да и то неправильно, произвольно сгруппировав слова, выдернув их из контекста и придав им прямо противоположный смысл. Впрочем, Турчин в этой рецензии искажает название известной книги В. Воррингера, которая, как хорошо известно, называется «Абстракции и вчувствование», а не наоборот, как в его рецензии - «Вчувствование и абстракция» (c. 246 рецензии). Подобного рода неточности в рецензии Турчина в данном случае (то есть по отношению к В. Воррингеру), разумеется, не продукт злого умысла, а просто следствие небрежности и невнимательности. Поэтому несколько комично выглядят на этом фоне неоднократно повторяемые призывы В. Турчина быть предельно точным, «иметь определенную ответственность перед учащимися» (с. 244). И на той же самой 244 странице своей рецензии он вновь снова настойчиво повторяет: «Так что советуем, хотя бы в начале книги, быть точнее». Какую же мою «неточность», допущенную якобы в самом начале книги, имеет в виду авторитетный искусствовед, действительный член Российской академии художеств и зав. кафедрой МГУ В. Турчин?

Привожу цитату из рецензии, в которой идет речь о моей неточности : «Стоило ли утверждать, - пишет Турчин, - право, с первых слов, что ХХ в. начался 1 августа 1914 г.? Что тогда закончилась «благополучная и либеральная эпоха»? (…) Ведь напряжение нарастало в Европе задолго до Первой мировой войны даже в военной сфере, а борьба труда и капитала шла непрерывно…» (с. 244 рецензии). А теперь прочитаем, что написано у меня: «Считается (нота бене для Турчина), что ХХ в., пришедший на смену предшествующей благополучной и либеральной эпохе, начался 1 августа 1914 года» (с. 3 моей книги). Уверяю господина Тучина, что действительно так считается. Например, опубликованная в 2004-м году на русском языке книга известного английского историка Э, Хобсбаума называется следующим примечательным образом «Эпоха крайностей. Короткий ХХ век. 1914 – 1991 гг.». Итак, считается ли по крайней мере некоторыми авторами, что ХХ век начался 1 августа 1914 года или это моя фантазия? А если считается, то большего я не сказал, и не хотел сказать в своей книге. Так кто же из нас двоих в данном случае не точен?

Если я попытаюсь прокомментировать все искажения и неточности, содержащиеся в рецензии на мою книгу В. Турчина, то, боюсь, мой комментарий значительно превзойдет по количеству страниц саму эту рецензию. Однако не могу обойти еще одного пассажа: «…Мерить ХХ в. прошлыми веками – задача, по крайней мере, странная. Но Арсланову подобный методологический прием близок, и он охотно, говоря о наследии западноевропейских ученых ХХ в., припоминает Пушкина, Белинского, Некрасова, Кольцова, Салтыкова-Щедрина и других» (с. 243 рецензии). Прочитав эти слова В. Турбина, я полюбопытствовал – неужели в своей книге я ставил в пример Риглю, Вельфлину или еще какому-нибудь западному искусствоведу стихи нашего поэта-самородка Кольцова? Оказалось, действительно один единственный раз в книге упоминается его имя. Разъясняя понятие «народность искусства» в связи с анализом теории орнамента А. Ригля как вида народного творчества, я писал: «…поэзия Пушкина безусловно аристократична, но его муза, которую Белинский назвал «девушкой-аристократкой», гораздо ближе народному духу, чем, например, творчество его современника, талантливого выходца из народа поэта Кольцова» ( с. 87). Не вижу ничего зазорного в упоминании имени Кольцова, Пушкина и Белинского в этом контексте. Но ни Салтыковым-Щедриным, ни Кольцовым, ни даже Пушкиным я не «измеряю» искусствоведческие концепции западных искусствоведов ХХ века. Утверждения Турчина на этот счет – опять-таки чистая фантазия автора рецензии.

А вот критически сравнивать современных искусствоведов с их предшественниками, даже если они жили две тысячи лет тому назад, задача, вопреки утверждению В. Турчина, вовсе не «странная», а общепринятая, в том числе и в современном западном искусствознании. Известный американский искусствовед Т. Митчелл и возглавляемая им группа «Лаокоон» не только «мерит» Н. Гудмена и Э, Гомбриха по Лессингу, жившему в ХУIII веке, но и предлагает вернуться к его идеям, не менее известный английский искусствовед Н. Брайсон «мерит» современное искусствознание по мерке Плиния, жившего еще ранее. Если В. Турчин с таким подходом не согласен, пусть напишет об этом прямо, но Кольцов тут притянут им, как говорится, за уши, ибо, повторяю, мне и в голову не приходило «мерить» искусствоведческие концепции его стихами или другими литературными произведениями, даже такими, как пушкинские. Подобные средства полемики обычно именуются «негодными».

Впрочем, если В. Турчин считает некорректным соотнесение современного искусствознания с идеями Аристотеля и Гегеля, ибо они, по его мнению, с современным искусствознанием не соотносятся (с. 245 рецензии) – то это его собственная позиция, которую он вполне имеет право защищать. Вступая, как уже сказано, в противоречие не только с классическим, но и современным западным искусствознанием, ибо тексты Гегеля, столь нелюбимого им, включены в Антологию искусствознания Нового времени, изданную Д. Прециози в Оксфорде несколько лет тому назад (см. об этом с. 650 моей книги). Естественно, что любой, возникший у В. Турчина по поводу моей книги вопрос я готов обсуждать в отрытой научной полемике, без которой, как известно, наука жить не может. Также без дальнейших слов понятно, что научные дискуссии предполагают в качестве обязательного условия добросовестность участвующих в дискуссии сторон.

Чем же вызваны сознательные искажения, передержки и многочисленные неточности, содержащиеся в рецензии В. Турчина на мою книгу? Для предполагаемого ответа на этот вопрос некоторые основания дает сам автор рецензии. Он пишет: «Ответом на подобные издания может быть не рецензия, а такой же по объему другой текст. Но то, что ныне его писать у нас некому, тоже предельно ясно. (…) Дело-то сделано» (с. 248 сборника, где опубликована рецензия Турчина). Искренне сочувствуя автору рецензии по поводу прискорбного для него факта, я не могу сочувствовать стремлению В. Турчина искажать смысл текста, написанного не им, и не у «них». Впрочем, если современный автор прибегает в рецензии на искусствоведческую книгу к таким словосочетаниям, как «борьба труда и капитала», которая «шла непрерывно» (с. 244 сборника), то ему, пожалуй, можно и посочувствовать.

В заключение повторю, что с большой пользой для своей работы ознакомился бы с научной критикой моей концепции, критикой, основанной на другой методологии, чем та, которой я придерживаюсь. К сожалению, в рецензии на мою книгу В. Турчина я не обнаружил определенной точки зрения на сюжеты, о которых идет речь в моей книге. Зачастую в рецензии отсутствует логика. Если главным героем моей книги является Гегель (с. 245 рецензии), и я его, если верить Турчину, «навязываю» учащимся, то каким же образом немецкий мыслитель мог одновременно оказаться у меня, как утверждает автор рецензии, «реакционным» и потому нуждающимся в защите В. Турчина от нападок и необоснованных обвинений автора этих строк?

Следовать законам логики или демонстративно нарушать эти законы – право автора, несущего ответственность за свои тексты. Но у рецензента, согласно нормам научной этики, нет права искажать мысли и идеи рецензируемого труда, вводя в заблуждение студента, для которого мною написано учебное пособие, рецензируемое профессором МГУ В. Турчиным
В. Арсланов



1То есть объединение носит название "Черновой набросок" (знаменитый вариант "Капитала" Маркса 1957 - 1959 гг., см. т. 46 (часть I-II) собр. соч. Маркса и Энгельса) - прим. Арсланова

2А. Осмоловский (см. выше).

3А. К. Фролова

4Ценное признание в контексте той критики, которая обрушилась на мою издательскую деятельность, начиная с презентации книги Мих. Лифшица "Что такое классика?" в 2004 году в Центре современного искусства - презентации, любезно организованной Д. Г. Гутовым (особо активно громили книгу и ее издателя на презентации С. Н. Земляной и И. Чубаров, примыкающие к "Институту Лифшица" Гутова) и вплоть до сего дня. Так, например, С. Земляной в предисловии к сборнику работ Д. Лукача пишет, что материалы из архива Лифшица опубликованы, "к сожалению, без должной научно-редакционной подготовки и с непростительными ошибками его учеником Виктором Арслановым" ( см. Г. Лукач. Ленин и классовая борьба. М. 2008, с. 7). В доказательство своего категорического вердикта С. Земляной примеров не приводит. Впрочем, я этим ценным признанием Д. Гутова не обольщаюсь, ведь он в любой момент готов поменять свое мнение на прямо противоположное. Во всяком случае, на той самой презентации книги Мих. Лифшица Гутов свое мнение о моей издательской деятельности придержал при себе.(примеч. В. Арсланова).

5Свой ответ-опровержение на рецензию В. Турчина (по поводу моей книги "История западного искусствознания ХХ века" М.: 2003) я не смог опубликовать ни в одном журнале, ни в либеральном, ни в "право-патриотическом", ни в периодическом сборнике своего родного НИИ РАХ, в одном из выпусков которого была опубликована рецензия почтенного искусствоведа Привожу в приложении свой ответ В. Турчину как иллюстрацию того хорошо известного наблюдения , что сегодня и у т.н. почтенной публики, и у тех, кто играет необходимую роль "рыжих клоунов", то есть у "чистых" и "нечистых", методы одинаковы и разница между ними, как и между "высоким" искусством авангарда и поп-искусством стала совершенно условной (примеч. В. Арсланова).

6Все эти материалы представлены на сайте "Sozialismus.ru"
1   2   3   4   5

Похожие:

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» iconБхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск
...

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» iconХирургическая тактика при переломах верхней челюсти. Институт хирургии...
Хирургическая тактика при переломах верхней челюсти. ( Институт хирургии им. А. Л. Микаеляна. Тезисы докладов совместной научно-практической...

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» iconЧеловек и общество. Человек и государство. Общество и политика
Проблема несправедливости социального устройства. Проблема социального неравенства. Проблема людей без определённого места жительства....

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» iconТезисы I место Саверьянова Надежда Научно-практическая конференция...
«Шаг в Будущее, Юниор!» «Изучение психогеометрических типов людей и их знаков зодиаков для успешной коммуникации»

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» iconДоклад или без доклада 2 Название доклада
Необходимость бронирования мест в гостинице (число мест, Ф. И. О, даты приезда и отъезда каждого участника)

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» iconСергей Георгиевич Кара Мурза Истмат и проблема Восток Запад
В свете угрозы глобализации перед Россией встает проблема: как сохранить свой культурный генотип, свою цивилизацию

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» iconЛитература ко второй части
Сорокина А. Ложь как психологическая проблема: Проблема лжи в эмоциональной сфере, тексте и профиле в социальной сети. М.: Lap lambert...

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» icon12-ая Международная научно-практическая конференция «Теория, методы...
Стоится в мае 2014 г на базе Южно-Российского государственного политехнического университета (нпи) имени М. И. Платова. Конференция...

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» iconТезисы проекта «Лицейское братство»
Тезисы проекта «Лицейское братство», представленного в номинации «Лучший образовательный проект»

Тезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема» iconТактика допроса: искусство изобличения во лжи
Ложные показания в ходе предварительного расследования преступлений по уголовным делам об организованной преступности являются достаточно...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции