Фасцинолог




НазваниеФасцинолог
страница19/24
Дата публикации12.05.2014
Размер3.23 Mb.
ТипКнига
literature-edu.ru > Авто-обзор > Книга
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Афродита Каллипига – эротический

идеал мужчин Древней Греции и Рима
(ироническое эссе)
Интерес человечества к телесной красоте и сексуальности во все эпохи был возвышенно-романтическим. Красота и обаяние вызывали притяжение, симпатию, воспевались в мифологии всех этносов, а затем в поэзии и литературе. Высшего своего преклонения перед красотой тела, ее колдовским очарованием достигли, по-видимому, древние греки с их культом гармонии и совершенства. Площади греческих городов украшали статуи обнаженных и полуобнаженных мужских и женских тел. Даже та частица статуй, которая дошла до наших дней – Венера Милосская, Аполлон Бельведерский, Дискобол, Артемида Охотница – продолжают восхищать человечество. Можно представить себе великолепие древнегреческих площадей с этими многочисленными прекрасными творениями. Древние греки действительно не просто преклонялись перед красотой, они жили среди красоты, оттачивая свой художественный взгляд на мир, свой вкус. И они не были лишены иронии и юмора даже в таком высоком искусстве, каким во все времена было искусство скульптуры (каковое отношение к скульптуре они и создали). Свидетельством тому может служить статуя, получившая в искусствоведении название «Венера Каллипига» (Венера Прекраснозадая). Логично допустить, что дошедшая до нас «Каллипига» (см. на фото – в середине)

конечно же существовала не в единственном экземпляре и была, по всей очевидности, чудесным дополнением к другим статуям богинь. Поэтому основную часть имеющихся в Риме произведений искусства составляли копии с греческих оригиналов. Украшали они и Золотой дворец императора Нерона, поражавший Рим своими гигантскими размерами. Среди многочисленных статуй, украшавших дворец, была и римская копия знаменитой Афродиты Каллипиги (ее-то и назвали «Венерой Каллипигой»). Именно там, в руинах, она и была найдена во время раскопок. Статуя была отправлена в частное собрание герцогов Фарнезе, а позже оказалась в Национальном музее Неаполя.

О том, что у древних греков было особое, и по всей вероятности, художественно-сексуальное отношение к «прекраснозадым» современницам – это и привело к тому, что этой части тела они стали посвящать даже скульптуры, то есть публично-зафиксированное поклонение в «музыке камня», – можно почерпнуть и из других источников. Так, письменность донесла до нас историю двух сестер, имевших чудные ягодицы. Между ними шел горячий спор, в котором участвовал и весь город: чьи ягодицы красивее? В конце концов было придумано отдать решение этой животрепещущей проблемы на суд постороннего мужчины «со свежим взглядом». Сестры пришли в порт к прибытию очередного корабля, выбрали симпатичного молодого мужчину и обратились к нему с просьбой разрешить спор. Когда они обнажили свои прекрасные зады, мужчина обомлел, долго не мог отдать кому-то из сестер предпочтение, но в конце концов все же выбрал прелести старшей. Да тут же в нее и влюбился! Подыскали жениха и младшей сестре, и город в ознаменование решения по столь трудному состязанию выдал обеим сестрам приличное приданное, которое позволило им разбогатеть. На полученные доходы сестры возвели храм Афродите Каллипиге. Вряд ли у другого народа найдется столь иронично-поэтический сюжет, возводящий в культ поклонения заднюю часть женского тела. Но таковы были греки, эти «дети человечества» – искренние и жизнерадостные во всем.

Есть и еще одно подтверждение этого культа. В древнегреческих полисах проводили не только атлетические состязания, венцом которых были Олимпийские игры, но и конкурсы красоты, в том числе и красоты «каллипиг». Скорее всего, только поэтому и мог возникнуть сюжет с прекраснозадыми сестрами.

Как и три других сюжета, два из которых дали пищу психиатрам.

Один из них – миф о Пигмалионе. Юноша Пигмалион изваял статую Галатеи и… влюбился в нее. Он так умолял богов сжалиться и оживить статую, что богиня любви Афродита снизошла к стенаниям юного скульптора и вдохнула в бронзу живой дух. Мужчина-творец и созданная им прекрасная женщина. Вспомним «Пигмалиона» Б. Шоу. В современной психиатрии вожделение мужчин к статуям стали называть пигмалионизмом. При созерцании или прикосновениях к статуе половое возбуждение у пигмалиониста несравнимо ярче, чем при обычном половом контакте с женщиной во плоти.

Второй сюжет менее поэтичен, хотя тоже связан с красотой статуи Афродиты. Прелесть стояла на площадях и в храмах древнегреческих городов и ублажала, тренировала мужской глаз гораздо значительнее современной порнографии. Статуя Афродиты стала настолько желанной для грека по имени Клеон, что тот пробрался ночью в храм и извращенно «изнасиловал» богиню, за что и поплатился. Греки к богиням своим относились хоть и с легким юмором, но со святым уважением. Клеона за столь неприличное обращение со скульптурой Афродиты изгнали из города.

Какое-то особое, граничащее с божественным, преклонение древних греков перед красотой женского тела, подтверждает еще одна дошедшая до наших дней легенда. Любовницу великого скульптора Праксителя гетеру Фрину, с которой он изваял знаменитую Афродиту Книдскую, обвинили в безбожии и она предстала перед судом. На суде произошло невероятное: когда защитник Гиперид уже отчаялся спасти Фрину, богиня Афродита нашептала ему на ухо раздеть афинянку. Гиперид скинул с Фрины одежды и судьи были настолько ошеломлены совершенным телом гетеры, что оправдали ее.

Но, конечно же, не одни древние греки были столь наблюдательны и сластолюбивы. Гораций, – а это поэт цивилизованного Рима начала новой эры, – советуя другу Керинфу как выбирать женщину для любви, ехидничает и предлагает приглядываться к телесным несовершенствам, которые могут быть искусно скрыты под одеянием:
Право, у женщины той, что блестит в жемчугах и смарагдах

(Как ни любуйся, Керинф!), не бывают ведь бедра нежнее,

Ноги стройней; у блудниц они часто бывают красивей;

Ты на уродства взирай: «О ручки, о ножки!..» Но с задом

Тощим, носатая, с тальей короткой, с большою ступнею…

Ну не нравятся Горацию женщины с «тощим задом», вот привереда!

Вряд ли найдется хоть один народ в человеческой истории, который обошел бы своим романтическим вниманием эту замечательную часть женского тела.

Вот Восток. Не один раз Шехерезада в «Тысяче и одной ночи» останавливает взгляд на этой части женского тела. Влюбленный царевич Ардешир посмотрел возлюбленную и увидел, что «она издает стоны, от которых расплавится камень, и плачет слезами, подобными дождю, и он потонул от любви в море бедствий и произнес» стихи, в которых есть и такие строки:
Твой стан — точно ветвь, когда гнется она.

Коль северный ветер ее закачает.

…………………………………………..

Твой стан изнурен отягчающим задом —

Ведь тяжек он так, а твой стан легковесен…
Очень метко сказано -- «тяжек»! Соединение легковесной гибкой талии и отягощающего ее зада в прелестную фигуру, вызывающую любование царевича. Восток – дело тонкое...

Но в воспевании задних прелестей имелись и продолжают существовать вариации.

В 1804 году натуралисты Перон и Лессер прибыли в Южную Африку проводить исследования здешних готтентотских племен в районе мыса Доброй Надежды. В своих дневниках они описали особенность, которой обладали местные женщины – фантастическая гипертрофия ягодиц, достигавших чрезвычайно больших размеров. Самые большие женские ягодицы отмечаются у готтентотов, бушменов и некоторых других африканских племeн. У белых женщин такие ягодицы встречаются крайне редко. В самом развитом состоянии каждая ягодица может иметь в ширину 60-90 см.Эта аномалия известна сегодня среди специалистов как стеатопигия, или «готтентотские ягодицы». Чем ярче была выражена эта особенность, тем большей популярностью такая женщина пользовалась у тамошних мужчин. Готтентотка Баартман родилась в 1789 году в Южной Африке. В 1810 году ее заметил британский корабельный врач Уильям Данлоп: его привлекли сильно развитые ягодицы и гениталии африканки. Врач привез ее в Европу и успешно показывал за деньги. Баартман получила прозвище «Готтентотская Венера».

После смерти части ее тела, а также скелет, были выставлены на обозрение в парижском музее. Теперь ее останки по настоянию правительства ЮАР вернулись в Африку и покоятся в родной земле.

Вы думаете, стрелы Амура – это всего лишь метафора из мифологии древних греков? А вот у африканских бушменов жених обязан собственноручно изготовить стрелу Любви и запустить ее как можно точнее в очаровательную попку невесты, иначе можешь получить от ворот поворот. Таков у бушменов свадебный обычай. Именно в ягодицы и никуда больше!

Примером изменения традиционных взглядов на женскую «филейную» часть может служить отношение к женской полноте у народов островов Фиджи, основным критерием красоты женщины которых веками служила ее полнота. Вековая традиция – чем больше, тем красивее – в последние годы стала меняться. И если раньше девочек специально «откармливали», чтобы они были в «хорошем теле», – девушки не могли рассчитывать на внимание поклонников, если весили меньше 130 кг, – то в последнее время мужчины смирились и стали менять вкусы. Кстати, подвигнули их к этому сами женщины. Всемирная мода на 90-60-90 коснулась и психологии женщин этих народов: они осознали, что быть стройной гораздо удобнее во всех отношениях. Разумеется, в осознание этой полезности добавили свою лепту врачи, объясняя, что «соблазнительная полнота» укорачивает женщинам жизнь в среднем на 10 лет в связи с болезнями, сопутствующими ожирению, – высоким давлением, сердечно-сосудистыми заболеваниями и диабетом. Кажется, и мужчины поняли, что значительно прекраснее в женской телесности древнегреческое «все в меру» и «все на месте». Как у «Афродиты Каллипиги».

Но почему так притягивает мужской взор эта часть женского тела?

Очевидно, упругие, развитые ягодицы создают, во-первых, телесную гармонию, а, кроме того, – и быть может это еще важнее! – свидетельствуют о телесном здоровье и, следовательно, о высокой способности такой женщины к воспроизводству рода. Поэтому народное «есть за что подержаться» наличествует в фольклоре всех народов как очень высокая мужская оценка женских телесных достоинств. Можно сказать без всякого преувеличения, что упругость, округлая форма и достаточная величина ягодиц являются для большинства мужчин сексуальной доминантой, сексуальной фасциной, очаровывающей и влюбляющей безотчетно, подсознательно. У некоторых мужчин погоня за «Каллипигой» становится чуть ли не манией.

Эдуард Фукс в своей «Истории эротики» уделил много внимания тому, как публично демонстрировалось и воспринималось человеческое тело, в особенности женское, в разные исторические эпохи в Европе (Ренессанс, галантный век, буржуазный век). Он констатировал бесспорный факт фасцинативности как тела в целом (всегда особым образом «организованного» и продемонстрированного!), так и отдельных его повышенно фасцинативных частей. Бедра и ягодицы всегда были предметом особого мужского внимания и потому женщины включали эти части тела в сексуально-фасцинирующий язык кокетства и флирта. Само собой разумеется, что не обошла своим утонченным вниманием замечательную женскую фасцину и живопись: что ни Венера, Диана, Леда или Нимфа, не говоря уж о Грациях, то и изумительные ягодицы. Насколько они удавались кисти художника. Мастером изображения филейной части был художник XIX столетия француз М. Буше. Множество фавориток короля и его приближенных были изображены именно с заднего плана. Причем некоторые по нескольку раз – с нюансировкой. Живописцы той эпохи, умеющие изобразить «эту часть» тела, пользовались огромной популярностью, им заказывали картины все придворные донжуаны.

Забавное признание опубликовал не так давно известный кинорежиссер Андрей Кончаловский. Вспоминая молодые годы, он признается: «У меня это плохо получается – знакомиться на улице, но что-то просто толкает тебя идти следом, когда видишь манящий рельеф фигуры, особенно сзади (выделено мной - В.С.). Она идет так красиво, Боже мой, как красиво! Наступает состояние обреченности. Думаешь: «Сейчас я подойду к ней, буду говорить какие-то глупые слова, она пошлет подальше, да еще зло пошлет». Масса бессмысленных, детских обрывков мыслей проносится в голове, пока шагаешь следом за ней, готовишься неловко сказать: «Извините, пожалуйста...» И вдруг она оборачивается, ты видишь вполне непривлекательный фасад, посредственное малоприятное лицо – и вместо всего приготовленного говоришь: «Извините, я ошибся». Вот такой любитель «зайти сзади»! Очень искреннее признание, в стиле древних греков! Которое могли бы, наверное, сделать почти все мужчины России и земного шара…

А в последние годы женщины вдруг остро осознав замечательное, сводящее с ума назначение своих ягодиц в общении с сильным полом, бросились от погони за «желанной для мужчин большой грудью» (образец – Памела Андерсон) в погоню за «попками, как у Дженнифер Лопес». В США эта попка настолько полюбилась и стала символом сексапильности, что началась массовая коррекция своих ягодиц женщинами всех возрастов и сословий. Понятно, что в ход пошла… пластическая хирургия, и представителям этой профессии надо срочно ставить статую «Дженнифер Каллипига» у своих кабинетов, как делали древние греки на площадях своих городов с Афродитой.

Кстати, можно в связи с этой становящейся всемирной модой вспомнить один забавный русский деревенский обычай. В деревнях девицу, собирающуюся замуж, проверяли на «крепость зада» весьма оригинальным способом: на табуретку клали грецкие орехи, и если девица, сев на них, раскалывала скорлупу, значит «пора». Надежный критерий! Вряд ли выдержали бы такой экзамен многие современные девушки.

В Интернете, на множестве сайтов, посвященных женской наготе, уйма «лучших попок». Значит ценители есть? А может быть пришла пора возобновить конкурсы красоты ягодиц, как делали древние греки? Ведь каждодневный, многовековой конкурс задних женских прелестей в живой жизни не прекращается ни на секунду. Присмотритесь, как стреляют мужчины глазами. Кто украдкой, а кто и нагловато устремив свой мужественный взор туда, куда смотреть открыто неприлично в культурном обществе…

А вот забавная легенда о римском папе Бонифации VIII (XIII век), который первым в истории человечества запретил католикам любой пирсинг. Согласно легенде у папы был перстень с огромным изумрудом, который он подолгу рассматривал. Уже после смерти изумленные служители Ватикана увидели в изумруде чертенка. Но по другой версии в глубине изумруда таилась изумительная Каллипига. Римский папа, глава католиков-христиан и ... Каллипига.

Другая легенда – и тоже о римском папе и Каллипиге – связана с именем папы Александра VI Борджиа, того самого сластолюбца, который, если верить сплетням и слухам того времени, сожительствовал с собственной дочерью красавицей Лукрецией. Каллипигу на огромном изумруде вырезал ему один знаменитый ювелир, поместив изумруд в крест: папа крестил прихожан ... Каллипигой! Это не менее фасцинативно, чем крестить чертом.
Вклад академика Льва Ландау

в сексуальную фасцинологию

Современники отметили такую особенность ума Дау как стремление подвергать все классификации. Достаточно широко известна его шутливая классификация женской привлекательности. Вариантов ее очевидцы воспроизводят много, но все они очень схожи. Женщины делятся, согласно Ландау, на пять классов по уровню привлекательности:
Глаз не оторвать

Приятно смотреть

Терпимо смотреть

Лучше не смотреть

Противно смотреть
В предложенной Ландау классификации речь идет о женской внешности, даже, пожалуй, точнее будет сказать – о женском теле. К телесной красоте женщины у Ландау был обостренно эстетическое отношение, женская красота была его фетишем, была вознесена им на вершины идеала. Жена Ландау Кора полностью соответствовала первой позиции в классификации, к тому же обладала еще и высшей желанной для большинства мужчин мягкой коммуникативностью, была терпима и заботлива. И самозабвенно любила гениального мужа, несмотря на его многочисленные и дерзкие амурные увлечения, которых он, кстати сказать, от нее не только не скрывал, но честно предупредил о них ее перед вступлением в брак.

При всей игривости классификация Ландау пронизана единым фасцинативным критерием и раскрывает глубинные сексуальные предпочтения мужчин, заложенные эволюцией во взаимоотношения полов.

Особо интересна в предложенной Ландау градации высшая группа – «глаз не оторвать». В фасцинологическом дискурсе в нее включены абсолютно фасцинативные особи женского пола, тело которых имеет такие фасцины, которые и сводят мужчин с ума. Как я уже отметил, эволюционно это прежде всего фигура с соотношением окружностей талии к бедрам 0,7, что дает параметры, аналогом которых является знаменитое «90–60–90».

При пропорциях тела 0,7 к категории «глаз не оторвать» относятся все очаровательные обладательницы крутых ягодиц, как у Афродиты Каллипиги, упругой груди, гибкой пластики телесных движений, стройных ног, густых вьющихся волос, пухленьких губ и ярких глаз. И нежного, детского, как у Мерилин Монро, овала лица. Омар Хайям метко сказал: «Самая прекрасная поверхность на земле – это лицо человека». Поэтому эту поверхность и рассматривают внимательно и зорко. Красота женского лица чарует самого толстокожего мужчину.

Женщины с перечисленным набором фасцинаций и представляют собой безусловный комплексно фасцинативный сигнал, приводящий в тонус всю гормональную систему мужчины и доминантно возбуждающий центры вожделения и удовольствия в его мозгу.

Не менее восторженным ценителем красоты женщины был кинорежиссер Гайдай. Как-то, вспоминает его супруга, они отдыхали на черноморском пляже и Гайдай, увидев идеального телосложения девушку, долго, не отрываясь (глаз не оторвать!), смотрел в ее сторону, а потом показал на нее жене со словами «Посмотри, какое совершенство! Статуэтка Родена».

Низший класс женщин для Ландау – «противно смотреть». Да, есть, к сожалению, и такие, несмотря на расхожее «нет некрасивых женщин» и «все женщины прекрасны по-своему». К этому, хихикая, часто добавляют «не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки». Алкоголь приукрашивает любую непривлекательность, снижая или выключая вовсе критические оценки, и потому анекдоты о связи алкоголя и женского очарования имеют длиннейшую бороду - аж до античности. Если следовать классификации Ландау, то речь идет, конечно же, не о женщинах с телесными аномалиями, на них смотреть вовсе не противно, а только жалко. Имеются в виду те представительницы прекрасной половины человечества, которые привели себя в безобразные формы и поверхности чрезмерным ожирением и уродующими тело атаками на природу – наркотиками, блудом и прочими чрезмерностями. Этот диаметрально противоположный первому класс женщин в фасцинологическом ракурсе оценивается как обладающий антифасцинацией, примерами которой служат хаос, какофония, смрад, вонь, вообще все, что вызывает отвращение и омерзение.

Сексуально оформленное тело – биологический сигнал фасцинации страшной силы. Как красота. Да ведь красота и есть фасцинация в максимальном ее проявлении! Чарующая музыка породистой телесности.
Фасцинативное тело как рыночный товар
Потребность человека в человеке проявляет себя в самых разных формах: от почти панической боязни одиночества, до примитивного груминга и удовлетворения сексуальных перверсий. На этом невероятно широком поле телесно-функциональной социальности можно выделить сферу, в которой человеческое тело выступает как четко и откровенно фиксированный товар, объект и предмет рыночной оценки и продажи. Потребность другого человека в желанном или специализированном теле делает его рыночной стоимостью. Это прекрасно видно на проституции: стоимость проститутки во все времена определялась привлекательностью ее тела, его гигиеническим состоянием и эстетикой. По этим критериям проститутки подразделяются на «подвиды» до сих пор: от так называемых подзаборных шлюх до элитных гейш.

Другим примером товарности является тело актрис, балерин, артистов стриптиз-шоу, исполнителей (мужчин и женщин) цирковых номеров в акробатике, конторсии, воздушной гимнастике. Во всех названных видах тело становится главным или очень существенным профессиональным инструментом, нуждающимся в каждодневном тщательнейшем уходе и тренинге. Это закон этих профессий. Потеря качества тела ведет к сходу с дистанции. Как у спортсменов, у которых тело тоже профессиональный инструмент.

Цирковой артист Френк Виллард (США) долгие годы демонстрировал такой необычный номер. На манеж выходил человек среднего роста. А затем прямо на глазах ошеломленной публики его рост начинал быстро увеличиваться. За несколько минут Виллард становился выше на целых 20 сантиметров! Чтобы понять это удивительное явление, ученые сделали рентгеновские снимки артиста во время исполнения номера. И вот что установили. Формой позвоночника управляют две противоположно работающие группы мышц: одни стараются его согнуть, другие – выпрямить. В зависимости от того, какие мышцы в данный момент сильнее напряжены, позвоночник либо сгибается, либо распрямляется. Мастерство Вилларда состояло в том, что при появлении на арене он максимально напрягал «сгибающие» мышцы, то есть «складывал» позвоночник, уменьшая тем самым свой рост. В процессе же выполнения номера артист постепенно расслаблял сгибающие мышцы и максимально напрягал «распрямляющие», выпрямляя позвоночник. Благодаря этому трюку он умудрялся «вырастать» за несколько минут на целую голову. И неплохо на этом телесном и шокирующем трюке зарабатывал.

В рыночной телесной репрезентации есть одна очень важная особенность, в большей степени позитивная, чем негативная. Именно рыночная оценка и определение стоимости приводит к тому, во-первых, что тело совершенствуется и шлифуется, чтобы наверняка быть проданным (и это требует большого, а иногда и самоотверженного труда), а с другой – и это, быть может, еще более важно – общество и особенно престижные, формирующие вкус социальные группы вырабатывают маркированные эталоны, идеальные образцы рыночной телесности. И эти образцы создаются в соответствии с законами фасцинации, а не только некоего физического предпочтения. Вернее сказать, даже физические характеристики образца, такие, как 90-60-90, вырабатываются подспудно с учетом все тех же принципов фасцинативности, чарующей привлекательности. Не случайно интуитивно, но и вполне определенно стали разводить понятия «сексуальность» и «сексапильность», а специалисты модельного бизнеса среди сонма кандидаток и кандидатов выискивают фасцинативные образцы, называя это «индивидуальностью», «шармом», «магнетизмом» и т. д. И после отбора профессиональная шлифовка опять же производится по этим же характеристикам.

Сексапильность как товар – это фасцинативно организованная и оформленная сексуальность, это все то, что привлекает и волнует представителей противоположного пола, от внешности и походки до жестов и поз, от тембра голоса до улыбки и блеска в глазах. Сексапильность – это внутренне демонстрационное состояние, эротическая фантазия, воплощаемая в демонстрационном поведении. В данном отношении мужчина выбирает женщину на уровне подсознания, на уровне животных инстинктов.

Особенно значительную и впечатляющую практику отбора образцов человеческого тела с учетом фасцинации дала киноиндустрия. Найти «лицо не общего выражения», фигуру с чарующей пластикой – задача всех без исключения фотомастеров и кинорежиссеров. И именно их отбор тел и лиц, результатом которого являются звезды модельного рынка и кино, формирует социальные идеалы телесности эпохи. Андрея Тарковского как-то упрекнули, что он выбирает на заглавные роли зарубежных актрис. На это мастер ответил очень точно: «Я не виноват, что у нас нет лиц». В самом деле, красоток – хоть отбавляй, а лиц – раз, два и обчелся. Тому, конечно, есть причины, которые и приводили к удивлявшей западных критиков невостребованности в советском кинематографе гениальной Т. Самойловой. «Лица не общее выражение» возможно только у незаурядной личности, а с такой личностью работать трудно. Отсюда неизбежное отступление в сферу податливой и безропотной красивости, штампа куколок-кинокрасоток. Впрочем, мужских тел и лиц в кино это касается в не меньшей степени.

Голливуд находится на острие успеха, наряду с прочим, еще и потому, что там отбор лиц и тел давно поставлен на основу высокопрофессионального их поиска по всему миру. Мерилин Монро при всей трудности ее продвижения на Олимп популярности могла появиться только в Голливуде.

Именно законы фасцинации непреложно производят отбор лучшего на рынке тел: все привлекательно-общее, сусальное, кукольное, тем более афасцинативно-серое отметается в необозримый океан горя, разбитых сердец и даже судеб, а на вершины обожания и популярности выносятся только те, кто обладает природно-потенциальной фасцинацией, отшлифованной трудом и вкусом автора и его учителей (творцов, тренеров, имиджмейкеров, стилистов и т. д.): возле каждого выдающегося тела всегда есть не только восторженные обожатели, но и мастера, «отсекающие все лишнее» и создающие фасцинативный Образ. Этот Образ затем выстреливает в массовое восприятие современников, формируя у них Образ-Идеал-Идол и секс-символы, собирая толпы фанатов.

Дженнифер Лопез, как и другие знаменитые актрисы и модели, имеет персонального тренера, который разработал для нее специальные упражнения для упругих и красивых ягодиц. Актриса продает свой талант. Но… вместе с роскошными, застрахованными на 100 мл долларов США ягодицами. И разумно поступает, так как еще Пушкин говорил, что вдохновенье не продается, но можно рукопись продать. А если она в роскошном переплете – и подавно! Таковы законы рынка и продаж.

А если таланта нет? Тогда можно продавать «ягодицы отдельно». Тоже товар, и достаточно ходовой. Но уже на другом рынке. По свидетельству журналистов, исследовавших тонкости рынка секс-услуг, мужчины-красавчики 22–30 лет, оказывающие сексуальные услуги самого разнообразного свойства, зарабатывают в Москве столь прилично, что могут себе позволить самую широкую жизнь с престижными автомобилями, круизами, ресторанами и т. п. аксессуарами роскошной жизни. Основными клиентами являются богатые деловые женщины 40–45 лет, которые имеют возможность купить их как самый необходимый им товар для целевого употребления.
Фасцинирующий стиль эксгиби и что из него следует
В сфере сексуальной телесной «товаризации» у вида Homo sapiens преобладают женские тела. Р. Докинз не без иронии отметил как определенного смысла парадокс, что если у большинства живых видов красочные сигналы и ритуалы сексуального привлечения демонстрируют самцы, то у людей произошла инверсия и демонстрационная программа перешла к женщине. Женщины в большей степени, чем мужчины, используют свое тело и как демонстрационную фасцинацию, и как эффектный фасцинативный товар. И в этом коммуникативно-эротизированном процессе все большее значение женщины отводят демонстрированию и эффектному выставлению напоказ оголенных сексуально фасцинирующих частей тела.

Тяга к публичному обнажению сексуальных признаков восходит, по-видимому, к далекой древности, когда род человеческий в своих биологических повадках мало отличался от сородичей-обезьян, самки которых заманивали самцов краснотой и набуханием половых органов (так называемые «половые подушки») и, естественно, соответствующими возбуждающими сексуальными выделениями и запахами. Человеческая культура все это постепенно упрятала, вплоть до того, что пророк Мухаммед ввел для женщин полное сокрытие обнаженности и паранджу, укрывающую от похотливости мужчин даже лицо. Но природа есть природа, ее законы никто не может отменить и стремление показать и заманить в женской психике было закреплено эволюцией столь крепко, что прорывало все преграды и запреты. Эта тенденция достигла в XX столетии феномена публичного, демонстрационного эксгибиционизма, получившего в обиходном языке название «стиль эксгиби».

Начало стилю эксгиби в современном его понимании как публичного обнажения и демонстрирования женщинами сексуальных частей тела, особенно груди, ног, ягодиц и живота, было положено актрисами и танцовщицами в первом десятилетии двадцатого века и в этом велика «заслуга» знаменитой танцовщицы Альседоры Дункан с ее танцами в чем мать родила на сценах Петербурга.

Театр, а затем кино стали самыми прилежными пропагандистами публичного обнажения. Кинорежиссер Рене Клер по этому поводу не без сарказма заметил, что в двадцатом веке выпустить новый фильм без сцен обнажения стало чуть ли не неприличным. Начало третьего тысячелетия ознаменовалось такими «достижениями» эксгиби, как включение сцен обнажения уже и в оперные спектакли и массовым по всему западному миру оголением девушками пупков, часто еще и с вдетыми в них колечками и вытутаированными рядышком мотыльками. Животики не всегда изящны и достойны показа, но мода сильнее., она без фасцинации как каша без масла. В настоящее время уже никого не удивишь ни обнаженными пупками, ни спущенными джинсами и юбочками чуть ли не до ложбинки, ни просвечивающими грудками сквозь легкую ткань кофточек, ни всему остальному. Распространенной формой публичного эксгибиционизма стал развлекательный зрелищный эксгибиционизм, который приобрел вселенский размах: сценическое оголение стало нормой для певиц и поп-групп, а сцены совокупления и обнаженных оргий на театральных подмостках стали чуть ли не обязательным репертуаром множества театров. Тысячи оголенных мужчин и женщин собираются на разного рода эротические шоу по всему миру.

Усиливают этот шквал обнаженности глянцевые журналы, порнопродукция, множество эротической подельщины в кино и телевидении, откровенные эротичные имиджи звезд шоу-эстрады и, наконец, уличная реклама. Одной из особенностей современной уличной рекламы стало включение в рекламные показы обнаженных женских тел с подчеркиваем сексуально фасцинативных его признаков. На страницах популярного еженедельника «АиФ» как-то был опубликован вопрос из выступления одного из депутатов Госдумы: «Когда выходишь из дома по улице Улофа Пальме – там стоит огромный щит – а на щите три голые женщины стоят спиной… Это эротика или нет?» А если женское роскошное тело в соблазнительной позе величиной в три-четыре этажа? Можно сказать без преувеличения, что современный человек западной культуры не просто окружен, но в буквальном смысле слова затоплен эротикой вездесущего эксгиби и в живом, и в изобразительном виде.

Слабость к афишированию сексуально фасцинирующих частей женского тела оценивается в разных обществах по-разному: где-то это желанная норма, как в Бразилии или на островах Полинезии, а где-то великий грех, как в странах Ближнего Востока и мусульманских странах Африки. И вряд ли стиль эксгиби достоин того, чтобы его страстно осуждать. Факт остается фактом и его можно воспринимать как неотъемлемый признак эпохи, рассуждая о причинах или оставляя его без внимания, сражаясь, как это пытаются делать моралисты и ханжи, или, напротив, аплодируя все новым и новым «находкам» расцветающего пышным цветом стиля. Я целиком и полностью открещиваюсь от аргументов нравственного порядка, которыми любят прикрываться ханжи. Все, что сказано об эксгиби выше, показывает, что речь идет отнюдь не о каком-то общечеловеческом умопомешательстве. Просто нам довелось жить в особую эпоху, когда вечно живущая в человеческом обществе тяга к публичному показу своих сексуальных достоинств приобрела чрезмерные формы, стала акцентом моды – только и всего.

Но вот вступили в разговор о женской обнаженности ученые, и не эстетики или искусствоведы, а… физиологи. И не просто вступили, а забили тревогу. Первыми ее озвучили американские физиологи, открывшие неожиданный для факт: абсолютное большинство мужчин, умерших рано, в возрасте около шестидесяти лет, то есть далеко не старческом, были либо больны простатитом, либо имели еще и раковые патологии половых органов. Объяснение этому оказалось до банальности простым, буквально лежащим на поверхности. Известно, что проблемы с половыми органами у мужчин происходят главным образом от неудовлетворенного сексуального перевозбуждения. Физиолог Л. Китаев-Смык без всяких недомолвок прямо утверждает, что во многих специфических «мужских болезнях» виноваты... современные женщины, которые выбирают слишком легкомысленный стиль в одежде и поведении. По его мнению, западная цивилизация постепенно превращается в общество сексуально неудовлетворенных, и, как следствие, физически нездоровых мужчин. Экспериментальные наблюдения физиологов давно показали, как реагирует мужской организм на женскую привлекательность, а тем более обнаженную: происходит мгновенный вброс адреналина (мобилизация и прилив сил), эндорфинов (радостная эйфория и приподнятость), дофамина (энергия и возбуждение) и, конечно же, тестостерона, этого мобилизатора мужской потенции и готовности к сексуальной атаке. У всех и независимо от сознания! Такова матушка-природа, мы пока еще биологические существа, включая и гениев, и президентов. Но от этого, как говорится, не слаще. Сексуальное возбуждение призывает к удовлетворению, а мужчина встречает взглядом возбуждающий его обнаженный женский пупок и только. А если ему за сорок и за пятьдесят, возможностей выпустить накопившийся сексуальный пар все меньше и меньше, то начинаются серьезные проблемы, организм не выдерживает, реагирует напряжением, задержкой крови, и т. д., что неизбежно ведет к простатиту. А дальше и совсем худо – возможная смерть раньше срока.

Так стиль эксгиби, неумеренная демонстрация сексуальных признаков и движений, оглушающая эротическая реклама совершают свое смертоносное дело, сокращая жизнь мужского населения планеты, делая их менее сексуально способными, частенько импотентными, подтачивая биологическую силу к воспроизводству потомства, что опять же подтверждено сексологами, биологами и нейрофизиологами. Биологи уже просигналили: сперма современного цивилизованного мужчины стала значительно слабее, сперматозоиды не столь энергичны, как необходимо, зачатие становится все более проблемным, нужны уже «банки спермы» для здорового воспроизводства. Не потому ли в центрах репродуктивной реабилитации все больше и больше мужчин? И, естественно, страдающих женщин, для которых зачатие становится острейшей проблемой и депрессирующим фактором. Мужчины перестают быть биологическими производителями. Организм не выдерживает каждодневного напора мини-юбок, сверкающих женских ягодиц и томно изогнувшихся полуобнаженных див на уличных рекламных щитах.

Выходит, совсем не случайно пророк Мухаммед ввел в мусульманский обычай и ритуал запрет на обнажение женщиной лица, шеи, плеч, рук и ног. Только глаза и запястья рук. Остальное объявлено им греховным соблазном. И записал в мусульманских сутрах: «Показ женщиной тела – осквернение Аллаха». Плохо ли, хорошо ли это, вопрос нравственности, обычая и прав женщины. Но есть в этом запрете неожиданно позитивная сторона – мужчины Ближнего Востока не болеют простатитом и раком предстательной железы. Закрытость женского тела от вожделенных взоров, введенная Мухаммедом, защитила мужчин от весьма неприятных болезней.

Мода конечно требует жертв, но не до такой же убийственной степени. Уверен, что вскорости женщины осознают опасность заложенной в их тела сексуальной фасцинации и стиль эксгиби при всей мужской на него жажде пойдет на спад, оставив оголение пупков, ягодиц, грудей и прочих сексуально задорных мест тем, у кого все это было в арсенале тысячелетиями. Я имею в виду прекрасных... путан.

Сексуальная фасцинация держит в своей неумолимой власти всех мужчин и женщин, обрушивая на них сигналы обжигающе животного воздействия. С этим приходится жить и мириться, ни на минуту не забывая о том, что на этом биофасцинирующем могучем по воздействию фундаменте вырастает еще более могучая фасцинация, возвышающая человека до поэтического уровня романтической захваченности и фанатизма, какой является любовь с самыми волшебными в мире словами «Я тебя люблю».

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
ОБЩЕНИЕ ПОД ЗНАКОМ ФАСЦИНАЦИИ

Истоки конфликтности человеческого общения
Не всякое общение приятно. Достаточно соприкоснуться с хамом, чтобы ощутить это во всей красе. Вопрос напрашивается: какое же общение комфортно и как им овладеть?

Без привлечения фасцинации, фасцинативных сигналов, фасцинирующих средств и действий в понимании глубинных механизмов и закономерностей общения не обойтись. Именно отсутствие этих аспектов и приводит к тому, что множество практических руководств по техникам и рекомендациям по коррекции общения страдают порой удивительной однобокостью и даже грубыми ошибками, рекомендуя явно антифасцинативные приемы общения или провокации к психопатологиям.

Нулевой фасцинацией, пожалуй, не наделен никто. Задача заключается в том, чтобы помочь любому избавиться от серости и антифасцинации и повысить свой фасцинирующий уровень. С этой целью я практикую тренинги коррекции фасцинации имиджа и общения. Думаю, что с течением времени и с созданием кафедр и факультетов фасцинологии подобного рода тренинги, семинары, мастер-классы войдут в профессиональный арсенал не только фасцинологов, но и психологов, имиджмейкеров, педагогов актерского мастерства и других специалистов.

Но анализ законов общения следует, как мне представляется, производить начиная не с чарующе-приятной фасцинации, а с фасцинации опасности, угроз, страхов и обид. От этой и никакой иной фасцинации происходит то, что принято называть конфликтным общением, а его не пожелаешь никому и все стремятся избавить себя от его разрушительного действия. Насколько подобные фасцинирующе-разрушительные для общения корни изначальны и неодолимы для человеческого общения, или же они устранимы? Вот главные вопросы для теории человеческого общения и понимания его социальной и психологической природы.

Есть по крайней мере три биосоциальных фактора неизбежных и создающих базу изначальной, эволюционно запрограммированной конфликтности и конфронтационности человеческого общения.
Общение – это реализованные

в живую сигнальную форму человеческие отношения
Первый фактор социально-генетический. Он заключается в том, что общение представляет собой коммуникативную форму проявления и реализации индивидуальных и социальных отношений. Разорвать отношения и общения можно только в рамках научного анализа, в реальности же там, где имеется некое число людей, вступающих в социальные связи (семья, род, сексуальная диада, и т. д.), они реализуют их способами общения друг с другом. И наоборот, там, где наблюдается общение, непременно есть определенная содержательная (или хотя бы иллюзорно-содержательная) социальная связь. Это философско-психологическое положение высказано было мной еще в 1964 году. А. А. Леонтьев, воспроизводя его в своей широко известной, выдержавшей 4-е издания книге «Психология общения», сделал сноску на мою работу, отметив, что оно впервые представлено мною. Впоследствии в десятках работ об общении его воспроизводят как аксиому без ссылок на первоисточник.

Именно поэтому самая распространенная и захватывающая тема общения – это
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   24

Похожие:

Фасцинолог iconКнига «О природе человеческого общения»
Соковнин Владимир Михайлович фасцинолог, философ, cоциальный психолог, писатель

Фасцинолог iconФасцинолог
Книга может быть рекомендована всем, чья деятельность связана с государственным управлением, политикой, менеджментом, общением, имиджем,...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции