Всероссийская олимпиада школьников по литературе




Скачать 129.81 Kb.
НазваниеВсероссийская олимпиада школьников по литературе
Дата публикации13.10.2014
Размер129.81 Kb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Литература > Документы
Всероссийская олимпиада школьников по литературе

Региональный этап

9 класс

Сопоставительный анализ стихотворных произведений

Н.А. Заболоцкий

Читая стихи

Любопытно, забавно и тонко:

Стих, почти непохожий на стих.

Бормотанье сверчка и ребёнка

В совершенстве писатель постиг.
И в бессмыслице скомканной речи

Изощрённость известная есть.

Но возможно ль мечты человечьи

В жертву этим забавам принесть?
И возможно ли русское слово

Превратить в щебетанье щегла,

Чтобы смысла живая основа

Сквозь него прозвучать не могла?
Нет! Поэзия ставит преграды

Нашим выдумкам, ибо она

Не для тех, кто, играя в шарады,

Надевает колпак колдуна.
Тот, кто жизнью живёт настоящей,

Кто к поэзии с детства привык,

Вечно верует в животворящий,

Полный разума русский язык.

1948

А.А. Тарковский

***

Я учился траве, раскрывая тетрадь,
И трава начинала, как флейта, звучать.
Я ловил соответствия звука и цвета,
И когда запевала свой гимн стрекоза,
Меж зелёных ладов проходя, как комета,
Я-то знал, что любая росинка – слеза.
Знал, что в каждой фасетке огромного ока,
В каждой радуге ярко стрекочущих крыл
Обитает горящее слово пророка,
И Адамову тайну я чудом открыл.

Я любил свой мучительный труд, эту кладку
Слов, скреплённых их собственным светом, загадку
Смутных чувств и простую разгадку ума,
В слове «правда» мне виделась правда сама,
Был язык мой правдив, как спектральный анализ,
А слова у меня под ногами валялись.

И еще я скажу: собеседник мой прав,
В четверть шума я слышал, в полсвета я видел,
Но зато не унизил ни близких, ни трав,
Равнодушием отчей земли не обидел,
И пока на земле я работал, приняв
Дар студёной воды и пахучего хлеба,
Надо мною стояло бездонное небо,
Звёзды падали мне на рукав.

1956

Всероссийская олимпиада школьников по литературе

Региональный этап

10 класс

Комплексный анализ стихотворного произведения

А.С. Пушкин

Полководец

У русского царя в чертогах есть палата:
Она не золотом, не бархатом богата;
Не в ней алмаз венца хранится за стеклом;
Но сверху донизу, во всю длину, кругом,
Своею кистию свободной и широкой
Её разрисовал художник быстроокой.
Тут нет ни сельских нимф, ни девственных мадонн,
Ни фавнов с чашами, ни полногрудых жён,
Ни плясок, ни охот, — а всё плащи, да шпаги,
Да лица, полные воинственной отваги.
Толпою тесною художник поместил
Сюда начальников народных наших сил,
Покрытых славою чудесного похода
И вечной памятью двенадцатого года.
Нередко медленно меж ими я брожу
И на знакомые их образы гляжу,
И, мнится, слышу их воинственные клики.
Из них уж многих нет; другие, коих лики
Ещё так молоды на ярком полотне,
Уже состарились и никнут в тишине
Главою лавровой...

Но в сей толпе суровой

Один меня влечёт всех больше. С думой новой
Всегда остановлюсь пред ним — и не свожу
С него моих очей. Чем долее гляжу,
Тем более томим я грустию тяжёлой.

Он писан во весь рост. Чело, как череп голый,
Высоко лоснится, и, мнится, залегла
Там грусть великая. Кругом — густая мгла;
За ним — военный стан. Спокойный и угрюмый,
Он, кажется, глядит с презрительною думой.
Свою ли точно мысль художник обнажил,
Когда он таковым его изобразил,
Или невольное то было вдохновенье, —
Но Доу дал ему такое выраженье.

О вождь несчастливый! Суров был жребий твой:
Всё в жертву ты принес земле тебе чужой.
Непроницаемый для взгляда черни дикой,
В молчанье шёл один ты с мыслию великой,
И, в имени твоём звук чуждый невзлюбя,
Своими криками преследуя тебя,
Народ, таинственно спасаемый тобою,
Ругался над твоей священной сединою.
И тот, чей острый ум тебя и постигал,
В угоду им тебя лукаво порицал...
И долго, укреплён могущим убежденьем,
Ты был неколебим пред общим заблужденьем;
И на полупути был должен наконец
Безмолвно уступить и лавровый венец,
И власть, и замысел, обдуманный глубоко, —
И в полковых рядах сокрыться одиноко.
Там, устарелый вождь! как ратник молодой,
Свинца весёлый свист заслышавший впервой,
Бросался ты в огонь, ища желанной смерти, —
Вотще! —
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

О люди! жалкий род, достойный слёз и смеха!
Жрецы минутного, поклонники успеха!
Как часто мимо вас проходит человек,
Над кем ругается слепой и буйный век,
Но чей высокий лик в грядущем поколенье
Поэта приведёт в восторг и в умиленье!
<1835>

Всероссийская олимпиада школьников по литературе

Региональный этап

11 класс

Комплексный анализ прозаического произведения

А.Т. Аверченко

Счастье солдата Михеева

I

Однажды я прочёл в газете заметку – в отделе «Дневник происшествий».

Заметка эта была набрана петитом, поставлена в самом укромном уголке газеты и вообще она не претендовала на исключительное к себе внимание со стороны читателя.

И, однако, прочтя эту заметку, я поразился, я преклонился перед её библейской величавостью, Шекспировской глубиной и дьявольской холодностью стиля околоточного надзирателя, – выдержку из протокола которого заметка, вероятно, и представляла. Врезалась она мне в память слово-в-слово:

«Вчера, в трактир Кобозева по Калужской улице зашёл уличный продавец счастья, предлагавший посетителям конвертики с "предсказанием судьбы"... Бывший в трактире мещанин Синюхин заинтересовался предсказанием своей судьбы и тут же купил у продавца счастья предсказание за 5 коп. Но, вскрыв конверт и прочитав свою судьбу, мещанин Синюхин остался ею недоволен и, вскочив с места, бросился догонять продавца счастья, уже вышедшего на улицу. Тут, на улице между ними возгорелся спор: недовольный своей судьбой, Синюхин стал требовать у продавца возврата уплаченных денег, а продавец отказывался, утверждая, что он и сам не знает, что заключено в конверте. Спор перешел в драку, причем мещ. Синюхин ударил продавца счастья по лицу. Разъяренный продавец счастья, назвавший себя потом Игнатием Рысис, выхватил нож и ударом в живот убил наповал мещ. Синюхина. Рысис арестован».

Не поразительна ли эта сухая газетная заметка: человек купил предсказание своей судьбы, остался ею недоволен, захотел с типичной слепотой глупого человека изменить эту судьбу – и что же? Судьба победила его. Человек нашел свою судьбу очень плохой – и что же? Через пять минут он оказался прав.

И судьба оказалась права.

А «продавец счастья», продавший своему клиенту плохое счастье, кем он оказался в руках судьбы? Послушным слепым орудием.

И я очень, очень жалею, что мне не придется никогда встретиться с Игнатием Рысис, отбывающим где-нибудь в каторжной тюрьме положенный ему срок.

Чувствую я, что это настоящий продавец счастья и что только у него, вероятно, я мог бы с точностью узнать предстоящую свою судьбу.

Так хочется верить, что мне бы он продал счастье получше, чем счастье мещанина Синюхина.

А, может быть...

II

У ворот сборного пункта, как пчёлы, роились бородатые, усатые запасные.

Человек сто их было, одетых в поддевки, зипуны, пиджаки и пальто, накинутые на плечи.

Уже чувствовалось, что постепенно отрываются они – совершенно для себя незаметно – от эгоистической семейной ячейки и что входят они уже, что вливаются они – тоже совершенно для себя незаметно – в одну великую единую могучую реку, называемую армией.

Теряется индивидуальность, теряется лицо – одна серая компактная масса поползёт куда-то, сосредоточенно нахмурив общие брови на общем лице...

Я втёрся в их толпу, и в один момент меня окружила, проглотила масса плеч, голов и спин.

– Что, барин, тоже идёшь? – сверкнул белыми зубами на загорелом лице усатый молодец, широкоплечий, на диво скроенный.

– Нет, до меня пока очередь не дошла, я так.

Обыкновенно при таких встречах всякому пишущему человеку полагается задать солдатам один преглупый вопрос (и, однако, всякий пишущий человек его задаёт):

– Что, страшно идти на войну?

Я не такой.

– Курить хотите, братцы? – спросил я, вынимая свёрток с заранее приготовленной тысячей папирос.

Как куча снегу под лучами африканского солнца, – если такая комбинация вообще мыслима – растаяли мои папиросы.

Лица осветились огоньками папирос, приветливыми улыбками – мы разговорились.

– И чего это, скажи ты мне барин, на милость, русский человек так немцов не любит? Японец ничего себе, турок даже, скажем, на что бедовая голова – пусть себе дышит... А вот поди-ж ты – как немцов бить – и-и-и-их, как все ухватились. И тащить не надо – сам народ идёт.

Чей-то невидимый голос прозвучал сзади меня:

– Понятно: турок, японец, он сбоку тебя идёт, а немец на спину норовит взгромоздиться.

– Верно, Миколаев.

– Опять же о немце и так некоторые выражаются...

Мне так и не удалось узнать, как выражаются некоторые о немце, потому что сбоку весь народ зашевелился и оттуда послышался зычный голос:

– Счасть-е!!! Судь-ба! Пять копеек штука! Кому желательно узнать свою истинную судьбу за пять копеек штука. Нижние чины платят пять копеек, верхние чины – десять копеек!

– Ишь-ты, – умилился кто-то. – Везде, значит, нижним чинам легше!

– Гляди, Михеев, – вскричал мужичонко, заметно формировавшийся уже здесь на сборном пункте в будущего ротного остряка. – Гляди, брат, как тебе повезло, что ты ещё в нижних чинах! Будь ты енералом – тут бы-те и крышка. Разорил бы тебя гривенник.

Широкоплечий Михеев, тот самый, что спросил меня, иду ли я на войну? – отодвинул легонько будущего ротного остряка, и придав лицу серьёзное, строгое, как перед причастием, выражение, протянул продавцу счастья пятак:

– Дай-ка, дядя, на последний. Чего оно там такое?..

И по его сжатым губам, по нахмуренным бровям было видно, что для него – это дело не шуточное.

И все поняли, что перед ними, может быть, решается судьба человека, и тоже притихли, сгрудившись около продавца счастья.

У этого продавца счастья дело было, видно, поставлено на широкую ногу: ящик был обклеен серебряной бумагой, обит золочёными, успевшими потускнеть, гвоздиками, а на крышке ящика сидел старый зелёный попугай, производивший крайне благоприятное впечатление своим добросовестным видом.

Он будто говорил:

– Мне что-ж... Мне всё равно. Я в вашу судьбу не вмешиваюсь. Какой конвертик попадется, такой и получите. А дальше уж ваше дело.

Вообще, всё предприятие имело солидный вид. Присутствие равнодушного, как сама судьба, попугая как нельзя лучше гарантировало отсутствие элемента пристрастия во всём деле. А если бы счастье вынимала рука продавца или покупателя счастья – кое о чём можно было бы поспорить.

– Птица вынет? – почему-то шёпотом спросил Михеев, с плохо скрытым суеверным ужасом поглядывая на загадочного попугая.

– Птица. Дело Божье – нам вмешиваться нельзя.

Продавец выдвинул нижний ящичек. Попугай механически нагнулся вниз, клюнул и равнодушно протянул клюв, держа в нём счастье солдата Михеева.

Слышно было прерывистое дыхание заинтересованных зрителей.

Михеев перекрестился широким привычным крестом и вскрыл конверт.

Повертел нерешительно жёлтый клочок бумаги, всмотрелся в него и, чмокнув губами, протянул мне.

– Чегой-то печать неразборчива, – заметил он. – Прочти, барин.

И он близко-близко придвинулся ко мне, этот человек, судьба которого была в моих руках.

Я внятно прочёл:

Гадание карьеры.

«Ты красива и найдёшь любящих тебя из среды множества молодых людей. Наконец, влюбишься в известного богача и справедливо, но без взаимности; только соединению вашему помешает много думающая о себе его тётка.

Будь, однако, в постановлениях своих постоянна, так, по смерти этой тётки, он обвенчается и осчастливит тебя. Бог благословит тебя потомством, которое будет тебя уважать и любить. Одна из твоих дочерей, пристойная, выйдет рано замуж, оставит мать и уедет со своим мужем в Америку, где будет счастливой.

Проживешь до 90 лет».

Михеев внимательно прослушал до конца всю подсунутую ему попугаем судьбу и, поразмыслив немного, нерешительно заметил:

– Что-то оно, как будто, не тово, барин... Будто тут больше об женщине. А?

Я обернулся с целью попросить у продавца судьбы объяснения этому казусному случаю, но того и след простыл.

Уважение к солидности его фирмы сменилось у меня лёгким разочарованием и досадой, но я постарался не подать виду.

Приходилось оперировать тем, что было в руках.

– Видишь ли, Михеев, – обратился я к разочарованному, убитому искателю счастья. – Ты не должен понимать того, что здесь сказано, буквально. То есть, другими словами, здесь всё сказано приблизительно. Тебе дан, так сказать, материал, а ты уже сам должен толковать, как тебе более подходит по твоему полу и званию.

Его убитый вид сменился другим – внимательным, с примесью лёгкой надежды в широко раскрытых голубых глазах.

И когда он придвинулся ко мне ближе и взглянул на меня этими доверчивыми, как у ребёнка, голубыми глазами, будто ища защиты и покровительства – сердце моё раскрылось навстречу ему и я решил, что сделаю всё, чтобы утешить и ободрить этого солдата Михеева.

III

– Так вот что, Михеев... Это ничего, что тут, как будто, женская судьба. Ведь, согласись сам, что у продавца всего один ящик, а покупают у него мужчины и женщины – как же попугаю тут разобраться. Верно?

– Так-то оно так, – согласился Михеев, по-прежнему, с полуоткрытым ртом ловя каждое моё слово.

– А ещё бы же не так! Ну вот теперь, разберём по-настоящему каждую фразу...

– Фразу?

– Ну, да... я хочу сказать: по кусочку. Ну-с... Кусочек первый... «Ты красива и найдешь любящих тебя из среды множества молодых людей»...

Я осмотрел его критическим взглядом и искренно сказал:

– Есть. Парень ты, действительно, красивый. Значит, это верно.

Михеев вспыхнул, опустил голову и стал застенчиво царапать крепким ногтем какой-то узелок на собственном рукаве.

И товарищи тоже осмотрели его и единогласно подтвердили:

– Да парень он что ж... Ничего себе. Парень, как парень.

– Всё, как говорится, на месте.

– Значит, верно сказано.

По тону окружающих было заметно, что кредит жёлтой бумажонки стал заметно подыматься.

– Пойдём дальше. «Влюбишься в известного бог... гм!.. в известную богачиху и справедливо, но без взаимности»... Ну, это, Михеев, тоже понятно. Сердцу, брат, не закажешь! И если понравится богачиха – так тут уж ничего не поделаешь.

– Это верно, – согласились некоторые опытные люди из окружающих, очевидно, уже пронзённые в своё время стрелами крылатого Амура.

– Любовь – зла, полюбишь и козла, – подтвердил кто-то из наиболее израненных крылатым богом.

– То-то и оно, – улыбнулся я, снисходительно оглядывая внимательную аудиторию. – Теперь... что касается «без взаимности» тоже – брат... Ты, Михеев, не обижайся, но богачихи, они народ избалованный – где ж ей любить простого... ты чем занимался раньше?

– Сцепщиком был на железной дороге.

– Да... Где-ж ей полюбить простого сцепщика?

– Что-ж, я понимаю, – скромно согласился Михеев. – Где мне до богачихи. Не по носу табак.

– Это правильно, – поддержал кто-то.

– Нешто нашему брату сиволапому до богачихи тянуться? Жирно будет.

– Лопнешь тут.

– Тут уж не беспокойся.

– Отошьют.

– Дальше. «Только соединению вашему помешает много думающая о себе его тётка».

– Ишь, стерва, – возмутился рыжий солдат из числа искренно сочувствующих Михееву.

– Она, баба, действительно... Куда не впутается, везде дрянь будет.

– Ишь-ты: «много думающая о себе тётка». Дать бы ей хорошей выволочки – так не думала бы о себе много.

– Жидок на расправу их брат, – заметил тот же наиболее израненный стрелами Амура. – От первого леща такой вой подымет, что и-и-их!

– Ну, замолчи. Разговорился тут. Читайте, барин, дальше.

– «Будь, однако, в постановлениях своих постоянен, так по смерти этой тётки он... гм... она обвенчается и осчастливит тебя».

Михеев вдруг прыснул в кулак, но тотчас же, будто испугавшись, принял преувеличенно важный вид.

– Уже, – махнул он рукой.

– Что «уже»?!

– Обвенчались. Восемь лет, как я женат.

– Чего ж ты молчал, – растерялся я, немного сбитый с толку.

– Как же. Девятый год пошёл.

– Что ж, – спросил рыжий солдат, – так оно и было? Богатая была?

– Это как сказать... Двести рублей за ней взял, перину, корову.

– Деньги не малые, – вздохнул маленький мужик.

– Сила!

– Вот оно, брат, судьба-то и оказалась... Попугай, брат, врать не станет.

– Тётка-то была?

– У ей? Была. Такая презлющая, что ужас. В Мокеевке шахтёры её убили. Стряпухой она была на артель.

– Так ей и надо, – поддержал тот же ожесточённый женщинами господин. – Заслужила своё.

– И как это ловко всё предсказано: богачиха – извольте; венчание – извольте; тётка – извольте.

– Я ж тебе говорил – попугай, он себя окажет.

– Оказал. Хитреющая птица.

– Молчите, черти. Только мешаете. Читайте, барин.

– «Бог благословит тебя потомством, которое будет тебя уважать и любить. Одна из твоих дочерей, пристойная, выйдет рано замуж, оставит мать и уедет со своим мужем в Америку».

– Не пущу! – твёрдо и значительно сказал вдруг Михеев, упрямо, как бык, наклонив голову.

– Кого не пустишь?!

– Её. Дочку. В Америку.

– Как же так ты не пустишь, чудак человек, – вмешался рыжий солдат, ежели ейный муж её возьмет.

– Не пущу. Пусть тут сидит.

– Михеев, – возразил я. – Да ведь это же судьба. Как же ты можешь идти напротив??

– Конечно, пусти, – послышались голоса. – Ишь, чёрт, упёрся: «не пущу»!

– Как же так можно мужнюю жену не отпустить.

– За это, брат, по головке не погладят.

– Да уж... Муж, ежели не дурак, такое тебе «не пущу» пропишет, что ног не потянешь.

– Ну, ладно... Пусть едет, – сдался Михеев. – Другая останется. Дальше как, барин?

– «...Где будет счастливой. Проживешь до 90 лет».

– Это я-то?

– Ясно. Вот видишь тут сказано, внизу.

Михеев расцвёл. Ударил себя в полы и радостно засмеялся.

– Это ловко, братцы! Вот тебе и война. И пропишу же я немцу теперь!.. А? До 90 лет!!! А я-то думаю себе: «Эх, бабахнет меня там ядром али пулей – пропал я вместе со всеми потрохами». А? Девяносто лет!

– Делов ты теперь накрутишь, Михеев, – заметил рыжий солдат, безо всякой, впрочем, зависти.

– Говорил же я, что попугай себя окажет.

– Что и говорить – все как по писанному. Спасибо, барин. Утешил.

Товарищи поздравляли сияющего Михеева.

1915

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Всероссийская олимпиада школьников по литературе icon1 Всероссийская олимпиада школьников (муницип этап) по родным языкам

Всероссийская олимпиада школьников по литературе iconПо какому принципу образованы ряды?
Всероссийская олимпиада школьников по обществознанию (школьный тур) 2010-2011 у г

Всероссийская олимпиада школьников по литературе icon2005-2006 учебный год всероссийская олимпиада школьников по литературе региональный этап
А. Н. Семенов профессор, доктор педагогических наук, директор Института языка, культуры и истории народов Югры югу, зав кафедрой...

Всероссийская олимпиада школьников по литературе iconВсероссийская олимпиада школьников (муниципальный тур) Список победителей...
Результаты участия учащихся гимназии в интеллектуальных мероприятиях в 2012-2013 учебном году

Всероссийская олимпиада школьников по литературе iconМесто для шифра всероссийская олимпиада школьников по истории 2010/2011 год
Выберите по 1 верному ответу в каждом задании и занесите выбранные ответы в таблицу

Всероссийская олимпиада школьников по литературе iconВсероссийская олимпиада школьников по истории 2013/2014 учебный год
Кафедральный Соборный храм Христа Спасителя в Москве, Большой кремлевский дворец, Оружейная палата, Николаевский вокзал

Всероссийская олимпиада школьников по литературе iconВсероссийская олимпиада школьников по русскому языку 2011-2012
Сергей Ожегов, Соломон Михоэлс, Николай Новиков, Владимир Гиляровский, Дмитрий Писарев, Екатерина Воронцова-Дашкова, Константин Батюшков,...

Всероссийская олимпиада школьников по литературе iconВсероссийская дистанционная эвристическая олимпиада по литературе
Кто-то только пошёл в школу и делает первые шаги в литературу, а кто-то уже стал второклассником и прочитал немало книг! С книгой...

Всероссийская олимпиада школьников по литературе iconXxxvi-я Всероссийская дистанционная эвристическая олимпиада по английскому языку
Составители заданий: Андрианова Г. А., к п н., Гоголева С. А.,Труфанова М. В., Хуторская А. А., Купрейченко Н. В

Всероссийская олимпиада школьников по литературе iconВсероссийская дистанционная эвристическая олимпиада по литературе и русскому языку (сленг)
А существует ли школьный сленг? Напиши рассказ из своей школьной жизни, используя как можно больше сленговых слов и выражений, дай...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции