СПб.: Изд. "Респекс", 2000




НазваниеСПб.: Изд. "Респекс", 2000
страница1/12
Дата публикации22.06.2014
Размер1.86 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Психология > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

www.koob.ru

Шлахтер В.В., Хольнов С. Ю.

Психодинамика колдовства, или введение в паралогию.
СПб.: Изд. "Респекс", 2000.

Предмет этой книги - иррациональная психология, можно сказать, в чистом виде. Данная область знания до сих пор плохо поддается теоретизированию; объективная наука относится к ней с недоверием и опаской, считает её "темной" а результаты исследований в её сфере - ненадежными. Тем не менее, на про­тяжении веков и тысячелетий в различных обществах находи­лись люди, способные совершать действия, не поддающиеся ра­циональному объяснению. Их объявляли святыми или приспеш­никами дьявола, им поклонялись, а чаще сжигали на кострах, ибо не могли понять. В книге кандидата психологических наук, ведущего специалиста Академии иррациональной психологии, психолога-практика В.В.Шлахтера и журналиста, писателя С.Ю.Хольнова, в течение ряда лет специализирующегося в дан­ной и в смежных областях знания, предложен иной способ вос­приятия мира и себя в нем, позволяющий нереальное сделать реальным и обрести воистину чудесные силы и возможности. Книга написана популярным языком и рассчитана, прежде все­го, на сложившийся в последние годы обширный контингент читателей, стремящихся познать неведомое и повысить эффек­тивность собственной жизни, а также на специалистов в области психологии и целительства.

ISBN 5-7345-0178-6


© Хольнов С.Ю., Шлахтер В.В., 2000


Авторы посвящает эту книгу собственным родителям -


первым своим проводникам в этом удивительном мире

ВСТУПЛЕНИЕ
Человека мыслящие, эта книга - не для того, чтобы думать. Поверьте, внутренний комфорт и весе­лье, сила и могущество - вся эта роскошь отнюдь не от мысли. Увы. В нашем мире совершенно логичны лишь тревоги, сожаления, неудачи, несчастья, а главное - ядовитый страх все это испытать, по­стоянно отравляющий жизнь всем двуногим или почти всем. А потому мы предлагаем вам ускольз­нуть из-под гнета логики в магический мир паралогии, взглянуть оттуда на самих себя и неожиданно себе понравиться. Мы, вроде бы, где-то слышали, что именно там человек мыслящий преображается в нечто иное, быть может, более совершенное и, уж во всяком случае, более счастливое. В конечном сче­те, цель любой логики - осудить мир и оправдать себя, в то время как наиболее понятная задача паралогии - устроиться в мире с максимальным ком­фортом и научиться по-настоящему смеяться. Но это - лишь одна из ее задач и, безусловно, не самая важная.

Вообще-то, владения логики несоизмеримо малы по сравнению с царством паралогии. Первые соот­носятся со вторым, как плоскость с пространст­вом. И человек мыслящий есть лишь точка логиче­ской плоскости. Мы же предлагаем вам однажды развернуться из этой безликой точки в роскошную пространственную фигуру.

Теперь - в нескольких словах о нас самих. В преде­лах логики у нас много функциональных обозначений, или псевдоимен. Практикующший психолог, гипно­тизер, кандидат наук, мастер рукопашного боя и пулевой стрельбы, инструктор подготовки бойцов спецподразделений, сэмпай - вот далеко не полный перечень логических ярлыков одного из нас; второго можно логически же обозначить как редактора, журналиста, писателя. Но в паралогическом про­странстве мы всегда суть то, кем вознамерились быть сообща. Иногда с вами будет беседовать маг через своего компетентного переводчика нормально­го магического языка на поднормальный людской. В другой же раз вам предложат, допустим, посме­яться сообща двое веселых собеседников. В общем, это уже исключительно ваша проблема - чувство­вать, кто именно с вами общается в то или иное время. Кстати, последнее - самое важное и, пожа­луй, самое трудное.

Между тем, успех любого общения напрямую за­висит от используемого языкового кода, точнее, от того, насколько однозначно интерпретируются термины обеими сторонами. Тут уж просто необ­ходимо, чтобы каждое слово воспринималось именно в том значении, в каком оно произнесено, причем, по возможности, со всеми нюансами и оттенками и во всей его многозначности. В логическом мире такого просто не бывает.

Например, вы произносите слово «дом», подразу­мевая огороженное комфортабельное пространст­во, где красавица-жена по утрам варит вам кофе. Но слушающий вас строитель-неудачник вспомина­ет недостроенный каркас некогда возводимого им сооружения, у которого по неизвестной причине вдруг обрушилось два этажа. Поймете ли вы друг друга? Конечно же, нет. Так обстоит дело даже с самыми простыми словами - тем более, с теми, ко­торыми обозначены сложные понятия.

В этой связи нам вспоминается весьма забавный случай, имевший место в славной столице культуры городе Санкт-Петербург. Одному нашему знакомому художнику была заказана вывеска для офиса, на ко­торой, по настоятельному требованию заказчика, долженствовал быть изображен героический троянец Эней. (Дело в том, что фирма-заказчик, зани­мавшаяся производством бутылок и иной стеклота­ры, именно так и называлась, «Эней».} В общем, приносит наш художник эскцз вывески Рассмотре­ли его заказчики, затылки почесали и говорят, что называется, без энтузиазма:

- Неплохо, конечно... Только нам другой Эней тре­буется. Дело мы имеем со стеклом, так что наш Эней просто обязан дуть - ну, как на итальянской картине неизвестного мастера (неизвестного – это для нас, а для тебя, художника, данное полотно не­пременно должно быть известно).

Бедняга-художник даже вспотел: как это дуть?! И что это за картина такая, на которой троянский беглец не по морю плывет, не с врагами сражается, не женщин охмуряет, а вульгарно дует, точно кустодиевская купчиха на чай?! Впрочем, художник был догадлив, а потому вскоре и сообразил, чего же от него хотят. Оказалось, что заказчики имели в виду античного повелителя ветров Эола, только малость перепутали имя.

Еще древние арьи к немалому своему огорчению подметили, что любое слово человек мыслящий трактует так, как ему заблагорассудится в данный момент, а в следующий - уже совсем по-другому; об этом печальном факте сказано предостаточно в их священных писаниях.

Вообще же, чтобы выявить своеобразие того или иного народа, достаточно обратиться к его языку. Например, у якутов более пятидесяти слов обозна­чают ветер. Причем это не совсем синонимы. Одно слово определяет сильный и холодный северо­-восточный ветер, другое - умеренный западный и т.д. Конечно, для оленеводов, кочующих в тундре, ветер - существенное явление.

У манси, таежных охотников, двадцать слов обо­значают тайгу, лес. У индийцев множество слов ис­пользуется для обозначения различных аспектов че­ловеческого сознания. Не случайно же именно этот период породил столько религий и философских сис­тем. Возможно, кого-то заинтересует, какие жиз­ненные явления наиболее полно представлены нынче в нашем родном русском или, скажем, в почти уже нашем, но, слава Богу, еще не родном английском. Наверное, это что-нибудь из области торговли...

К сожалению, и тысячи слов, и даже всего словаря, как правило, бывает не достаточно, чтобы аде­кватно передать самые простые вещи. (К счастью, это справедливо только в плоскости логики.) Отто­го-то и существует в мире поэзия. На наш взгляд, истинная поэзия - это попытка языковыми средст­вами - ритмом, звучанием, метафорой - передать непередаваемое. Иначе говори, поэзия отражает не' осознанное инстинктивное стремление человека к паралогии. Настоящая поэзия, будучи даже непонятной, все-таки доходчива. То же самое можно сказать и о музыке, и о живописи, и о танце - и во­обще о любом искусстве. Итак, паралогия - это истинное искусство, или квинтэссенция всех искусств.

В чем же, с нашей точки зрения, разница между наукой и искусством? Наукой - как, впрочем, и искусством - называют весьма разнородные явления. Например, физика - это наука; история - это тоже наука. Что же в них общего? Да то, что в обеих предмет познания рассматривается как бы со сто­роны. Иначе говоря, научное постижение чего-либо подразумевает деление на субъект и объект, на зрящего и зримое, на познающего и познаваемое. В искусстве же творение и творец слиты воедино. За­частую наш язык демонстрирует вопиющую ску­дость, выделяя только одно слово для обозначения совершенно разных по сути явлений. К примеру, ме­дицина, изучающая влияние тех или иных факторов на здоровье человека. - это, конечно, наука. Но дей­ствия хирурга, удаляющего у пациента опухоль, - это уже искусство Тем не менее и то и другое мы, не задумываясь, называем медициной или даже на­учной медициной. Повторяем, паралогия - это искус­ство и даже нечто большее, чем просто искусство, но живительная сила всех возможных искусств.

Теперь вернемся к языку. Наши ключевые слова - глаголы «понимать» и «знать». Вот мы и хотим, чтобы вы поняли и знали то значение, которое нами в них вкладывается. На наш взгляд, перемножить на калькуляторе какие-то два числа и выяс­нить, каково будет их произведение, вовсе не зна­чит это узнать. Более того, даже если вы проде­лаете всю процедуру умножения самостоятельно -скажем, на листке бумаги в столбик, - то все равно по-настоящему знать итог вы не будете. Потому что простая фиксация в уме абстрактной информа­ции, так же как и обретение любой информации ме­ханическим путем, с точки зрения паралогии, позна­нием не являются. Вот, когда вам хочется есть или пить, тогда вы это воистину знаете. Мы пытаемся показать, что в процесс понимания, позволяющий нечто познать, должно быть вовлечено все наше существо.

Логическое знание чего-либо содержит отрица­ние в самом себе - хотя бы в форме сомнения. Гово­ря «да», вы тем самым создаете гипотетическую возможность сказать и «нет». Так уж устроен наш разум, наше сознание. Но в подсознании, в подкорке, е нашей нервной системе отрицания вообще не бы­вает, Подсознание не способно заниматься теми вещами, которых попросту нет на свете. Это - пре­рогатива ума. Едва родившись, человек уже знает, что он существует. И на этот счет у него не возникает ни малейших сомнений. Отсюда - христианское «Аз есмь» или индуистское «Тата твам аси» что оз­начает «Я есть то» или «Я - сущий».

В общем, если вы намерены воспринимать умом и анализировать наши слова, то лучше просто за­кройте и уберите подальше эту книгу. Ничего у нас с вами не получится. Мы хотим, чтобы вы попробо­вали чувствовать, ощущать всем своим существом то, о чем говорится на этих страницах. Для этого вовсе не нужно прилагать никаких усилий. Достаточно просто настроиться на восприятие. И тогда, возможно, вы кое-что здесь для себя найдете.

Нам могут возразить: мол, разум тоже для чего-то нужен - не даром же человек им наделен. Безус­ловно, логический ум - штука полезная, иной раз да­же необходимая. Именно потому мы и будем в не­которых случаях апеллировать именно к нему. Толь­ко годится он далеко не везде и не всегда, но всюду сует свой хвастливо задранный нос.

Вообще же, мы постараемся употреблять по­меньше терминов. И если вы последуете нашему со­вету в отношении способа восприятия данной книги, то все вам будет понятно, и заковыристые вопросы перестанут вас мучить. К сожалению, это произой­дет не сразу.

А поскольку вопросы покамест еще возможны, попробуем предугадать хотя бы некоторые и зара­нее на них ответить. (В основном, для того, чтобы в дальнейшем вообще отучить вас задавать вопро­сы.) Нам кажется, что само название этой книги растревожит чей-то пытливый ум прежде всего. Итак:

-Что же такое, все-таки, паралогия?

- Пожалуйста. Паралогия есть некий способ мышления, отличающийся от обычного, логического. Но это 'не просто логика наизнанку, а скорее - чув­ство, неколебимая внутренняя уверенность, исте­кающая из самих основ нашего существа. Вы что-нибудь поняли? - Вот именно, ничего. Если бы мы могли словесно ответить на этот вопрос, то пара­логия не стоила бы того, чтобы вообще о ней рас­суждать. Прочтите эту книгу и попробуйте-потом ответить на него сами. Если, конечно, вас все еще будет это занимать... Но мы надеемся, что такого не случится.

Услыхав о какой-то новой теории или доктрине, многие люди тут же начинают терзаться вопро­сом:

- А как она соотносится с религией, с этикой, с моралью?

- Начнем с того, что паралогия - вовсе не теория и не доктрина, а потому у нее с этикой и, тем бо­лее, с моралью просто не существует точек сопри­косновения. Что же касается религий, то тут дело обстоит сложнее. По сути, паралогия - мать всех религий. Но ее дочери, что называется, выбившись в люди, да не набравшись ума (или, напротив, «нахва­тавшись» его излиха), зачастую своевольничают и открещиваются от своего истинного родства. Ну, а мать, опять-таки по-родственному, иной раз не от­казывает себе в удовольствии щелкнуть по носу свое разыгравшееся дитя. Значительно хуже то, что родным сестрам никак не ужиться друг с другом, хотя ни у одной из них нет никаких реальных пре­имуществ перед прочими. Зато преимуществ мни­мых у каждой - хоть отбавляй! Последние-то как раз и относятся к юрисдикции этики и морали. Нам вспомнился старый, но совсем неплохой анекдот, можно сказать, и на эту тему,

Еврей приходит к раввину:

- Равен, у меня - великое горе! Мой родной сын, Исаак, задумал окреститься!

Раввин воздевает руки:

О, это действительно великое горе! Но чем я могу тебе помочь?

- За тем я к тебе и пришел, чтобы ты испросил совета у нашего Небесного Отца.

- Лучше и не уговаривай! Это будет ужасно бес­тактно. У Него с Сыном - те же неприятности.

У индусов есть поговорка: «Оспаривать дхарму («дхарма» - вера, долг, свод принципов; скрт.) дру­гого человека, значит, демонстрировать собствен­ное скудоумие». Вот и все бы так!

Если первые гипотетические вопросы касались преимущественно семантики, то, возможно, сле­дующий будет связан с лексикологией.

- Почему вы употребили в названии своей книги слово «введение»?

- Да, потому что в данной области мы можем лишь задать вам начальный толчок. Учтите: выс­шая паралогия (а паралогия существует только высшая) - у каждого своя. Она не передается, и об­суждать ее бессмысленно.

' Наконец, что же хорошего - быть ненормальным ?

На этот вопрос нам придется ответить тоже вопросом.

- Нормально ли будет, если вы вдруг заработаете кучу денег - в тысячу раз больше, чем обычно? - На­верно, нет.

- А хорошо ли это будет? - Конечно, хорошо. Надеемся, вопрос исчерпан, и вы удовлетворены.

Глава 1. Арена наших действий.
Для начала порадуем вас. Эту паралогическую по своей сути книгу мы все-таки решили сдобрить некоторой толи­кой логики - так сказать, для вкуса. В первых главах ее по­больше; в последующих - поменьше. Только, пожалуйста, не позволяйте своему уму, воспользовавшись нашей по­блажкой, чересчур надувать щеки.

А теперь вообразите (рисовать что-либо мы покуда не намерены) две пересекающиеся, как им и положено, коор­динатные оси. По вертикальной мы условимся откладывать количественные значения активности человеческой психи­ки. В данном случае ученые обычно говорят о всяких им­пульсах, излучениях и ритмах головного мозга; они даже как-то их измеряют; только нам, по счастью, до всего этого нет никакого дела. По горизонтальной оси мы будем опре­делять волевую потенцию человека, а это есть некая таинст­венная сила, связующая воедино все субличности, состав­ляющие полную личность каждого из нас.

Представьте, что вы крепко выпили в дружеской компа­нии, а потом наговорили своим приятелям всякой чуши, да к тому же разбили любимый сервиз хозяйки дома или еще как-то учудили. В нормальном состоянии такого с вами ни­когда и ни за что бы не приключилось. Наутро вы все это припоминаете и чувствуете себя не очень уютно. И даже вымоленное по телефону «Дя брось ты, с кем не бывает...» не приносит покоя вашей изнывшейся душе. Вы снова и снова прокручиваете в уме вчерашнюю ситуацию и все-таки не можете понять, почему вы так себя повели. Ведь именно таким вы неприятны, прежде всего, сами себе; именно таким вам очень не хочется себя принимать.

Между тем, все очень просто. Алкоголь затормозил функции коры вашего головного мозга, и возобладала под­корка. А это значит, что ваша обычная личность - та самая, которую знают окружающие, с которой вы уже свыклись, и которая является результирующей всех многочисленных ваших субличностей, - временно уступила место какой-то из последних. Вот она-то, эта самая субличность, о существо­вании которой вы, быть может, раньше даже и не подозре­вали, и устроила всю эту чехарду. Но, протрезвев, вы стали прежним, и теперь уже ваш логический ум, целиком и пол­ностью принадлежащий коре вашего головного мозга, никак не позволяет вам признать, что вчера вы были в буквальной смысле не вы.

Кстати, подобный опыт может оказаться очень полез­ным. 11ужно лишь собрать в себе нешюю мужества и не по­лениться его использовать. Действовать можно так. Честно припомните себя в том самом состоянии. Снова и снова воспроизводите в уме всю картину: что вы тогда чувствова­ли, кем себя ощущали, как воспринимали окружающий мир и людей в нем, как хотели перед ними проявиться... Заново все это переживите.

Тут важно избежать одной ошибки. Ни в коем случае не исправляйте, не корректируйте ситуацию и себя самого. Пусть все идет так, как оно было на самом деле. Просто по-наблюдзйте за собою и потом попробуйте себя психологи­чески воспроизвести в том самом состоянии. Впрочем, для этого опыта вовсе не обязательно использовать воспомина­ния о неприятном для вас застолье. Можете воссоздавать вообще любые ситуации (в том числе и приятные), в кото­рых вы непривычно себя ощущали и необычно вели. Хотя, конечно, именно неожиданные неприятности, как правило, легче всего высвобождают наши потаенные «я». Ваша задача осознать (а следовательно, как мы условились, и прочувст­вовать), что окружающий мир и вы в нем способны менять­ся. По сути, это - один из аспектов сталкинга Карлоса Кастанеды. А описанная выше ситуация в его кодовой системе объясняется легким смещением вашей точки сборки под воздействием алкоголя.

Теперь мы вас попробуем напугать. В подсознании лю­бого человека дремлет огромное количество субличностей. Одни из них более живы и активны, другие менее. Это ваши родные и знакомые (в том числе и усопшие), различные персонажи (исторические, мифологические, художествен­ные), всевозможные звери, птицы, деревья, скалы - все, что составляет ваш психический мир. И в нем все эти субличности реальны, ибо облачены в живую плоть вашего подсоз­нания. (В этом смысле какой-нибудь Винни-Пух для ребенка может быть значительно реальнее, допустим, Гитлера, Ель­цина или Пугачевой.) Между прочим, вот вам - отправная точка для всевозможных актерских перевоплощений и даже для магических превращений, столь ярко описанных Карлосом Кастанедой.

Однако вернемся к нашей горизонтальной координатной оси. Условно наречем ее осью воли или целостности — это уж, как вам больше по вкусу (психиатр мог бы назвать ее шкалой шизофрении). Чем правее по оси воли находится выбранная нами точка, тем сильнее сцементированы суб­личности человека, которому она соответствует. Таким об­разом, справа у нас будут располагаться натуры цельные и волевые, а еще правее - параноики; слева же мы поместим так называемые сложные натуры, которых по мере дальней­шего продвижения влево сменят всевозможные шизофре­ники и, наконец, бывшие люди с окончательно рассыпав­шейся психикой. Повторяем, воля, с нашей точки зрения, есть сила, собирающая все человеческие субличности во­едино, в одну результирующую личность.

Аналогично на вертикальной оси, которую мы назовем осью психической активности, самые верхние точки будут у нас соответствовать лицам, пребывающим в маниакальной фазе психоза, а нижние - депрессантам. Соответственно, в промежуточной области разместятся так называемые нор­мальные люди; и чем сильнее «разгонка» их психики, тем выше их место на оси психической активности.

Теперь попытаемся почувствовать «на вкус» эту самую психическую «разгонку». Припомните себя в состоянии крайнего возбуждения. Быть может, однажды вы «сыпались» на экзамене и вдруг неожиданно для себя самого нашли пра­вильный ответ на «гиблый» вопрос, или же во время по­единка на тотами вы вдруг почувствовали необычайный прилив сил и ярко выиграли бой... У каждого в жизни слу­чались моменты интенсивного повышения психической активности. Вспомните один из них, вспомните свое со­стояние в тот миг и попытайтесь заново его пережить.

А теперь припомните себя в тот момент, когда вы беско­нечно устали, и вам вообще ни до чего больше дела нет. Все, что вам нужно, так только постель. Реализуйте себя в состоянии заторможенной психический активности.

Эти упражнения подробно объяснены в книге В.В.Шлахтера «Человек-оружие», с которой мы рекомендуем вам ознакомиться, если вы всерьез интересуетесь иррациональ­ной психологией. Но в данном случае от вас требуется лишь прочувствовать в себе состояния повышенной и понижен­ной психической активности и опытным путем выделить их составляющие.

Как же за это взяться? Вот наиболее простая схема. Итак, «разогнав» свою психическую активность, попытайтесь сна­чала выделить, а затем и подавить активность эмоциональ­ную; потом то же самое проделайте с умственной активно­стью. Этого не так уж трудно добиться. Теперь понаблю­дайте за тем, что осталось. Вроде бы вы, как и прежде, взвинчены до предела, но при этом ваши эмоции утихли, и успокоился ум... Именно эта оставшаяся часть психического напряжения и является той самой активностью, о которой мы говорим. Правда, существует еще активность восприятия, или наше внимание. Но о нем мы подробно побеседуем в другой главе.

Теперь - один полезный совет. Занимаясь психическими опытами, сохраняйте бесстрастие. Настройте себя так, будто вы делаете все это вовсе не для себя самого, а для кого-то по­стороннего. Иными словами, не желайте результата, иначе само желание перечеркнет все ваши усилия: оно ведь – тоже эмоция.

Допустим, благодаря собственной практике, вы понемно­гу осваиваете нашу психическую систему координат. Это означает, что мы можем двигаться дальше. Тогда представь­те, что однажды, наколов острием циркуля точку пересече­ния психических осей (воли и активности), некий психи­атр начертил зловещую окружность. А потом все ос­тальные его коллеги собрались около нее и коллективно по­решили считать людей, оказавшихся внутри этой окружно­сти, нормальными, а тех, кто по каким-то причинам оказался снаружи, принять в качестве своих пациентов. С тех самых пор они и «лечат» этих бедолаг, то есть пытаются — причем в полавляющем большинстве случаев безуспешно – запереть их в своем круге.

Между тем, ни один человек не имеет постоянного места в психической системе координат. Допустим, вы просыпае­тесь в семь утра и, как говорится, с трудом продираете глаза. В эти минуты даже просто откинуть одеяло и отправиться под душ для. вас - проблема. Активность вашей психики следовало бы скорее назвать пассивностью, а уж о мини­мальной собранности воли и вообще речи идти не может. Безусловно, в этом случае состояние вашей психики будет соответствовать какой-то из точек левого нижнего сектора нашей координатной системы. А около двух того же дня у вашего «Жигуленка» неожиданно заглох мотор прямо на улице. А вам необходимо срочно куда-то добраться. Вы от­чаянно «стопорите», что называется, собственной грудью любую машину, попавшую в поле вашего зрения. Где в этот момент пребывает ваша психика? Скорее всего, в правом верхнем секторе, если только вообще не «выплеснулась» из него еще выше или правее нормы.

Кажется, подошло время для существенного замечания. Учтите: все, что мы до сих пор говорили в этой главе, - пол­ная чушь. Мы пытались протолкнуть логику туда, где ее не бывает. Так что не делайте никаких умственных построений на основе прочитанного, просто постарайтесь нащупать в себе то, о чем узнали. И тогда наши слова «сработают» -просто укажут вам: да, это - оно самое...

Задумайтесь над тем, как вы ходите по земле, как танцуе­те, едите, водите автомобиль... Если бы каждое ваше дейст­вие координировалось рассудком, который, в свою очередь, опирался бы на логическую схему, на точное научное опи­сание самого действия, то вы за целую жизнь не успели бы сделать, наверно, и пяти шагов. Подумайте об этом. Знаете ли вы, например, как поднести ко рту вилку? Конечно, нет -с позиций науки. Ведь у вас в голове не зафиксированы все многочисленные параметры данного простого действия, ко­торые, возможно, не уместились бы и в десяти томах. Вы чувствуете, как это делается, и все. Только большего в дан­ном случае и не требуется...

А теперь мы предлагаем вам примерно гак же чувствовать состояния собственной психики. Это тоже очень легко. Просто раньше вы не обращали внимания на такие «мело­чи». Вначале следует научиться различать их в себе (избави вас Бог заниматься этим лишь на уровне логической схемы, предложенной нами). И только потом можно попытаться контролировать свои состояния души, или психические по­зиции, а затем и трансформировать их и даже формировать новые.

Давайте посмотрим, кто у нас считается душевно больным. Наверное, тот, чья психика, выйдя однажды за пределы неких установленных параметров, не повинуется больше своему хозяину. Иначе говоря, ненормальным общество признает лишь того, кто, во-первых, не способен контроли­ровать собственную психику, а во-вторых - и это наиболее важное условие, - чьи психические параметры не соответст­вуют норме. Но подавляющее большинство людей либо во­все не владеет своими душевными состояниями, либо кон­тролирует их очень слабо и далеко не всегда. Только психи­ческие позиции этих условно нормальных людей обычно не покидают установленной для них области или же, если та­кое все-таки происходит, возвращаются в свой круг само­стоятельно и достаточно скоро — пока не взялись за дело психиатры. С другой стороны, различные виды человече­ской деятельности требуют разных психических позиций. Например, если вы решили породить гениальную идею, то легче всего вам будет это сделать в глубоком состоянии без­волия, почти что личностного распада, в котором ваши суб­личности получают возможность самовыразиться. Но, что­бы воплотить эту идею в жизнь, вам пригодится целеуст­ремленность параноика. В состоянии заторможенной пси­хической активности вы можете наиболее успешно воспри­нимать новую информацию. Но победить на ринге серьез­ного противника вам удастся только на предельной психи­ческой «разгонке». Таким образом, любое действие требует от нас соответствующего состояния души, особой психиче­ской позиции с оптимальными параметрами. А значит, для человека насущно необходимо овладеть хотя бы нормаль­ным психическим пространством, а если он стремится и к большему, то существенно раздринуть его границы.

К сожалению, никакая логика в этом вам не поможет. Конечно, сама по себе паралогия - тоже всего лишь оболоч­ка. Но она возможна лишь в присутствии еще кое-чего, во­обще не поддающегося определению и, тем более, обсуж­дению. Можно сказать, что за паралогией стоит нечто серь­езное, тогда как за логикой - пустота.

В общем, авторы изрядно устали от этой небольшой, но, увы, все еще перегруженной логикой главы и с удовольстви­ем перейдут к следующей.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 iconШлахтер В. В., Хольнов С. Ю
Шлахтер В. В., Хольнов С. Ю. Искусство доминировать. Спб.: Изд. "Респекс", 2000. 192 с

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 iconОпубликовано: Петербургская тема и петербургский текст в русской...

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 iconОбщая психодиагностика. Спб.: Изд-во «Речь», 2000. 440 стр
В учебнике известных отечественных психологов представлены различные школы и направления мировой психодиагностики. Книга изобилует...

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 iconА 19 Психология детей и подростков: Учёб пособие. 2-е изд., перераб....

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 iconErich Fromm "To Have Or to Be?"
Эрих Фромм, 1997 © Войскунская Н., Каменкович И., Комарова Е., Руднева Е., Сидорова В., Федина Е., Хорьков М., перевод с английского...

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 iconПочепцов Г. Г. Профессия: имиджмейкер. 2-е изд
Профессия: имиджмейкер. — 2-е изд., испр и доп. — Спб.: Алетейя, 2001. — 256 с. Isbn 5-7763-8750-7

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 iconА. Г. Литвак; Рос гос пед ун-т им. А. И. Герцена. Спб. Изд-во ргпу, 1998. 271 с
Литвак А. Г. Психология слепых и слабовидящих: учеб пособие / А. Г. Литвак; Рос гос пед ун-т им. А. И. Герцена. Спб. Изд-во ргпу,...

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 icon2 Список литературы
Ф. А. Новиков, А. Д. Яценко. Microsoft Office 2000 в целом. Спб.: Бхв-петербург, 2002. 728 с

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 iconЖурналистика
Психология журналистики. Учебное пособие. — Спб.: Изд-во Михайлова В. А., 2006. 240 с

СПб.: Изд. \"Респекс\", 2000 iconЮ. М. Лотман Выходные данные
Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров / Семиосфера. – С. Петербург: «Искусство–спб», 2000. – с. 150-390

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции