Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева




НазваниеПрограмма •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева
страница1/22
Дата публикации18.05.2014
Размер3.8 Mb.
ТипПрограмма
literature-edu.ru > Психология > Программа
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

ОГЛАВЛЕНИЕ 235


ПРОГРАММА

•ОБНОВЛЕНИЕ ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ-

С.А.БЕЛИЧЕВА

ОСНОВЫ ПРЕВЕНТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Редакционно-издательский центр Консорциума «СОЦИАЛЬНОЕ ЗДОРОВЬЕ РОССИИ» Москва 1994

ББК88

Данное издание представляет собой авторскую работу, подготов­ленную в рамках программы "Обновление гуманитарного образования в России", которая осуществляется Государственным комитетом РФ по высшему образованию и международным фондом "Культурная инициатива".

Спонсором программы является известный американский предприниматель и общественный деятель Джорж Сорос.

Стратегический комитет программы:

Владимир Кинелев Владими Шадриков Валерий Меськов Теодор Шанин Дэн Дэвидсон Елена Карпухина

Рецензенты:

И.В. Дубровина, доктор психологических наук, В.Д. Ермаков, доктор юридических наук

Беличева С.А. Основы превентивной психологии. — М.: Редакионно-издательский центр Консорциума «Социальное здоровье России»,1994.

Книга знакомит с новой отраслью прикладного психологического знания — пре­вентивной психологией. С позиции междисциплинарного подхода дан анализ генезиса отклоняющегося поведения несовершеннолетних, раскрыты социально-психологические характеристики семей, детей, подростков группы социального риска, показаны пути их психолого-педагогической поддержки, коррекции, реабилитации.

На основе результатов исследований охарактеризованы прямые и косвенные десоциализирующие влияния семьи, школы, неформальных подростковых групп, описан процесс ресоциализации дезадаптированных подростков как организованный социально-педагогический процесс.

Книга может быть полезна социальным работникам и педагогам, практическим психологам и учителям, а также может быть рекомендована студентам высших учебных заведений, готовящих вышеназванные кадры для воспитательно-профилактической работы с детьми и семьями группы риска.

I8ВN 5-86383-008-5

С.А. Беличева

ВВЕДЕНИЕ

Кардинальные перемены, переживаемые нашим обществом во всех сферах политической и социально-экономической жизни, не могут не распространяться на превентивную и пенитенциарную практику в области предупреждения и коррекции отклоняющегося поведения детей и подро­стков. Содержание перестройки воспитательно-профилактической системы прежде всего определяется тем, что существовавшая ранее «карательная» профилактика, основанная на мерах социального конт­роля, общественно-административного и уголовного наказания, долж­на быть заменена на охранно-защитную профилактику, представлен­ную комплексом мер адекватной социально-правовой, медико-психо­логической и социально-педагогической поддержки и помощи семье, детям, подросткам, юношеству.

Практическая реализация охранно-защитной концепции профилактики возможна лишь при решении ряда вопросов организационно-управлен­ческого, социально-педагогического, психологического, нормативно-правового и кадрового обеспечения.

Организационно-управленческое обеспечение предполагает пре­одоление межведомственной разобщенности и нескоординированности воспитательно-профилактической деятельности различных социальных институтов, учреждений и ведомств и создание полномочных государ­ственных органов муниципальной власти, ведающих проблемами социальной охраны семьи и детства, включающих в свой штат профессионально подготовленных юристов, социальных работников, психологов, медиков, способных осуществлять весь комплекс мер социальной помощи семье, детям, подросткам.

Социально-педагогическое обеспечение заключается в создании социально-педагогических центров (материально-техническая база, педагогические кадры, финансирование), предназначенных для организации труда и отдыха детей и подростков, для создания воспиты­вающей среды, позволяющей гармонизировать их отношения со своим ближайшим окружением в семье, по месту жительства, работы, учебы.

Социально-психологическое обеспечение предполагает оказание социально-психологической помощи семье, детям, подросткам:

медико-психологическое консультирование, разрешение конфликтных ситуаций, переживаемых детьми и подростками, организация телефона и служб доверия, психологическая диагностика и психологическая кор­рекция отклоняющегося поведения. Наряду с психолого-педа­гогическими консультациями и телефонами доверия, психологические службы должны располагать реабилитационными центрами, социаль­ными приютами, убежищами для подростков, оказавшихся в остро критической ситуации в семье, которая может привести к побегам из дому, бродяжничеству, суицидам.

Нормативно-правовое обеспечение включает в себя разработку действенных правовых норм и механизмов, позволяющих на практике

реализовать охрану и защиту личности, здоровья и прав ребенка, пере­смотр и упорядочение нормативно-правовой базы социально-правовой охраны семьи и детства, а также создать более совершенную судебно-пенитенциарную систему для несовершеннолетних правонарушителей.

Кадровое обеспечение предполагает введение и подготовку новых для нашей страны кадров социальных работников, социальных педаго­гов, реабилитаторов, практических психологов, способных оказывать профессиональную социальную, психологическую и социально-педа­гогическую помощь прежде всего семьям, детям и подросткам группы риска.

Наряду с открытием новых специализаций, важно проводить более углубленную профессиональную психолого-педагогическую и право­вую подготовку и переподготовку учителей, воспитателей, сотрудников инспекций по делам несовершеннолетних, других лиц, занятых пре­вентивной практикой, проблемами профилактики отклоняющегося поведения.

В свою очередь, решение проблемы комплексного организационно-управленческого, социально-педагогического, психологического, нор­мативно-правового, финансово-материального и кадрового обеспе­чения профилактики отклоняющегося поведения несовершеннолетних невозможно без глубокого изучения природы отклоняющегося пове­дения и путей его предупреждения, а также активной практической деятельности и конкретных мер со стороны правительства и муниципальных органов власти.

Как научная проработка, так и практическое решение проблем перестройки превентивной практики существенно затруднены тем, что в настоящее время в отечественной превентивной науке и практике сложилось парадоксальное положение. С одной стороны, к участию в воспитательно-профилактической работе привлечено значительное количество социальных институтов и общественных организаций. Так, по данным криминологов, в одном административном районе действуют до 40 различных органов, занимающихся проблемами предупреждения преступности несовершеннолетних и остронуждающихся в научном обеспечении своей деятельности. С другой стороны, исследование проб­лемы отклоняющегося поведения детей и подростков ведется много­численными представителями смежных отраслей знания: психологии, педагогики, медицины, криминологии и т.д.

Вместе с тем, в настоящее время между сложившейся превентивной практикой и теорией ощущается заметный разрыв, что прежде всего отрицательно сказывается на действенности, результативности воспита­тельно-профилактической работы всей системы органов социальной профилактики отклоняющегося поведения несовершеннолетних. Та­кое положение дел сложилось не случайно, поскольку применение в воспитательно-профилактической практике результатов исследований, ведущихся в различных узкоспециализированных отраслях научного знания и непосредственно не связанных с деятельностью реально дей­ствующих учреждений и социальных институтов, оказывается делом весьма затруднительным для практического использования. Поэтому сегодня возникла острая необходимость объединить и систематизиро­вать результаты разнообразных многочисленных исследований по проблемам отклоняющегося поведения и его предупреждения в рамках единого прикладного психологического знания, оценить информацию, накопленную по этой проблеме в социальной, юридической, возрастной и педагогической психологии, в других смежных отраслях науки, преж­де всего применительно к воспитательно-профилактической деятель­ности реально действующей системы ранней профилактики.

Создание психологического обеспечения является важнейшим ус­ловием повышения эффективности воспитательно-профилактической деятельности. В свою очередь, проблема повышения эффективности ранней профилактики должна решаться в следующих основных направ­лениях: во-первых, своевременная диагностика асоциальных откло­нений и социальной дезадаптации несовершеннолетних и осуществ­ление дифференцированного подхода в выборе воспитательно-профи­лактических средств психолого-педагогической коррекции отклоняю­щегося поведения; во-вторых, выявление неблагоприятных факторов и десоциализирующих воздействий со стороны ближайшего окружения, которые обусловливают отклонения в развитии личности несовершен­нолетних, и своевременная нейтрализация этих неблагоприятных дез-адаптирующих воздействий.

Отсюда возникает необходимость в проведении системного анализа индивидных, личностных, социально-психологических и психолого-педагогических факторов, обусловливающих социальные отклонения в поведении несовершеннолетних, с учетом которых должна строиться и осуществляться воспитательно-профилактическая работа по предуп­реждению этих отклонений.

Таким образом, объектом рассмотрения настоящей книги являются самые разнообразные неблагоприятные факторы отклоняющегося поведения детей и подростков от психобиологических предпосылок, условий семейного воспитания, неформального уличного общения, до тех причин, которые приводят к ослаблению воспитательного влияния классных коллективов, обусловливают отчуждение подростков от та­ких ведущих институтов социализации, которыми являются школы, другие учебно-воспитательные коллективы.

Системное рассмотрение неблагоприятных факторов асоциального поведения несовершеннолетних применительно к воспитательно-про­филактической деятельности системы органов ранней профилактики, безусловно, имеет ряд объективных трудностей как теоретического, так и организационно-практического характера. Это объясняется прежде всего тем, что теоретическое осмысление этой проблемы должно вестись, как мы уже отмечали выше, в междисциплинарном плане, сбор эмпирического материала носит межотраслевой, межведомственный характер и распространяется на деятельность специальных и общих

органов ранней профилактики, имеющих различную ведомственную подчиненность, включая учреждения народного образования, здраво­охранения, культуры, внутренних дел, общественные и благо­творительные организации. Такая межведомственная разобщенность органов ранней профилактики, а также изолированность, несостыко-ванность научных подходов в изучении этой острой социальной проб­лемы затрудняют создание психологического обеспечения пре­вентивной практики и вместе с тем делают ее особенно актуальной.

Эта актуальность обусловливается и тем, что в настоящее время особенно остро стоит задача широкого внедрения в практику различных новых превентивных служб — психологических консультаций, соци­ально-педагогических центров, телефонов доверия, социальных при­ютов, реабилитационных центров, развитие которых также сдержива­ется отсутствием системного психологического знания о природе откло­няющегося поведения и путях его предупреждения.

В связи с этим, на основании многочисленных разрозненных психо­логических, педагогических, медицинских, криминологических иссле­дований, проведенных в нашей стране и за рубежом, а также с исполь­зованием результатов собственных многолетних исследований автором сделана попытка в настоящей книге обозначить основное содержание и область применения превентивной психологии как прикладной науки, призванной профессионализировать и гуманизировать воспитательно-профилактическую практику по предупреждению отклоняющегося поведения детей и подростков.

Эта книга может быть рекомендована как пособие для подготовки учителей, практических психологов, социальных и психосоциальных работников.

I. ОТ ОБЪЯСНЕНИЯ ПРИЧИН ПРЕСТУПНОСТИ — К ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ

1.1. Развитие научного знания о причинах и путях борьбы с преступностью

Организация практической деятельности по предупреждению асо­циального поведения и правонарушений несовершеннолетних предпо­лагает прежде всего изучение причин и истоков преступности как соци­ального явления, а также исследование природы отклоняющегося про­тивоправного поведения. Основой для разработки программы комплек­са профилактических мер являются исследования в самых различных отраслях знания: юриспруденции, криминологии, социологии, психо­логии, педагогике, медицине. Современному состоянию превентивной теории и практики предшествовал длительный исторический путь развития научного знания, объясняющего причины преступности и на­мечающего научно обоснованные подходы к решению данной острой социальной проблемы.

Первоначально, в донаучный период, на заре человеческой циви­лизации основным средством борьбы с преступностью и предупреж­дения нарушений норм морали, права, социальных запретов, табу, религиозных догм были жестокие публичные казни (сжигание, пове­шение, четвертование и т.д.). Страх жестокого наказания выступал как основной, но безуспешный метод предупреждения преступности.

Серьезные изменения в сложившейся системе уголовного нака­зания положила работа Г.Беккариа «О преступлениях и наказаниях» (1764), предисловие к французскому изданию которой написал Вольтер.

Начиная с XVIII столетия в общественном сознании возникает заметный перелом в сторону решительного осуждения публичных физических наказаний и казней. Особенно горячее осуждение подоб­ные методы борьбы с преступностью нашли у французских просветите­лей XVIII века Вольтера, Руссо, Дидро. Широкую известность в Европе получила активная, обличительная деятельность Вольтера, разобла­чавшего жестокость и несправедливость феодального правосудия. Воль­тер со свойственной ему горячностью и обостренным чувством спра­ведливости берет на себя обязанность общественного защитника по делу Каласа. И публично, через печать, показывает поспешность и неспра­ведливость совершившейся казни, посмертно реабилитирует публично четвертованного Каласа, обвиняемого якобы в убийстве своего сына.

В XIX веке в странах Европы повсеместно происходит заметное смягчение карательных мер, полный отказ от публичных казней и эк­зекуций. Однако попытки прибегать к подобным мерам наказаний от­мечаются в отдельных случаях вплоть до начала XX века. Так, русский психиатр И.А. Сикорский в 1905 году публикует гневную статью «Чув­ства, испытываемые зрителем при виде смертной казни», в которой

7

описывает смертную казнь через повешение. Он пишет, что как бы ни тяжелы были прегрешения преступника, но вид казни, последних минут приговоренного, его прощанья с жизнью не может не вызвать у нормального человека нич^ го, кроме сострадания и сильнейшего ду­шевного потрясения. Прогрессивно настроенные представители науки, общественные деятели уже в это время приходят к выводу о совершенно очевидной, абсолютной недопустимости подобных кровавых зрелищ для цивилизованного общества.

В конце XIX века практически закончился первоначальный этап борьбы с преступностью, когда основные меры сводились к тому, чтобы удержать человека от преступления под страхом жесточайшего нака­зания, смертной казни, публичной физической экзекуции.

Одновременно с этим возникает новая тенденция в борьбе с таким социальным злом, как преступность. Развитие наук, в том числе наук о природе социальных, общественных явлений, порождает стремление разобраться в причинах преступности, дать научное обоснование дея­тельности социальных институтов, занимающихся ее предупреж­дением. Таким образом, уже в XIX веке начинает складываться новый подход к решению данной проблемы, основной сутью которого является стремление вскрыть причины преступного поведения и на их основе составить программу практической деятельности по борьбе с преступ­лениями и преступностью.

Одна из первых научных попыток объяснить природу преступного поведения с позиции биологизаторского подхода принадлежит итальян­скому тюремному врачу Ч.Ломброзо, разработавшему «антропологиче­скую» теорию преступности. Проводя антропологические замеры среди преступников, содержащихся в тюрьме, Ч.Ломброзо пришел к выводу, что существуют четыре типа преступников: а) врожденные пре­ступники; б) преступники по страсти; в) случайные преступники; в) душевнобольные преступники. При этом «врожденные» преступники характеризуются определенными соматическими особенностями, стро­ением черепа, чертами лица, благодаря которым их можно своевремен­но распознавать и пожизненно изолировать от общества, либо уничто­жать [ 104 ]. Таким образом, если следовать логике Ч.Ломброзо, то борь­ба с преступностью также должна опираться на насилие, казнь, тюрем­ную изоляцию людей, классифицируемых как «врожденные» преступники.

Сторонниками «антропологической» теории преступности в США были Х.Шелдон, Э.Кречмер, А.Хутон, в России — А.Дриль. Современ­ные биологизаторские криминологические теории, безусловно, далеко отошли от наивных представлений о «врожденном» преступнике, кото­рые характеризовали «антропологическую» теорию преступности Ч.Ломброзо. В этих теориях использованы достижения современных наук: генетики, психологии, психоанализа, нейрохирургии, психофар­макологии. Так, в частности, одной из сенсаций 70-х годов было открытие так называемого синдрома Клайнфельтера, согласно которо­му, хромосомные нарушения типа 47ХУУ, при нормальном наборе хро-

8

мосом у мужчин 46ХУ, среди преступников встречаются в 36 раз чаще. А, стало быть, отсюда на повестку дня среди мер по борьбе с преступно­стью активно выдвигалась «генная инженерия».

Гипотеза о хромосомных аномалиях как причинах преступного поведения была тщательно проверена как у нас в стране, так и за рубежом. Так, в исследовании, проведенном в СССР, из 4-х тысяч обследованных преступников обнаружено было всего 8 человек с лишней У-хромосомой, среди которых, за единичным исключением, все признаны невменяемыми лицами. Была проведена также проверка гипотезы, согласно которой хромосомные аномалии чаще встречаются не вообще у всех преступников, а прежде всего среди лиц высокого роста. Американский национальный центр психического здоровья в 1970 году опубликовал доклад, включающий обзор 45 исследований относительно предполагаемой связи хромосомных аномалий с преступ­ностью. Всего было исследовано 5342 преступника, при этом специаль­но была подобрана группа лиц высокого роста, что, якобы, чаще связано с агрессивным поведением при хромосомных нарушениях. Среди этих лиц лишь у 2% были обнаружены хромосомные нарушения, среди пре­ступников любого роста 0,7%, среди контрольной группы законопос­лушных граждан, которая составляла 9700 человек — 0,15% [61 |. По существу, это исследование установило некоторую минимальную связь хромосомных аномалий не столько с преступностью, сколько с душев­ными заболеваниями.

Окончательная оценка теории хромосомных аномалий была сдела­на на Международной конференции во Франции в 1972 году, где, по единодушному мнению исследователей разных стран, не было подтвер­ждено статистически значимой зависимости между генными нару­шениями и преступностью.

Таким образом, теория хромосомных аномалий, как и когда-то антропологическая теория преступности, при более тщательном изу­чении нс нашла своего подтверждения и была подвергнута серьезно обоснованной критике.

В настоящее время в СШ А широко обсуждаются возможности кли­нического подхода к борьбе с преступностью, исходящего, по сути дела, из выдвинутого еще Ломброзо постулата душевнобольного преступ­ника. Так, в вышедшем в 1985 году сборнике «Биология, преступность и этика», в котором помещено более тридцати статей американских авторов, разрабатывающих клинический подход, а также в коллек­тивной монографии «Психологический подход к преступности и ее кор­рекции. Теория, исследования, практика» (1984) анализируются раз­нообразные формы медицинской и психологической коррекции пре­ступного поведения. Авторы полагают, что последние технологические достижения в области биологии и медицины свидетельствуют о том, что становится возможным изменить и даже контролировать способности и поступки людей путем прямого воздействия на физиологию и мозг. Они отмечают, что генная инженерия, электрическое стимулирование голо­вного мозга, психокоррекция, лекарственная терапия — все это реаль-

ности сегодняшнего дня. Так, наиболее последовательный сторонник применения биологического знания в борьбе с преступностью профес­сор Гарвардского университета Э.Уилсон выдвинул идею социобио-логии, которая изучает биологическую основу всех форм социального поведения как людей, так и животных, используя единые принципы, методы, терминологию. Уилсон разделяет мнение о роли генетического влияния на поведение человека и считает, что скоро можно будет вы­делить и характеризовать специфические гены, ответственные за пове­дение человека [194, с. 745].

С.Джеффи, профессор университета штата Флорида, также после­довательный представитель биосоциальной криминологии, дает классификацию видов биологической терапии:

химическая терапия — применение лекарственных средств, воз­действующих на мозг и центральную нервную систему;

электрическая, или шоковая, терапия, применяемая при лечении депрессивных состояний;

психохирургия, или нейрохирургия, которая, по мнению автора, должна применяться, когда неврологическое состояние не поддается лекарственной терапии, аутотренингу, другим методам лечения [194, с. 216—233].

Вместе с тем, ряд авторов, например, Дж. Оулдер, высказывают свои сомнения и опасения в связи с применением психохирургии и предлагают установить специальные меры контроля за данной опе­рацией. Он, в частности, предлагает, чтобы психохирургические мето­ды не применялись к лицам моложе 21 года, а также к политическим и социальным девиантам и использовались лишь по отношению к серьезно больным людям, способным на убийство и самоубийство [194, с. 277 — 280].

Наряду с биопсихологическими методами коррекции, широкое раз­витие на Западе получает также психокоррекция девиантного пове­дения. Выделяются, в частности, следующие методы психокоррекции:

метод психоанализа, метод косвенных рекомендаций, групповая психо­терапия, гипноз, рационально-эмоциональная терапия, обучающая контролю над чувствами, обучение деловому общению, модификация поведения [312].

Безусловно, все эти методы заслуживают должного внимания как формы индивидуальной психотерапевтической и медицинской помощи людям, страдающим различными патологиями, нервно-психическими заболеваниями, пограничными и навязчивыми состояниями, затруд­нениями в сфере общения и т.д. Однако клинический подход имеет весьма ограниченные возможности и вне широкой социальной комплек­сной программы оздоровления социальных и социально-экономических условий существования человека не может принести заметных реаль­ных результатов в деле борьбы с преступностью.

Особое место среди разнообразных теорий и концепций преступ­ности занимают исследования
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева iconПрограмма обновление гуманитарного образования в россии г. Г. Дилигенский
Понятно, что подобная, свободная от какихлибо сложностей и сомнений схема общественной жизни, не оставляла много места для раздумий...

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева iconАнализ работы мо гуманитарного цикла мбоу сош №50 за 2012-2013 учебный год
«Внедрение современных педагогических технологий в образовательный процесс на основе дифференциации обучения и индивидуального подхода»,...

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева iconЕлена Александровна Трофимова (Институт образования взрослых рао,...
Потерянность человека, воспитанного в условиях тоталитаризма, его неспособность к диалогу и гибкости, к перестройке мышления в новых...

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева iconРелигиоведение
Цель издания – научно-методическое обеспечение преподавания религиоведения в условиях обновления гуманитарного образования в России....

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева iconПрограмма факультативного курса «История становления российской государственности...
Научный Морозова Ольга Евгеньевна, к ф н., доцент кафедры гуманитарного образования випкро

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева iconПлан работы школьного методического объединения учителей гуманитарного...
...

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева icon«Применение информационных технологий на уроках гуманитарного цикла» (доклад Адамовой Н. А.)
Продолжить использование икт и мультимедийных технологий в преподавании предметов гуманитарного цикла

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева iconПояснительная записка настоящая рабочая программа составлена на основе...
Данная программа ориентирована на завершённый четырёхлетний курс лицейского образования и на использование технологии многоаспектного...

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева iconПояснительная записка настоящая рабочая программа составлена на основе...
Данная программа ориентирована на завершённый четырёхлетний курс лицейского образования и на использование технологии многоаспектного...

Программа •обновление гуманитарного образования в россии- с. А. Беличева iconРабочая учебная программа по истории 11 класс для социально-гуманитарного профиля
Рабочая программа по курсу «История» предназначена для профильных классов общеобразовательной школы. Составлена на основе федерального...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции