Руководство практического




НазваниеРуководство практического
страница3/25
Дата публикации22.05.2014
Размер2.88 Mb.
ТипРуководство
literature-edu.ru > Психология > Руководство
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

27

действительно беспокоит его приятеля: почему он чувствует себя связанным, почему он рассматривает свой будущий переход «как шаг назад» в своей карьере? и т. д. Этот пример показывает, почему на ранних этапах беседы полезно придерживаться ориентации «следования за мыслями и чувствами собеседника».

Давайте двинемся дальше. Мы обозначили правило: больший акцент на прояснение сказанного собеседником, чем постановка вопросов, или высказывание собственных мнений. Предыдущее обсуждение ориентации «следование за мыслью собеседника», а не «подталкивание» предполагает, что использование вопросов на ранних стадиях беседы может фактически затруднить понимание собеседника, его мыслей и чувств, а также способствовать возникновению психологических барьеров. И это действительно так. Ведь что такое вопросы? В психологическом плане—это обычна прямые «подталкивания» собеседника. И они могут иметь разрушительное влияние на общение, если ориентируют его на конкретные области, сферы и как бы отвлекают внимание партнера с его собственных мыслей и переживаний. А вопросы с нашей позиции на ранних стадиях могут особенно затруднять развитие психологического контакта, когда партнер стремится выразить или прояснить свои собственные мысли и чувства. Ведь у «спрашивающего» нет достаточных сведений о ситуации собеседника, чтобы задавать, как говорят, релевантные, или подходящие вопросы. В большинстве подобных ситуаций «задающий вопросы» смог бы получить ответы быстрее и с меньшими психологическими издержками, если бы он просто сидел, образно выражаясь, плотно закрыв рот, и слушал, чтобы услышать, как собеседник описывает свою ситуацию.

Вторая проблема с постановкой вопросов состоит в том, что задавая их, мы берем инициативу разговора в свои руки, начинаем идти в разговоре от себя. Однако сразу же возникает вопрос, а как быть с инициативой, напористостью при проведении целенаправленных бесед. Инициатива, конечно, нужна, но вопрос в том, когда нам уместно ее проявлять и как. И в психологическом плане инициатива с «обильными» вопросами на ранних этапах беседы является в целом непродуктивной. Если задается много вопросов; на ранней стадии общения, устанавливается своеобразный ритм ведения беседы по принципу «вопрос—ответ», нечто подобное игре в пинг-понг. Предыдущий пример является хорошей иллюстрацией сказанного. Партнер по общению

28

просто ждет очередного вопроса, а не стремится сам рассматривать и обсуждать собственные мысли и переживания. А поскольку только он сам «имеет доступ» к своим мыслям и представлениям, то развитие беседы по принципу «вопрос—ответ», оставляет ее на искусственном уровне, т. к. в этом случае обсуждаются только очевидные вещи.

И, наконец, третья проблема с постановкой вопросов состоит в том, что сама их форма (подозрительный, напутственный тон) может вызвать защитную реакцию собеседника. Все это не способствует развитию доверия, а также затрудняет общение в целом. С другой стороны, на некоторые вопросы просто нельзя дать ответы, или, по меньшей мере, на них нелегко ответить. Именно поэтому, в качестве общей ориентации полезнее и безопаснее избегать задавания вопросов, когда мы хотим понять собеседника. И особенно в тех случаях, когда мы не имеем полной картины того, как собеседник сам видит свою ситуацию или проблему.

Естественно, без вопросов не обходится ни одна целенаправленная беседа—они необходимы и при определенных условиях могут быть весьма эффективны и полезны. И к этому мы еще вернемся несколько позднее.

В заключение рассмотрим правило: большее реагирование на чувства, чем на содержание сказанного.

Сразу же нужно подчеркнуть, что это правило составляет один из центральных аспектов понимания человека в процессе общения. Оно базируется на многочисленных исследованиях и обширной консультативной психологической практике. Более того, реагирование на чувства—это более прямой и короткий путь для выявления соответствующих мыслей, представлений и взглядов собеседника, лежащих в основе его чувственных состояний. Хотя, на первый взгляд, может показаться, что более прямой путь—это постановка вопросов по поводу представлений и взглядов партнера по общению.

Психологический механизм, действующий в этом случае, следующий. Реагирование на чувства способствует возникновению в сознании собеседника тех представлений, взглядов и мыслей, которые связаны с этими чувствами и лежат в их основе. Дело в том, что эмоциональные состояния человека непосредственно связаны с его потребностями и интересами. Они являются формой и степенью выражения удовлетворенности или неудовлетворенности этих потребностей, а также показателем личностной значимости для собеседника обсуждаемой ситуации или вопроса. Поэтому,

29

реагируя на чувственный тон речи партнера, мы, образно выражаясь, «нажимаем на спусковой крючок». Мы быстрее и естественнее побуждаем его высказывать те представления, которые связаны с его потребностями и интересами в обсуждаемой ситуации в отличие от случая прямого реагирования на рациональный компонент его высказывания (на содержание). Для иллюстрации реагирования на чувства собеседника возьмем пример, приведенный ранее. Партнер высказал мысль:

«...А уж честно, сейчас меня больше заботит судьба моих детей. У меня их трое, а двое из них в этом году заканчивают школу».

По содержанию в высказывании поднят вопрос об обеспечении родителями образования своим детям. По эмоциональной окраске в нем «присутствует» озабоченность собеседника по поводу этой проблемы. Скорее всего, эта проблема для него весьма актуальна и он предвидит возможные трудности. Мы можем отреагировать двумя путями: либо на содержание, либо на эмоциональную окраску:

«Конечно, Петр, проблема воспитания и образования детей—это сложная и зачастую трудная проблема для родителей, я согласен с вами» (реагирование на содержание);

«Я хорошо понимаю, Петр, вашу озабоченность и сочувствую вам. У меня у самого двое детей. И они часто ставят меня в тупик своим поведением и материальными запросами» (реагирование на эмоциональное состояние). Обе приведенные реакции являются приемами понимающего общения, обе есть реакции на личностно значимую часть высказывания собеседника. Они обе приемлемы и правильны. Однако, последняя реакция по своему психологическому эффекту намного сильнее, чем первая, если мы хотим быстрее «раскрутить» собеседника при обсуждении его личных проблем.

В практическом общении реализация правила—«реагировать на чувственно-эмоциональный тон собеседника»—может сталкиваться с рядом трудностей.

Прежде всего, большинство из нас привыкли, «научены» слушать идеи и мысли, а не чувства. К тому же, если говорить о европейской культуре, то широко распространена тенденция рассматривать чувственную сферу людей как нечто, доступное для обсуждения только при близких взаимоотношениях. И это особенно касается обсуждения негативных чувств и эмоциональных состояний (таких как стыд, чувство вины, страха или гнева). Поэтому в обычном

30

общении (не связанным с очень близкими или интимными взаимоотношениями) мы склонны сглаживать негативные чувства, выражаемые собеседником, поскольку большинство из нас при этом начинает испытывать неловкость, стеснение. Именно поэтому нам легче иметь дело с рациональными компонентами общения, чем с эмоциональными. Но дело в том, что большинство проблем в межличностных отношениях по своей природе эмоциональны. Они становятся рациональными лишь тогда, когда мы поняли причины и источники этих чувств. Поэтому наша привычка избегать реагирования на чувства зачастую затрудняет понимание причин, лежащих в их основе.

Вторая трудность реагирования на чувства состоит в том, что они редко выражаются собеседником открыто. Поэтому очень важно «слушать», улавливать чувственный тон того, что говорит собеседник. Так, в нашем примере, который мы рассматривали выше, Андрей ни разу не заявил Виктору открыто, «Я в противоречивом эмоциональном состоянии», или «Я испытываю внутренний конфликт» и т. п. Однако чтение как бы между строк отчетливо показывает, что он испытывает именно эти состояния.

Вопросы, которые возникают при чрезмерно сильном или недостаточном, слабом реагировании на чувства собеседника, будут рассмотрены ниже. Сейчас нам достаточно подчеркнуть, что больший акцент в реагировании на чувства, чем на содержание, является очень важным аспектом техники понимающего общения. И реагирование на негативные чувства, эмоциональные состояния

неопределенности особенно эффективны, поскольку они позволяют партнеру по общению сосредоточить свое внимание на источниках и причинах, лежащих в их основе.

Подводя итог обсуждению общих характеристик или правил понимающего реагирования, отметим еще раз, что эта техника требует: во-первых, очень тщательного и интенсивного слушания, а также внимания к тому, что собеседник пытается выразить; во-вторых, тщательного отбора из era высказываний тех аспектов, на которые нужно реагировать в первую очередь.

Все сказанное о правилах техники понимающего общения можно изобразить в виде схемы (см. рис. 1). На схеме представлены в наглядном виде некоторые из наиболее важных правил техники понимающего общения. Эти правила—та стартовая позиция, отталкиваясь от которой можно начать тренироваться технике понимающего общения на

31



На схеме стрелками обозначены возможные варианты понимающего реагирования на высказывания собеседника: сплошными—более сильные, пунктирными—менее сильные по своему психологическому эффекту.

Рис. 1. Избирательный процесс слушания и реагирования при использовании техники понимающего общения

практике. Только через практику и приобретение опыта эти рекомендации превратятся для вас в умения и навыки, привычные способы поведения и взаимодействия с людьми. И только через практику и приобретение опыта вы почувствуете их очевидную эффективность. Все попытки в овладении чем-то новым, как правило, вначале вызывают дискомфортные состояния, переживаются, как что-то неуклюжее и неестественное. Вероятно, и ваши первые попытки сознательно использовать эти правила в общении будут переживаться {и, возможно, и восприниматься) немного неестественными, а для некоторых вызывать и ощущение несогласованности собственного поведения. Опять можно повториться—это неотъемлемая часть процесса научения. По мере приобретения практических навыков, они все больше и больше будут «вписываться» в ваш естественный стиль поведения и взаимодействия с людьми. И ощущение рассогласованности собственного поведения будет пропадать.

Можно начинать с 2-, 3-минутного понимающего реагирования в процессе встреч, бесед, разговоров с другими людьми—с родственниками, знакомыми, с коллегами по работе и т. п., чтобы «почувствовать» эту технику и проверить свои ощущения. По мере приобретения легкости и естественности пытайтесь дальше развивать эти навыки в живых, реальных беседах с другими людьми.

После этого можно использовать специальные упражнения—просить родственника, знакомого, коллегу по работе, товарища по учебной группе попрактиковаться «на них» в технике понимающего общения, т. е. в реальном разговоре попытаться понять какую-то их жизненную ситуацию или проблему с их точки зрения. Пытайтесь проводить такие «практические интервью», ставя перед собой четкую цель— развить навыки понимающего слушания и реагирования. Чем больше вы накопите такого практического опыта, тем более естественными и приемлемыми станут эти навыки и умения в вашей повседневной жизни, как личной, так и служебной.

Виды понимающего реагирования

Под видом реагирования подразумевается конкретная поведенческая реакция или поведенческий акт в реальном общении с партнером. В психологической литературе часто, синонимично встречаются другие обозначения: тип, способ, форма или приемы реагирования. Эти приемы достаточно просты для понимания и все мы в той или иной степени используем их в реальной жизни. Однако, овладение ими до

33

уровня профессиональных навыков требует систематических усилий.

К видам понимающего реагирования относятся: Простые фразы, подтверждающие наличие контакта— «да-да», «так-так», «конечно» и т. п., которые как бы «говорят» собеседнику, что мы его слушаем и понимаем то, что он говорит. Основная функция таких фраз—подтвердить контакт с собеседником; используя их наряду с невербальными реакциями, выразить внимание и интерес к нему. Такие реакции особенно полезны, когда собеседник начал излагать свои мысли и еще не выразил их полностью.

Перефразированием мыслей и чувств партнера, выраженных открыто, мы как бы «сообщаем» собеседнику наше понимание того, что он говорит или чувствует. Перефразирование наиболее полезно тогда, когда мы хотим проверить, правильно ли поняли собеседника, и особенно тогда, когда чувствовалось, что он сам испытывал затруднение при формулировании мысли, или когда выразил ее недостаточно полно. Перефразирование также выполняет функцию подтверждения контакта: мы «сообщаем» собеседнику, что пытаемся понять его. Отличие данного приема или вида понимающего реагирования от других состоит в том, что оно отражает только то, что собеседник сказал явно, открыто. Например:

1) Доктор: «Как вы знаете, операция длилась на 20 минут дольше обычного».

Старшая операционная мед. сестра: «Да, я сама заметила, что она длилась дольше обычного» (реакция перефразирования на содержание высказывания).

2) Руководитель: «Иван Иванович, не скрою, мне неприятно об этом говорить, но я совершенно не удовлетворен тем, как вы выполнили это задание».

Подчиненный: «Я вижу, что вы раздражены и недовольны. Я готов обсудить этот вопрос подробнее» (реакция перефразирования на эмоциональную окраску высказывания),

3) О: «Все считают, что у России большое превосходство в обычных вооружениях. Поэтому ядерные силы, по-видимому,— это основной фактор сдерживания и сохранения стратегического равновесия. Этим и определяется позиция Великобритании».

В: «Другими словами, сохранение ядерных сил, по вашему мнению, компенсирует наше превосходство в обычных вооружениях и создает стратегическое равновесие» (реакция перефразирования на содержание высказывания).

34

4) О: «Я с надеждой смотрю на перспективу достижения ядерного разоружения. Ведь гонка вооружений—это просто бессмысленная трата огромных средств. Поэтому я всегда с подозрением отношусь к заявлениям официальных лиц, которые ставят под сомнение возможность достижения соглашений».

В: «Если я правильно понимаю, в вашем отношении к проблеме разоружения, Мортон, присутствуют противоречивые чувства—и надежда, и трезвая доля недоверия к действиям политиков, и чувство раздражения от бессмысленной траты материальных и интеллектуальных ресурсов» (реакция перефразирования на эмоциональную окраску высказывания партнера).

Выяснение скрытых мыслей и чувств собеседника. При использовании «приема выяснения» мы реагируем на то, что по нашему мнению, находится в сознании партнера по общению, хотя и не выражено им открыто. Этим приемом (видом реагирования) мы как бы пытаемся проникнуть глубже в чувства собеседника, угадать его мысли, которые он не выражает открыто. Отличие реакции такого типа от простого перефразирования состоит в том, что они: а) помогают собеседнику сориентировать свое внимание на более отчетливом понимании собственных мыслей и чувств, не выражаемых им открыто; б) способствуют возникновению в его сознании личностно значимых представлений, связанных с темой беседы; в) дают ему ощущение того, что он правильно услышан и понят.

Пример для иллюстрации:

А: «Борис Петрович, как вам понравилась новая квартира, вы уже перебрались в нее или нет?»

Б: «Александр Васильевич, квартира, конечно, отличная— просторная кухня, хорошая планировка, лоджия... Но, понимаете, проблем еще очень много».

А: «Что, есть трудности с переездом или много недоделок?» (реакция выяснения невысказанных мыслей).

Б: «Конечно, недоделки кое-какие есть. Но дело не в этом. Мы задумали сразу сделать основательную отделку квартиры—положить паркет, переклеить обои, осуществить кое-какую перепланировку. Ну, а потом (пауза)... надо подсчитать, во что это может вылиться...».

А: «Я вижу, вы испытываете сомнения—позволит ли ее семейный бюджет осуществить задуманное, не так ли?» (реакция выяснения невысказанного эмоционального состояния).

35
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Руководство практического iconТема: Специфика работы детского практического психолога в доу (психокоррекция)
Приоритетные направления деятельности детского практического психолога в доу

Руководство практического iconРуководство по аддиктологии ббк88. 4 Р84
Руководство предназначено для врачей-наркологов, психиатров, медицинских (кли­нических) психологов, оказывающих медико-психологическую,...

Руководство практического iconЛитература: Травматология: национальное руководство
Травматология: национальное руководство/ под ред. Г. П. Котельникова, С. П. Миронова. М.: Геотар-Медиа,2008. 808с

Руководство практического iconРуководство по самозащите Боевая машина 1 ocr djvu Ego «Боевая машина:...
Главный акцент сделан при этом на выработке умения входить в надлежащее психическое состояние и на использовании в качестве оружия...

Руководство практического iconРуководство по деповскому ремонту рд 32 цв 587 -2009
Настоящее руководство устанавливает единые требования к проведению деповского ремонта грузовых вагонов колеи 1520мм ремонтными структурными...

Руководство практического iconРуководство определяет нормы и требования, которым должны удовлетворять...
Руководство предназначено для применения при плановых видах ремонта на вагоноремонтных предприятиях в части ремонта и восстановления...

Руководство практического iconНастольная книга практического психолога
А. О. Прохоров, доктор психологических наук (Казанский государственный педагогический университет)

Руководство практического iconОпубликовано: Волков Е. Н. Методы вербовки и контроля сознания в...

Руководство практического iconНаправления работы научно-практического семинара
«Актуальные проблемы междисциплинарного подхода к этапной комплексной реабилитации детей с церебральным параличом»

Руководство практического iconРуководство (man) 63

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции