Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство




НазваниеСигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство
страница7/14
Дата публикации10.05.2014
Размер1.55 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Литература > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

СОБАЧЬИ НАТУРЫ
Собачий род собачьим остаётся,

Хоть золотом осыпать доведётся;
В одном дворе собачьи дети жили;

Что ж подлые они, что ж люты они были!

Помилуй Бог, чтоб мимо их двора

Прошёл бы кто-нибудь на риск свой и на страх…

Случилось: мимо шёл прохожий;

Накинулись легавые, мой Боже,

Ужасный лай, из пасти пена брызжет…

Прохожий видит: смерть к нему всё ближе, -

Стал откупаться всем, чтоб только выжить:

Всё кинул мясо им, и колбасу, и сыр…

Иные объявили ему мир,

С добычей уходя, хвостом виляя,

Но две особо злых его не оставляли,

И, получив изрядный кус, в награду, -

Его совсем загрызть уж были рады;

И может быть загрызли бы вконец,

Когда б - не всадник с палкой на коне

«Сыграл» одной дубиной по спине!

Пока одна паршивая скулила,

Вторая в подворотню удалилась…
Когда острастка для собак прошла,

Лягавые собрались – все, что были,

Спросили битую: «От лая, что прибыло?»

- По крайней мере, - псина отвечала, -

Я с этим проходимцем – не скучала…

Пусть не загрызла, но ему немало,

Не скучно было, как его достала…»

- Но он хозяину ведь не был неприятель,

Нас угостил изрядно, вкусно кстати…

Зачем же надо грызть, не понимаем,

Подруга, не скули теперь, родная…
Мораль: собакой в мире жить, отнюдь не худо,

Но без причин облаивать, паскудно…
ВОЛК ШКУРНИК
В одном дворе была лазейка шире,

К собакам волк жить попросился в мире,

Представившись несчастным, безотрадным,

(Притворщики на выдумки горазды).

Собаки, хоть и чуют: запах странный,

Но шкурника облаивать не стали…

Не то, чтобы собаки – без греха, -

Тревожить зря не стали пастуха.
«Прошу пожаловать меня, хоть не любя, -

Сказал им волк, - ведь я не за себя

Пришёл просить вас; за моих детишек,

Они – травы все ниже, речки - тише.

Ведь нас вы осчастливить в состоянье,

Мы выполним любое приказанье,

Во всём, во всём, хороший знаем толк, -

Сказал с притворною ужимкой шкурник-волк.

Скрывать не стану я от вас, мои друзья,

Что лисий хвост, взор волчий - у меня,

Но в остальном, уж будьте вы покойны,

Мы смирные, не злобны и достойны…»
Среди собак достойный был дворняга,

Он славился натурою сермяжной,

Сказал он волку: «Всем бы ты хорош, -

На волка - голосом и волосом похож…

Нам здесь, лишь хлеб да молоко – еда,

Тебе ж – ягнёнка надобно подать…

В лукавом взоре – волчий блеск души,

Вы, волки, только шкурой хороши…

Иди-ка, волк, - откуда ты пришёл,

Без волков скромно жить нам хорошо…

Ты на барашка косо не гляди,

По-доброму, зубастый, уходи…
Моралью не скажу, что был исправлен волк;

Волк не берёт - неволчьих правил в толк.
ФАЗАН И КАБАНИХА
Фазан на дубе молодом

Работал в гнёздышке своём…

«Да много ли для счастья надо, -

Подумал он, - живём и в том награда…»
Под дуб пришла на завтрак кабаниха,

И стала рыть под дубом корни лихо;

Да, так изрядно - рылом корни рыла, -

Фазану стало грустно и уныло…

- Засохнет дуб, - подумал он, - как видно,

Не за себя мне, за птенцов обидно…

Фазан сказал: «Кабаниха, привет!

Живите, здравствуйте, хоть сто и больше лет!..

Вы ловкая такая, просто страсть,

И без прикрас, - я радуюсь за Вас…»
«Да, что ты, подлый, вздумал обзываться! -

Кабаниха в ответ, и так пошла ругаться

(На чём стоит весь свет…

И где брала слова? И слов таких-то нет…).

Как ты посмел меня так обзывать, -

Твою и тётушку, и бабушку, и мать!..

Какая я тебе, фазану, кабанИха?!

Все корни вырою, - хлебнёшь по горло лиха!..

Не знает, что ль пернатый разум твой, -

Пожалована я теперь овцой…

И в звании таком имею я патент,

А род мой от бобров ведётся с древних лет…»
«Бог с вами, - так фазан ей отвечает, -

На вашу ругань я, фазан, не отвечаю.

Прошу меня простить, – не ведал я об этом,

Желаю здравья вам и многое вам лета…

Ведь мы простые… Простоты с нас будет…

Не по словам, а по делам лишь судим;

Ведь вы, как прежде, роете клыками,

Живите, как живётся вам, Бог с вами…

Тебя кабанихой назвал я невзначай,

Пожалуйста, прости и не серчай…»
Коль без морали басня, как без соли,

Ученью – свет, а кабанихам – ссоры…
НОВОВАВИЛОН
О господа в сверкающих коронах,

Толпою жадною, толпящихся у трона, -

Фальшивый блеск в коронах и в умах,

Позоритесь на свой вы риск и страх…

И в стаде ваших блеющих сует,

С горчичное зерно - разумных нет…

Траву всех пастбищ вы стоптали и стравили,

Все нивы ярким пламенем спалили.

Всё дарите, лишь ложные надежды…

Позор вам, венценосные невежды!

Себе самим же аплодировать вам любо,

Дудите в одуряющие трубы…

Сменяется - салют салютом разом,

Всем ослепляя зрение и разум;
Такое ж было, вспомнить не зазорно,

Под стогнами крушенье Вавилона,

И на Халдеев все тогда кивали,

Но рухнул Вавилон на Сеннааре…
И что же, Вавилон, вздымая внове,

Не видится ль вам - зла первооснова?!

Толпою жадною толпитесь вы у трона,

И бредите о золотой короне…
ВИТЯЗИ В ТРЁХ ШКУРАХ
Где спит пастух, там волки в стаде рыщут.

Есть особи, что и волков почище, -

Красуются они в овечьих шкурах,

И тем горды, что шкуры все с натуры…
Коль первую с него снимают шкуру,

Под нею шкура и опять - с натуры…

Гуляют в шкурах «витязи» по стаду,

И хвастают, что шкуры все, - что надо!..
И славят шкурных «витязей» при этом,

Славнее тем, чем больше шкур надето!..

В подмогу стаду бы не помешало -

Сторожевых собак дать для начала?
Лишь только появись сторожевые, -

Трёхшкурники сбежали б, чуть живые.

Молили бы: «Дай, Бог, резвее ноги!..»

Лишь только б пыль клубилась по дороге!..
Накажут внукам: «Боже упаси,

Гулять в стадах - в трёх шкурах на Руси!..»

Навек запомнили бы серые натуры,

Которые носили по три шкуры…
Мы и мораль имеем про запас:

Пора расшкурить шкурников сейчас…
ОРЁЛ И ГОЛУБКА
Орлу крыло охотник прострелил,

Орёл присел в унынии глубоком;

Чтоб новых у ручья набраться сил,

Где ворковали голубь и голубка…
Орёл смотрел во глубину небес:

Сквозь кроны дуба, клёна и берёзы, -

Так ярко солнце проливало свет, -

В очах орлиных заблестели слёзы…
Приметив в грусти вольного орла,

Решила подбодрить его голубка:

«Не унывай, - промолвила она, -

Здесь радость можно пить небесным кубком!..
Всё дышит здесь таким благоуханьем,

От зноя дуб нас тенью осеняет,

Мы станем с голубем дружить с тобой,

Пусть светит нам луч солнца золотой!..
Здесь, в мураве густой, не жизнь, а рай,

Игриво так ручей живой струится,

Цветы в росе вечернею порой;

В ручье журчащем - месяц серебрится…
Покой и тишина. Какое счастье!..

А в мире всюду – царствует ненастье.

Мы с голубем довольны жизнью этой;

Живи и радуйся, покуда в мире – лето…

Окрепнешь здесь, не ведая заботы,

А к осени – готовься к перелёту…»
Признательно орёл взмахнул крылом:

«Совет твой дельный и совсем не шутка.

Ты судишь правильно, как и должна, голубка,

Иначе я сужу, чтоб быть орлом…»
Кто слышал разговор, задумчиво молчали,

Языков птиц они не понимали…
КОЗА-КАЗАЧКА
- Вы кто? Что надо вам, мадам,

Так вероломно рвётесь к нам?

Что надо в этом доме вам?

Кто в гости вас позвал, мадам?

Зачем к нам засланы казачкой?

Кого задумали испачкать?
- Я к вам не заслана казачкой,

Нет, нет!.. Ну что вы, я – болячка…

Я вас не в шутку залечу,

За то, что вас – в друзья хочу…

А вот зачем так поступаю?

Я и сама про то не знаю…

Люблю здоровых бинтовать,

Люблю я просто донимать!..

Вы обратить должны вниманье -

На хворое моё сознанье…
- Что ни скажу я вам, мадам,

Уж вы на всё согласны…

Смотреть на вас и стыд и срам,

Болезнь у вас опасна…

Встречал подобных я людей

Немало, к сожаленью.

К персоне требуют своей

Любви и уваженья…

Вы с Демон Кратами, мадам,

И с бесами дружите,

Я вам на дружбу шанс не дам,

Хоть вы с ума сойдите….

Скажу вам на прощанье:

Удел ваш - увяданье…

А вот, мадам, вам и мораль:

Таких болезненных - мне жаль…
НЕ ДРАЗНИТЕ НОСОРОГА
Сами от страха тряслись

Вожаки - носорога дразнили:

Так его, эдак и всяк –

Плетью стегали, кололи и били…

Все носорога дразнили, не ведая меры,

Верно, что чужды им были и совесть, и вера…

Зверя огромного гнев закипал постепенно,

Даже, быть может, совсем уж терпел он безмерно,

Засомневалась толпа в обещанной битве титана,

Многих легко завести испугом, побоем, обманом…

- Нас надувают, - взревела толпа, - деньги немалые взяли,

Где ж носорожья озлобленность? Где его рёв? Где мычанье?..

Тут и не пахнет дичайшим сраженьем бывалым!

Только взыскали с нас денег за это немало!..

Тут и игрушка детей – давным уж давно не играла,

Тут и старушка кольцо ему в нос продевала б…
Но вот он рогом двойным леопарда тяжёлого вскинул, -

Так вот бросают лишь чучел набитых быки,

Тут отступили бизоны и буйволы с ними,

Лев от него побежал и влетел к драгунам на штыки…

- Вот это да-а-а! – вскричали в толпе ротозеи…

Деньги-то наши окупятся, видно, с лихвой!..

Только б до нас носорог не добрался, зверея,

Вот уж тогда - не миновать нам войны мировой!..
Остановить носорога смог, только лишь, колосс столпа…

Вот и, поди ж, сомневайся в героях, толпа…
ГАРАНТИИ ОТ ВОЛЧЬЕЙ СТАИ
Кружилась волчья стая вкруг овчарни,

Вначале, лишь матёрые рычали,

Потом завыли волки все, что были;

Завыли так, что, даже жутко стало

Двум пастухам, уже бывалым…
- Ой, брат, видать, хлебнём мы лиха, -

Сказал пастух по имени Никифор…

- Нам надо бы бежать отсюда, -

Сказал Никита, - будет худо…

Мы с заднего двора – через забор и в жито –

Почти на шёпот перешёл Никита…

- А если, серые догонят нас? Тогда

Настигнет неминучая беда…

- Но как нам быть, Никифор, милый брат,

От воя волчьего – я просто жить не рад…

- Быть может по одной им выделить овечке, -

Сказал Никифор, - съедят и в лес уйдут под вечер.

И чтоб не возвратились к нам опять, -

Гарантий с них железных надо взять:

Сюда гулять, чтоб стало им немило, -

Чтоб волчьи не показали нам рыла…

Пусть гарантируют: не станут жить мешать,

Клыков нам не показывать опять…
- Быть может, припугнём волков из ружей? –

Никита предложил.

- Да что бы, брат, контужен? –

Никифор отвечал, -

Тогда наверняка не будет мировой

С волками на века, - ручаюсь головой…

- Пусть будет, как в народе говорится, -

Овечками придётся откупиться…
- Овечки, пастухов нас - не ругайте, -

С Волков всерьёз потребуем гарантий…
Всей стаей резали овец, но есть - не торопились,

Лишь пуще прежнего матёрые завыли…
У басни есть мораль, но, ведь, едва ли, -

В овчарне - соль по вкусу от морали.
ЗАГАДКА ДЕВЫ СФИНКСУ
Однажды дева к Сфинксу подошла,

Загадку ему, Сфинксу задала…

Ну, что ж? Ведь Сфинкс тот камень, камень он и есть,

Не стоит перед ним стеснять свой стыд и честь.
О Сфинкс! С моих коварств – он плачет…

Я с ним хитрю, солгу и всё переиначу,

Да так, что свет его - я выдаю за тьму,

Всё белое его, - я чёрным обзову…
Сама я не пойму: что это - наважденье

Находит на меня, иль Лунное затменье?

Лишь мысль о нём придёт, сквозь злости моей тучи, -

Пускаю молнии в него и гром трескучий!..
Но мне самой в ущерб жестокая потеха:

Лишилась сна, покоя, дружбы, смеха…

Но далее иду – наперекор себе,

Яиц змеиных слишком уж в гнезде...

И наступает полоса унынья,

Потом же снова восстаёт гордыня…
Зачем я на его душевном небосводе,

Бушую и гневлюсь - всё вопреки природе?

Как будто я в своих поступках невольна,

В досаде, нервы натянулись, как струна -

В пылу самобичующего гнева,

В змею уж обратилась я из девы…
Скажи мне, Сфинкс, всю правду, без остатка:

В чём заключается, такая вот загадка?
Хоть Сфинкс ответить деве был бы рад, -

Обет молчания давал он - тьму веков назад….
МЁДОЛЮБИВАЯ ПЧЕЛА
Мёдолюбивая пчела

С цветком поцеловалась,

Но вскоре уж с другим цветком

Наедине осталась…

Скажи, пчела, признайся мне:

«Еще ты помнишь о цветке,

Что о тебе вздыхает,

И одинокий вянет?..»
Пчела, резва и весела,

В ответ, так прожужжала:

«Иначе, как бы я, пчела,

В свой улей мёду собрала?

Ну, что ж: цветок или другой, -

Пускай себе завянут;

Любезен новый цвет, живой,

Что с полной чашей медовой, -

Любить я не устану…»
«В меду порой придётся заблудиться, -

Отвергнуть сладость или насладиться? –

Мне не вопрос, - добавила пчела, -

Пусть, хоть цветы иссохнут все дотла…»
Что здесь сказать? Жужжит пчела красиво,

Вот только мёд не для себя носила;

Пора настала, Мишка Косолапый,

С пчелою вместе мёд - в рот отправляет лапой…
Отнюдь, не худо быть пчелою,

Но наслаждаться стоит - с головою…
ЦАРЬ ЗВЕРЕЙ
Кто царь зверей, кого сильнее нет?

Одни считают – лев, другие – человек.

Порой подсказкой - басня может быть,

Вот что об этом басня говорит.
Однажды лев с пантерой повстречался,

Ни мёртвой, ни живой признать лев не решался:

Изодрана вся шкура, распоротый живот,

Лев удивлялся: как она живёт?

- Кто так не пощадил тебя, подруга:

Всю шкуру изодрал? – признайся другу…

- Он самый хищный хищник на земле,

Жене на шубу изодрал всю шкуру мне…

- Как он жесток, - сказал пантере лев, -

С тебя с живой драть шкуру подло, грех…

Отныне я не стану есть и спать,

Клянусь злодея смертью наказать.
Своей дорогой встретил лев коня.

Шёл, удилами этот конь звеня,

От шпор бока его ободраны до мяса,

Без слёз не взглянешь, - это без прикрас…

- Ах, бедолага конь, трудяга, что ж такое? -

От вида твоего не буду знать покоя…

- Мной человек жестоко управляет:

Уздой ломает зубы, губы разрывает,

И шпорами бока мои дерёт…

- Злодей, - промолвил лев, - пусть он умрёт.

Крадёт саму он волю у коней,

И мучает по прихоти своей.

Умрёт в когтях моих – таков мой приговор,

Иль больше я не лев уж с этих пор…
Вот встретил лев быка, привязан он к столбу:

Ярмо на шее и клеймо на лбу,

До основанья спилены рога,

С кольцом в носу, что жизнь не дорога…

- Что, вол, с тобой стряслось на самом деле,

Что ты едва стоишь и дышишь еле-еле?

- Ах, лев, не спрашивай, ему вол отвечает, -

Хозяин чувства жалости не знает:

Лишил меня рогов, ярмом растёр всю шею,

Кольцом мне ноздри рвёт. Души он не имеет.

Лев покачал лохматой головой:

- Скажи мне, где живёт мучитель твой?!

Клянусь я царским именем своим,

Что от меня он не уйдёт живым!..

- Будь осторожен с ним, так молвил вол, -

Коварен он, хитёр и очень зол,

К тому ж ещё добавить остаётся,

С оружьем он, злодей не расстаётся.
И лев сказал: «Знать скоро, может статься,

Мир пожелает без людей остаться…»
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

Похожие:

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство iconСигачёв александр Александрович баллады. Из цикла «Песенное искусство»
Баллада стала любимым жанром поэзии сентиментализма, романтизма, а также получило широкое развитие героическая и героико-эпическая...

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство iconСигачёв александр Александрович поэтическое искусство. Маленькие поэмы
Поэмы повествовали о жизни и подвигах легендарных героев или богов; в этих образах, созданных народной фантазией, отразились великие...

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство iconСигачёв александр Александрович послание освобождения
В данной поэме нет вымысла. Материал поэмы взят из исторических фактов и поэтизирован в меру способности автора данной поэмы. Послание...

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство iconСигачёв александр Александрович муза узников гулага
Александра Садкова в рамках благотворительного конкурса «Часовни Памяти». Поэтическое исследование было направлено на сбор поэзии...

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство icon Александр Александрович Блок родился 16 (28) ноября 1880 года в Петербурге
Отец Блока, Александр Львович, был юристом, профессором права Варшавского университета

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство iconМурза Александр Александрович Александров Михаил Алексеевич Мурашкин...
В книге, подготовленной к изданию, рассматривается вопрос о возможности «оранжевой» революции в России

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство iconБиография пушкин александр Сергеевич (1799 1837)
Пушкин александр Сергеевич (1799 — 1837), поэт, прозаик, драматург, публицист, критик, основоположник новой русской литературы, создатель...

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство iconИ нформационно-библиографический отдел
Александр Сергеевич Пушкин [Текст] : документы к биографии, 1799 – 1829 / сост и вступ ст. Старк В. П. – Спб. Искусство-спб, 2007....

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство iconМы все знаем, что многое зависит и от учителей, не так ли?
А. С. Пушкина, и на поколение декабристов, были Александр Петрович Куницын, (нравственные и политические науки); Николай Федорович...

Сигачёв александр Александрович миниатюры литературы. Миниатюрное искусство iconС. Кара-Мурза, А. Александров, М. Мурашкин, С. Телегин
Сергей Георгиевич Кара-Мурза, Александр Александрович Александров, Михаил Алексеевич Мурашкин, Сергей Анатольевич Телегин. На пороге...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции