История всемирной литературы




Скачать 18.19 Mb.
НазваниеИстория всемирной литературы
страница1/118
Дата публикации23.09.2014
Размер18.19 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Литература > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   118
АКАДЕМИЯ НАУК СССР
АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
им. А. М. ГОРЬКОГО

ИСТОРИЯ
ВСЕМИРНОЙ
ЛИТЕРАТУРЫ


В ДЕВЯТИ ТОМАХ

ГЛАВНАЯ РЕДКОЛЛЕГИЯ

Г. П. БЕРДНИКОВ (главный редактор),
Ю. Б. ВИППЕР (заместитель главного редактора),
Д. С. ЛИХАЧЕВ, Г. И. ЛОМИДЗЕ, Д. Ф. МАРКОВ,
А. Д. МИХАЙЛОВ, С. В. НИКОЛЬСКИЙ,
Б. Б. ПИОТРОВСКИЙ, Г. М. ФРИДЛЕНДЕР,
М. Б. ХРАПЧЕНКО, Е. П. ЧЕЛЫШЕВ

———————————————

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»

МОСКВА 1987

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
им. А. М. ГОРЬКОГО

ИСТОРИЯ
ВСЕМИРНОЙ
ЛИТЕРАТУРЫ


ТОМ ЧЕТВЕРТЫЙ

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ ТОМА

Ю. Б. ВИППЕР (ответственный редактор)
П. А. ГРИНЦЕР, Д. С. ЛИХАЧЕВ, Н. Ф. РЖЕВСКАЯ,
Б. Л. РИФТИН, А. Н. РОБИНСОН

——————————————

ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»

МОСКВА 1987
ОТВЕТСТВЕННЫЕ РЕДАКТОРЫ ТОМОВ:

1 — И. С. БРАГИНСКИЙ; 2 — Х. Г. КОРОГЛЫ и А. Д. МИХАЙЛОВ;
3 — Н. И. БАЛАШОВ; 4 — Ю. Б. ВИППЕР;
5 — С. В. ТУРАЕВ; 6 — И. А. ТЕРТЕРЯН; 7 — И. А. БЕРНШТЕЙН;
8 — И. М. ФРАДКИН; 9 — Л. М. ЮРЬЕВА

Ученый секретарь издания — Л. М. ЮРЬЕВА

      4603000000-216
И ——————— Подписное
         042(02)-87

© Издательство «Наука», 1987 г.




5

ОТ РЕДКОЛЛЕГИИ

Том IV охватывает литературу XVII столетия. В томе прослеживается, как основной общественный конфликт эпохи — столкновение между силами, стремящимися сохранить господство средневековых устоев, и тенденциями прокладывающего себе путь Нового времени — своеобразно преломляется в литературе различных регионов мира. Существенный аспект концепции тома — раскрытие представления о XVII в. как самостоятельной эпохе в истории европейских литератур. В условиях замедленного на этом этапе культурного развития стран Востока в подавляющем большинстве литератур Азии XVII век не отграничен так четко, как в Европе, от XVI и XVIII вв. В томе анализируются сложность и противоречивость, свойственные духовной жизни XVII в. (такова она и в России, где XVII век представляет собой важный переходный период, стоящий на грани Средневековья и Нового времени), и выделяется то плодотворное и непреходящее, что выявилось в литературе этой преисполненной драматизма эпохи. Конкретный анализ уточняет, как в отдельных европейских литературах противоречия этого времени отразились в становлении направлений, в развитии и взаимодействии реалистических устремлений, стилей барокко и классицизма. Неравномерность развития, показательная для XVII в., далеко не достигла еще той степени остроты, которая станет ей свойственна позднее, в конце XVIII и в начале XX в. Так, этот процесс не захватил пока Восточную Азию. В Японии, Китае, Корее городская культура находится на подъеме, порождает целый ряд произведений, обладающих всемирно-исторической художественной ценностью. Изучение исторически конкретных форм, в которых эта неравномерность выявляется в литературах отдельных регионов мира, — одна из основных задач, стоявших перед авторами тома.

Авторская работа в томе распределилась следующим образом (по алфавиту авторов): Л. А. Аганиной написана глава «Непальская литература»; Н. И. Балашовым — часть главы «Испанская литература» (драматургия); А. Г. Барамидзе — глава «Грузинская литература»; И. С. Брагинским написан раздел «Литературы Средней Азии» (в соавторстве с У. Каримовым, А. П. Каюмовым, С. Дурдыевым, М. Овезгельдыевым); Н. И. Ванниковой — глава «Литература французских поселений в Канаде»; Ю. Б. Виппером написаны Введение к разделу «Литературы Западной Европы», глава «Французская литература» (за исключением параграфов 3, 7, 12); Введение к разделу «Прибалтийские литературы», а также Введение и Заключение к тому в целом (совместно с Б. Л. Рифтиным); Н. А. Вишневской написана глава «Индийские литературы»; Л. Г. Гинейтисом — глава «Литовская литература»; Г. Ф. Гирсом — глава «Афганская литература»; И. Н. Голенищевым-Кутузовым написаны части главы «Итальянская литература» (параграфы 4, 5, 7, 8, 9, 10, 12); А. Дадашзаде — глава «Азербайджанская литература»; Е. М. Двойченко-Марковой написаны главы «Молдавская и валашская литературы» и «Литература ранних английских поселений в Северной Америке»; А. А. Жуковым написана глава «Суахилийская литература» (совместно с В. М. Мисюгиным); В. К. Зайцевым — часть главы «Южнославянские литературы» (литература Дубровника); Л. С. Кишкиным — глава «Чешская и словацкая литературы»; Н. И. Кравцовым написана глава «Южнославянские литературы» за исключением параграфа о литературе Дубровника (в главе использованы материалы Л. Г. Гаврюшкиной); Н. Г. Краснодембской — глава «Сингальская литература»; В. И. Крекотенем — глава «Украинская литература»; В. Н. Кутейщиковой — глава «Литература испано-португальских колоний в Америке» (раздел об испаноязычных литературах); Л. Е. Куббелем написано Введение к разделу «Литературы Африканского континента»; Р. Г. Левковской написана глава «Персидская литература»; А. В. Липатовым — глава «Польская литература»; Д. С. Лихачевым написаны Введение к разделу «Восточнославянские литературы» и глава «Русская литература»; В. А. Макаренко написана глава «Филиппинская литература»; В. Н. Марковой (совместно с В. С. Сановичем) — части главы «Японская литература» (поэзия и драматургия); И. Ю. Марциной — часть главы «Скандинавские литературы» (финская литература); Е. И. Маштаковой — глава «Турецкая литература»; Е. М. Мелетинским — часть главы «Скандинавские литературы» (датская,

6

норвежская, исландская и шведская литературы); С. А. Мироновым написана глава «Южноафриканская литература на нидерландском языке»; В. М. Мисюгиным — глава «Суахилийская литература» (совместно с А. А. Жуковым); Л. Н. Моревым — глава «Лаосская литература»; В. С. Налбандяном — глава «Армянская литература»; М. И. Никитиной — глава «Корейская литература» (совместно с А. Ф. Троцевич); А. Н. Николюкиным написано Введение к разделу «Литературы Американского континента»; Н. И. Никулиным написана глава «Вьетнамская литература»; Э. И. Нирком — глава «Эстонская литература»; Д. Д. Обломиевским написаны части главы «Французская литература» (Корнель, Мольер, Лабрюйер); Ю. М. Осиповым — глава «Тайская (сиамская) литература»; В. В. Ошисом — глава «Нидерландская литература»; Б. Б. Парникелем написаны Введение к разделу «Литературы Южной и Юго-Восточной Азии» и глава «Литература Индонезии и Малаккского полуострова»; Г. П. Поповым написана глава «Бирманская литература»; Б. И. Пуришевым — глава «Немецкая литература»; Т. И. Редько — часть главы «Японская литература» (Введение, проза); Б. Л. Рифтиным написаны Введение к разделу «Литературы Восточной, Юго-Восточной и Центральной Азии», части главы «Китайская литература» (повествовательная проза, жанры простонародной литературы, драматургия); а также Введение и Заключение к тому (совместно с Ю. Б. Виппером); А. Н. Робинсоном написано Введение к разделу «Литературы Центральной и Юго-Восточной Европы»; О. К. Россияновым написана глава «Венгерская литература»; М. Б. Руденко — глава «Курдская литература»; А. Г. Сазыкиным — глава «Монгольская литература»; Л. С. Савицким — глава «Тибетская литература»; Р. М. Самариным — глава «Английская литература»; А. П. Саруханян — глава «Ирландская литература»; В. Д. Седельником — глава «Швейцарская литература»; Т. Ф. Серковой написана глава «Албанская литература»; Г. В. Степановым написаны части главы «Испанская литература» (Введение, поэзия, проза); И. А. Тертерян написаны глава «Португальская литература» и часть главы «Литература испано-португальских колоний в Америке» (бразильская литература); А. Ф. Троцевич — глава «Корейская литература» (совместно с М. И. Никитиной); Я. М. Упитисом — глава «Латышская литература»; Д. М. Урновым — глава «Шотландская литература»; И. М. Фильштинским написаны Введение к разделу «Литературы Ближнего и Среднего Востока» и глава «Арабская литература»; О. Л. Фишман написаны части главы «Китайская литература» (философская мысль и бессюжетная проза, поэзия); Р. И. Хлодовским написаны части главы «Итальянская литература» (параграфы 1, 2, 3, 6, 11); В. А. Чемерицким — глава «Белорусская литература»; С. Б. Чернецовым — глава «Эфиопская литература»; Т. Н. Чернышевой — глава «Греческая литература на Крите»; А. А. Шарифом написано Введение к разделу «Литературы Закавказья», И. Н. Шмелевой — глава «Кхмерская литература».

Над научным редактированием тома, помимо членов его редколлегии, работали В. М. Гацак (главы «Южнославянские литературы», «Молдавская и валашская литературы»), Х. Г. Короглы (раздел VI), Ю. А. Кожевников (глава «Молдавская и валашская литературы»), Н. С. Надъярных (главы «Украинская литература», «Белорусская литература»), Б. Б. Парникель (раздел VIII), И. М. Фильштинский (раздел V), Р. И. Хлодовский (глава «Итальянская литература»), А. А. Шариф (раздел VII).

Ученый секретарь тома — Н. Ф. Ржевская.

Литературная редакция тома осуществлялась Г. А. Гудимовой.

Унификация собственных имен, названий, специальных терминов и дат проведена М. Л. Андреевым, Н. А. Вишневской, Е. Г. Владимировой, Л. И. Сазоновой.

Рукопись книги подготовлена к печати научно-техническими секретарями издания Е. П. Зыковой и О. А. Казниной.

Библиография к тому составлена Научно-библиографическим отделом и Комплексным отделом Азии и Африки Всесоюзной государственной библиотеки иностранной литературы под наблюдением В. Т. Данченко и В. П. Алексеева — по литературам зарубежных стран и к тому в целом, В. Б. Черкасским — по русской литературе под редакцией В. А. Либман и республиканскими институтами — по литературе народов СССР под редакцией В. Б. Черкасского.

Синхронистические таблицы составлены М. Л. Андреевым и Б. Л. Рифтиным.

Иллюстрации подобраны С. И. Козловой, Ф. И. Павловой и Е. С. Штейнером (при участии авторов глав). Организационную работу вела Л. В. Евдокимова.

В ходе работы над томом его отдельные главы и разделы многократно рецензировались и обсуждались. Всем лицам и научным организациям, принимавшим участие в рецензировании и обсуждении, редколлегия тома выражает глубокую благодарность за полезные замечания и советы.



7

ВВЕДЕНИЕ

XVII век — сложная, бурная, преисполненная резких внутренних противоречий и одновременно очень важная, для ряда регионов переломная эпоха в развитии общественной жизни. Это период важных завоеваний в области художественного познания действительности.

В XVII в. в целом ряде регионов обостряются противоречия феодального общества и происходят заметные сдвиги внутри него. Процесс этот протекает в условиях ожесточенного столкновения противостоящих друг другу общественных тенденций и принимает в отдельных странах и регионах различные формы.

Феодальной реакции удается, например, одержать верх и затормозить развитие буржуазных отношений в Испании, Италии и Германии. Немецкие феодалы прибегают к помощи иноземных войск и ввергают страну в затяжную Тридцатилетнюю войну, стремясь подавить народное движение, принимавшее все более грозный характер. В какой-то мере сходная ситуация возникает и в Китае в 40-е годы XVII в., когда местные феодалы призывают маньчжур для борьбы с народным восстанием, охватившим всю страну.

Сугубо реакционным и вместе с тем существенным фактором в идеологической жизни Западной и Центральной Европы на протяжении всего XVII в. оставалась Контрреформация. С самого начала века католическая церковь, по-прежнему используя жестокие методы инквизиции, одновременно изыскивает новые, более гибкие средства воздействия и на народные массы, и на сознание образованной части общества. Проповедь аскетических идеалов, характерную для церковных деятелей второй половины XVI в., сменяют попытки развернуть благотворительные мероприятия и использовать пышность, великолепие, впечатляющую силу барочного искусства.

На Востоке многочисленные религиозные и религиозно-этические учения, особенно мусульманство, буддизм, неоконфуцианство, все еще продолжают определять многие важные аспекты духовной жизни общества в странах Азии.

В XVII в. развитие передовой идеологии было крайне усложнено, передовые тенденции часто противоречиво переплетались с реакционными идеями или оказывались заключенными в реакционную оболочку, что нашло свое яркое выражение, например, в литературе и искусстве барокко, занимавших важное место в западноевропейской культуре XVII в.

Неверно было бы, однако, характеризуя общественное и духовное развитие человечества в XVII столетии, преувеличивать удельный вес регрессивных тенденций. Если реакционным силам и удавалось восторжествовать, то эта победа достигалась в ожесточенной борьбе. Нередко в этих схватках верх брали передовые круги, стремившиеся к национальному и государственному объединению, к освобождению от иноземного господства, к социальному прогрессу.

Развитие капиталистического уклада в недрах феодального общества в Европе и в некоторых странах Востока вело к резкому обострению социальной борьбы.

XVII век — время народного брожения, охватывающего многие страны в различных регионах. В первой половине столетия целая волна крестьянских движений, поддерживаемых городской беднотой, прокатывается по многим странам Европы и Азии. Эти восстания охватывают не только Испанию, Францию, Германию, Россию, но и Турцию, Иран, Закавказье, Китай, Японию. Восстания, местами принимающие характер настоящих крестьянских войн, служат началом глубоких социально-политических сотрясений, раскаты которых почти одновременно в середине века слышны и на Западе, и на Востоке. В Англии происходит первая, по словам Маркса, революция «европейского масштаба» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 6, с. 115). В Китае 40-е годы — время мощной крестьянской войны, падения национальной династии Мин и маньчжурского завоевания. Крупные крестьянские движения происходят и во второй половине века (восстания русских крестьян под предводительством Степана Разина, участие крестьянства в национально-освободительном движении на Балканах, Бретонское восстание 1675 г. во Франции, серия выступлений индийского и афганского крестьянства против Моголов и др.).

В результате этих общественных движений в ряде регионов происходят знаменательные сдвиги. Так, например, центр общественной и духовной жизни Западной Европы, который в первой

8

половине столетия находился в Италии и Испании, в результате победы в этих странах феодальных кругов и обозначившегося после этого застоя в культуре, постепенно перемещается во Францию и в Англию. Важным историческим фактором, оказавшим заметное влияние на усиление литературных связей у восточных славян, было произошедшее в 1654 г. воссоединение Украины с Россией после национально-освободительной войны под руководством Богдана Хмельницкого. На Дальнем Востоке же, в частности в Китае, общественный кризис середины века пагубно сказался на судьбах городской культуры.

Для XVII в. характерно неравномерное развитие отдельных стран и регионов, что в условиях активно развивающихся торговых связей способствовало дальнейшему нарастанию по сравнению с XVI в. экспансии ведущих европейских держав.

Определенная перегруппировка сил происходила и в странах, стремившихся к колониальным захватам. Позиции таких держав, как Португалия и Испания, постепенно ослабевали под натиском стран, активность которых резко возросла в результате буржуазных революций (Голландия, Англия). В борьбу за колонии вступила в XVII в. и Франция. В начале века создаются первые английские и голландские поселения в Северной Америке, французские колонисты интенсивно осваивают земли в Канаде. Англичане обосновываются в Вест-Индии. Голландцы и англичане продолжают упорную борьбу с испанской империей далеко за пределами Европы, на безбрежных океанских просторах.

Особенно кипучую, неукротимую энергию развивают в XVII столетии самые многообразные голландские коммерческие компании. Голландцам удается временно захватить господство в Бразилии; они завладевают частью Тайваня, в 1619 г. основывают Батавию и другие опорные пункты на Малайском архипелаге, проникают в Австралию, Новую Зеландию, Тасманию; в середине XVII столетия появляются первые поселения голландских колонистов в Южной Африке.

Специфической чертой XVII в. как особой эпохи в истории культуры является бурный расцвет научной и технической мысли, связанный в Западной Европе с развитием капиталистических отношений. Наука обособляется от других сфер духовной деятельности человека, включая и художественное творчество, с которым она находилась еще в некоем синкретическом единстве в эпоху Возрождения, и обретает автономию. Для того чтобы представить себе достижения в самых различных областях западноевропейской науки, достаточно вспомнить такие имена, как Кеплер, Галилей, Декарт, Ньютон, Гарвей или Лейбниц. В России в XVII в. происходит накапливание практических знаний, особенно в области географии. В это время появляются переводы на русский язык иностранных научных книг и создаются некоторые собственные учебные пособия по прикладным наукам.

Тяга к естественнонаучным знаниям в эту эпоху характерна и для наиболее передовых стран Дальнего Востока. В Китае появляются своеобразные энциклопедии: «О продуктах, даруемых небом и созданных человеческим трудом» (1637; в ней был суммирован многовековой опыт развития ремесел) и «Полный свод знаний по сельскому хозяйству». В Корее возникает идеологическое течение «Сирхак» («За практическое знание»). В Японии создаются интересные работы по математике и астрономии. Сэки Такакадзу — основатель японской математической школы — занимается изучением алгебры, дифференциальными и интегральными уравнениями. Устанавливающиеся в XVI—XVII вв. связи стран Дальнего Востока с Европой также стимулируют развитие интереса к прикладным наукам.

Стремление к обобщению и систематизации накопленных знаний, показательное для культуры XVII в., находит свое выражение и в философии.

В Западной Европе в это время делается новый значительный шаг на пути обособления от религиозного сознания. Примером того служат философские системы, разрабатываемые Бэконом, Декартом, Гассенди, Гоббсом, Спинозой, Лейбницем. Философская мысль Востока в это время по-прежнему развивается по преимуществу внутри традиционных религиозно-философских учений. Заметную роль здесь продолжает играть схоластическое начало, а философские размышления во многом остаются еще замкнутыми в себе и в значительной мере оторванными от прогресса естественнонаучных знаний: философов на Востоке больше занимают общественные и этические проблемы. Именно в этой сфере заметны сдвиги, связанные с возникновением пристального интереса к человеческой индивидуальности. В странах Дальнего Востока, например, это была реакция на ортодоксальное неоконфуцианство, всячески нивелировавшее личностное начало. Борьба за признание индивидуальности шла здесь в XVII в. под флагом субъективно-идеалистического учения Ван Ян-мина (XV — начало XVI в.). Его японский последователь — Накаэ Тёдзю провозгласил в первой половине столетия автономную личность единственным началом,

9

формирующим человеческое познание и поведение.

Наряду с прогрессом науки и секуляризацией философии в этот период идет широким фронтом активизация церковных сил, стремящихся укрепить авторитет религии и сохранить свое влияние на народные массы.

XVII век — время дальнейшего и активного распространения мировых религий. Многочисленные миссии иезуитов насаждают христианство от Южной Америки до Филиппин и Японии, причем Филиппины были единственной страной в Азии, где миссионерам в XVII в. удалось почти полностью христианизировать население. В Японии христианство завоевало к началу века многочисленных сторонников (число неофитов к 1615 г. насчитывало около полумиллиона человек). Столь широкое распространение новой веры вызвало серьезное опасение у правителей Японии, видевших в христианстве угрозу буддизму и конфуцианству, в силу чего католичество было запрещено законом, закреплявшим почти полную изоляцию страны от европейцев. Дальнейшее распространение получает в XVII в. и буддизм, особенно в его ламаистской форме, подчиняя своему влиянию монгольские племена; укрепление буддизма наблюдается в это время и в Лаосе.

В истории большинства западноевропейских литератур XVII век представляет собой самостоятельную, особую эпоху, по своему содержанию отличную и от предшествующей эпохи Ренессанса и от последующего века Просвещения.

Литература XVII в., эпохи резкой ломки установившегося общественного уклада, таких грандиозных по своему размаху и значению исторических катаклизмов, как Тридцатилетняя война и Английская революция, кричащих социальных контрастов, утрачивает характерную для Ренессанса гармоничность мироощущения, представление о целостности человеческой натуры, о неразрывном единстве общественного и личного начал. На первый план выдвигается осмысление антагонизма между личностью и обществом, между возвышенными жизненными идеалами и реальной действительностью, изображение внутренних противоречий человека. В этом смысле писатели XVII в. развивают трагические мотивы, наметившиеся в произведениях представителей Позднего Возрождения.

Острые коллизии исторического процесса XVII столетия, глубокие противоречия, выявляющиеся в ходе борьбы за социальное переустройство, служат источником примечательных художественных открытий. Для творчества таких писателей, как Вондел в Голландии, Мильтон в Англии, Кальдерон в Испании, Корнель, Расин и Мольер во Франции, Гриммельсгаузен в Германии, показательны поиски внеличных, объективных закономерностей, управляющих человеческой судьбой. Иногда, чаще всего в произведениях так называемых «низких» жанров, в комедии или романе, эти поиски перерастают в изображение социальной среды и материальных условий, воздействующих на формирование личности. Тем самым закладываются предпосылки становления того нового типа реализма, который получает свое развитие в XVIII—XIX вв. Глубоко новаторский смысл имеют и попытки таких поэтов, как Мильтон, найти в революционных по своему духу общественных столкновениях источник возвышенной, героической романтики. Вместе с тем историческое значение этих новых жизненных явлений осмыслено поэтом с помощью проникнутых религиозным духом традиционных библейских образов. Литература барокко пытается широко использовать распространенные в художественной культуре Средневековья символы, эмблемы и аллегории и вдохновляется зачастую идеалами, почерпнутыми из рыцарских романов. Однако это обращение к доренессансной традиции сочетается в лучших произведениях барокко с острой актуальностью их проблематики, с патетическим осмыслением жизненных коллизий века и их отзвуков в сознании современников. Классицизм как художественный метод сочетает в себе ориентацию на античную культуру и ее эстетические идеалы с глубоким проникновением в душевную жизнь героя, призванного решать острые проблемы, выдвигаемые действительностью.

Так, в литературе XVII в. черты новаторские, бросающие свет в будущее, переплетаются с разработкой художественных традиций, уходящих своими корнями в глубь прошлых веков.

Своим специфическим содержанием XVII век как эпоха обладает и в ряде литератур Центральной и Юго-Восточной Европы. В таких, например, литературах, как польская, венгерская, XVII век отмечен расцветом барокко (барочное течение возникает в это время и в восточнославянских литературах: на Украине, в Белоруссии и в России). В художественном же творчестве, скажем, сербов и болгар XVII век не представляет собой эпохи с отчетливыми хронологическими рамками и специфическим содержанием, что связано с замедленным характером развития культуры этих народов, находившихся в то время под иноземным игом (упорная борьба этих народов за независимость находила художественное отражение в XVII в. по преимуществу в устной поэзии).

Постепенный переход от Средневековья к Новому времени осуществляется в это время в России. Многие из реформ Петра I были подготовлены

10

наиболее передовыми политическими деятелями и мыслителями XVII в. Преисполненный противоречий процесс перехода от форм, типичных для средневекового художественного сознания, к новой эстетической системе наблюдается и в русской литературе. Именно в это время зарождаются элементы социальной дифференциации литературы, формируются новые жанры, проявляется интерес к внутреннему миру личности и ее бытовому окружению.

В подавляющем большинстве азиатских литератур, существовавших в условиях замедленного культурного развития, XVII век хотя и отмечен конкретными сдвигами в литературном процессе и своеобразными художественными достижениями, но не отделен столь четко, как в большинстве стран Европы, от XVI в., с одной стороны, и от XVIII в. — с другой. Придворная поэзия, игравшая на протяжении многих веков ведущую роль в литературе Средней Азии и Ближнего Востока, к XVII в. теряет свои творческие импульсы, оставаясь замкнутой в кругу традиционных тем и форм. Однако это не значит, что в этих литературах не возникают принципиально новые явления и тенденции, связанные по преимуществу с развитием сатирико-обличительной, демократической линии.

В сложных культурно-исторических условиях протекает литературный процесс в XVII в. в Южной и Юго-Восточной Азии. В Непале, Таиланде, Лаосе, на Филиппинах и Цейлоне господствует еще весьма традиционная средневековая культура. Наряду с этим в литературе ряда народов Индии обозначаются приметы нового, которые приведут к определенным сдвигам лишь в XVIII в. Это связано как с развитием у отдельных народностей Индии освободительных тенденций, направленных против власти Моголов, так и с результатом синтеза местных и иноземных (ближневосточных) религиозно-философских и литературных традиций.

В Азии наибольшего развития в XVII в. достигли литературы дальневосточного культурного региона, особенно Китая, Японии, Кореи, в меньшей степени Вьетнама. Причины этого — большая развитость здесь, по сравнению с другими странами Востока, городской цивилизации и наличие ростков капиталистических отношений, с чем связаны, например, достижения в области демократической городской прозы в Китае и Японии. Примечательно и появление целой плеяды крупных творческих личностей в области драматургии, которая в это время обращается к наиболее актуальным вопросам современной действительности. Литературы Дальнего Востока в XVII в. в известной мере оказываются типологически наиболее близкими к западноевропейским литературам по сравнению с художественной культурой других стран Азии. Вместе с тем и в литературах Дальнего Востока проявляется характерный для культуры Азии замедленный темп эволюции. Это объясняется тем, что традиционная идеология продолжает сохранять здесь значительный удельный вес в литературном процессе в целом, несмотря на тенденцию к становлению новой литературной системы.

XVII век — важная веха на пути формирования наций и укрепления национального самосознания, что находит свое выражение и в литературе. В Европе литература в большей или меньшей степени становится средством осмысления актуальных общественных и этических проблем общенационального значения. Не все роды литературы и не во всех странах одновременно обретают это качество. Так, например, во Франции поэзия становится выразителем национальной жизни еще во второй половине XVI в., во времена Плеяды, драматургия же начинает выполнять такого рода задачи именно в XVII в., в период расцвета классицизма.

Усиливающееся деление литературы на различные по своим социальным корням направления также связано со все более глубоким и широким охватом литературой в целом многообразных сфер существования общества.

Живительным источником поэтического вдохновения в литературах ряда народов как Европы, так и Азии служила их борьба за свою независимость.

В XVII в. все больше увеличивается удельный вес национального начала и в литературах Востока. Особенно заметно это на Ближнем Востоке, где происходит распад общемусульманской литературной традиции и на ее базе формируются новые литературы, например афганская, курдская.

Важнейшую роль в становлении национальных литератур играет выработка норм общенационального литературного языка. Литература XVII в. внесла в развитие этого процесса значительный вклад, и прежде всего в Западной Европе.

В то же самое время в литературах стран Востока продолжают играть значительную роль и общерегиональные литературные традиции и языки (арабский и персидский на Ближнем и Среднем Востоке, на Кавказе, в Средней Азии, в исламизированных районах Индии и Индонезии; вэньянь на Дальнем Востоке; пали и санскрит в ряде стран Южной и Юго-Восточной Азии), хотя их начинают все более и более оттеснять живые языки отдельных народов. Вместе с тем некоторые из них, например малайский, в свою очередь, обнаруживают тенденцию к превращению в новый региональный язык.

11

Примеры многоязычия в творчестве отдельных писателей можно обнаружить в разных странах мира. Симеон Полоцкий, например, писал стихи на латыни и по-польски, а также создавал произведения на белорусском и русском (церковнославянском) литературных языках; известный поэт Саиб Табризи творил на фарси и азербайджанском языке; знаменитый китайский новеллист Пу Сун-лин писал свои рассказы «об удивительном» на сложнейшем литературном языке вэньянь, а в простонародных жанрах использовал живой язык провинции Шаньдун.

Часто выбор языка для конкретного произведения определялся обращением писателя к тому или иному жанру словесного искусства. Роль литературы на живых языках в ряде стран в XVII в. уже столь ощутима, что появляется большое количество переводов с общерегиональных литературных языков на местные живые языки (с пали на сиамский или на лаосский и т. п.).

В Европе, где развитие национальных языков ушло вперед по сравнению с Востоком, латынь как международный язык продолжает сохранять свое значение преимущественно в науке, философии и публицистике. В художественном творчестве XVII в. в отличие от XVI в. сфера ее применения резко ограничивается, и все же известное место в истории литературы XVII в. латынь сохраняет (например, романы «Аргенида» и «Эуформио» Барклая, выходца из Шотландии, много лет проведшего во Франции; латинские стихи таких крупных немецких поэтов, как Опиц, Флеминг, Грифиус, творчество Яна Амоса Коменского, целой плеяды польских поэтов и публицистов; роль латыни в литературной деятельности иезуитов, в преподавании ими риторики и в развивающейся под их воздействием школьной драме).

Традиционной формой литературных и культурных отношений в XVII в. остаются связи, обусловленные распространением той или иной из мировых религий. По-прежнему широко воздействие арабо-персидской литературы, проникавшей во многие страны Востока, вплоть до Индонезии, вместе с исламом; древнеиндийского словесного искусства, активно воспринимавшегося народами, исповедовавшими буддизм.

Первое знакомство с европейской литературой на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии в XVI—XVII вв. начинается с осуществляемых христианскими миссионерами переводов церковных книг. При этом в ряде стран наблюдаются случаи своеобразного синтеза религиозных догм христианства и восточных религиозно-этических учений. Таковы, например, попытки соединения христианства с конфуцианством в странах Дальнего Востока, нашедшие свое отражение в некоторых произведениях китайской философской прозы, или усвоение местных фольклорных сюжетов театральными действами, сочиненными миссионерами на Филиппинах.

Сфера распространения литературы на европейских языках в XVII в. заметно расширяется. Это связано с волной переселения европейцев на другие континенты, с открытием новых морских путей и колониальной экспансией. В землях, которые в XVII в. только начинают осваиваться колонистами, например в Северной Америке и в Южной Африке, литературное творчество ограничивается по преимуществу документальными жанрами: мемуарами, хрониками, дневниками; здесь запечатлеваются драматический ход борьбы с местным населением, его нравы, обычаи, верования. В английских поселениях Северной Америки развивается и поэзия, но она не содержит в себе нового качества по сравнению с творчеством современных английских поэтов барокко и классицизма, отчетливую печать влияния которых она на себе несет. Иначе обстоит дело в Южной и Центральной Америке, в Бразилии, Перу и Мексике. Здесь можно говорить уже о формировании самобытной литературы, возникающей на почве художественных традиций барокко, перенесенных из метрополии, и о стремлении осмыслить местную действительность, использовать фольклорное наследие индейских племен, отразить в художественном творчестве своеобразные черты складывающегося нового латиноамериканского этнопсихологического типа. Подобный синтез имел принципиальное значение для последующего развития литературы данного региона. Характерно, что в XVII в. в литературе тех стран Европы, которые именно в то время интенсивно развернули колониальную экспансию, прежде всего в литературе Англии, появляются произведения, изображающие экзотические страны (Мексику, Индию, Золотой Берег Африки), ярко описывающие столкновения европейцев с туземными народами («Героические драмы» Драйдена). Иногда при этом в произведениях, вводящих колониальную тематику, звучит осуждение расового неравенства и искреннее сочувствие порабощенному европейцами населению (роман Афры Бен «Оруноко»).

Вторжение европейских колонизаторов и торговцев в отдаленные страны Азии и военные столкновения их с аборигенами иногда оказывали заметное влияние на ход литературного процесса. Так, в результате проникновения голландцев на острова Индонезии пришла в упадок бурно развивавшаяся там городская культура прибрежных районов и вновь возобладали

12

более архаические тенденции, связанные с племенной культурой. Вооруженная борьба с португальскими завоевателями отразилась в сингальской поэзии на Цейлоне.

Заметно и влияние культуры Востока на западноевропейские литературы. Во второй половине XVII в. углубляются научные представления европейцев о восточной культуре. Это играет определенную роль в выработке идей и представлений европейского Просвещения.

Знаменитый французский врач, мыслитель и путешественник Ф. Бернье, проживший девять лет при дворе могольских правителей, вернувшись на родину, издал в 1680 г. книгу, познакомившую его соотечественников с Индией, ее политической историей и нравами ее обитателей. Большое познавательное значение имели путешествия Шардена и Тавернье по Персии, заметную роль в развитии интереса к культуре Ближнего Востока сыграл французский литератор Галлан. Несколько позднее, уже в начале XVII в., он опубликовал свой перевод «Тысячи и одной ночи», оказавший влияние на тогдашнюю западноевропейскую литературу.

Еще в начале века у европейских мыслителей возникает интерес к Китаю. О Китае упоминает в своих трудах Бэкон, особенности умственного склада и политического устройства китайцев идеализирует английский эссеист Роберт Бертон, автор «Анатомии Меланхолии» (1621). Известный французский философ-вольнодумец Ламот Левайе ставит Конфуция в один ряд с крупнейшими мыслителями античности — Сократом и Платоном.

Во второй половине века и во Франции, и в Англии, и в Германии появились многочисленные описания Китая и первые переводы конфуцианского канона. Обращаясь к этим книгам, западноевропейские мыслители искали на Востоке материал для обоснования своих общественно-политических теорий идеального государственного устройства. Одним из философов, проявивших особенно живой интерес к Китаю, был Лейбниц.

Как и другие его современники, он идеализировал китайские правопорядки и ратовал за обмен знаниями между учеными Запада и Востока. Одним из практических мероприятий, которое, по мнению Лейбница, могло бы способствовать осуществлению этой задачи, был его проект создания китайско-европейской академии. Он мечтал о широком культурном обмене между Востоком и Западом при посредстве России. Это обращение к России как к посреднику в установлении культурных связей между Европой и Азией не было случайным. Именно в XVII в. в самой России растет интерес к Востоку, русские землепроходцы достигают берегов Ледовитого и Тихого океанов, царские послы направляются с посольствами в Пекин и оставляют любопытные описания своих путешествий (Николай Спафарий). Интерес к Востоку отражается и в мемуарной литературе, а также в целой серии повестей о турках.

Неравномерность развития литератур мира в XVII в. сказывается и в различном характере состава художественного творчества, системы его родов и жанров по отдельным регионам и странам. Западной Европе присуще уже резкое отделение сферы словесности от религиозной литературы, отчетливо обозначившееся еще в эпоху Ренессанса. Вместе с тем понятие «литература» на Западе в XVII в. включает в себя наряду с чисто художественными произведениями также моралистику, мемуары, публицистику, переписку, предназначаемую для публичного чтения в салонах. Характерно в этой связи и то разделение, которое теория классицизма — одного из ведущих литературных направлений эпохи — устанавливает между жанрами «высокими» и «низкими» в зависимости от тематики и изображаемой сферы жизни.

У южных славян (за исключением культуры Дубровника) преобладающее место все еще продолжают занимать унаследованные от Средневековья жанры церковной литературы, но внутри этих жанров уже заметен определенный сдвиг, проявляющийся в привнесении элементов индивидуального начала в религиозную лирику. В восточнославянских литературах наблюдается сложное сосуществование старой, восходящей к Средневековью системы литературы и новых жанров с их ярко выраженной светской направленностью.

Сосуществование традиционных функциональных жанров бессюжетной прозы (жизнеописаний, докладов трону, эпитафий, предисловий и т. п.) и классической поэзии с жанрами литературы нового типа (повести и романа, драмы, простонародных жанров), в которых на первый план выступает изображение внутреннего мира героя, описание быта, характерно для литератур Дальнего Востока. В Китае, например, в целом ряде теоретических высказываний этого времени делается попытка доказать эстетическое равноправие городской повести и драмы канонической конфуцианской литературе и классической поэзии.

В литературах Ближнего Востока, Индии, Юго-Восточной и Центральной Азии в XVII в. во многом господствует еще литературная система средневекового типа.

Усиленное развитие повествовательных жанров и повествовательного начала (даже в бессюжетной прозе) характерно в XVII в. для литератур разных регионов. На Западе все большую

13

популярность завоевывают различные жанровые разновидности романа с его широким охватом действительности и динамичным развитием сюжета. В России широкое распространение получают переводы и народные обработки западноевропейских рыцарских романов, создаются исторические и бытовые повести, повествовательное начало вторгается и в традиционные житийные произведения. В XVII в. на Ближнем и Среднем Востоке, а также в Индии, на Малайском полуострове, Суматре, Яве широкое признание завоевывают «народные романы», тексты которых закрепляются в письменных обработках именно в то время. К тому же XVII век — эпоха расцвета городских повестей в Турции, Китае, Японии.

В XVII в. возрастает и общественная действенность литературы. Это особенно ощутимо в Европе и на Дальнем Востоке. Все чаще в художественных произведениях находят свое выражение попытки писателей отображать современную им действительность не косвенно, используя исторические сюжеты и мотивы, заимствованные из мифологии и литературного наследия прошлого, а непосредственно. В западноевропейской литературе эта тенденция получает наиболее широкое распространение в комедии и социально-бытовом романе, но проникает изредка в такой «высокий» с точки зрения тогдашней эстетической теории жанр, как трагедия.

Принципиально новаторское значение имеет поэма представителя дубровницкой литературы Гундулича «Осман», в которой монументальная эпическая тема решается на материале современных поэту военных событий.

Бытовые приметы времени ярко проступают и в русской литературе XVII в., особенно в повествовательной прозе. Аввакум создает автобиографическое «Житие» — выдающееся по своему художественному значению произведение, в котором отражаются общественные и духовные конфликты эпохи.

На Дальнем Востоке современная тема в XVII в. находит наиболее яркое воплощение в драматургии: пьесы Ли Юя и Кун Шан-жэня о последних днях минской династии в Китае; произведения знаменитого японского драматурга Тикамацу на бытовые темы, созданные по горячим следам событий. Приближение литературы к действительности обогащает ее возможности в раскрытии социальных пороков, разъедающих современное писателю общество.

Знаменателен в XVII в. и расцвет публицистики, особенно заметный в годы таких глубоких общественных потрясений, как Английская революция или Фронда во Франции, как борьба против католицизма и церковной унии на Украине и в Белоруссии, как движение раскола в России. Следует подчеркнуть и то обстоятельство, что именно в XVII в. возникает периодическая печать в ряде западноевропейских стран, в Японии и Китае, где столичная газета существовала до этого лишь в рукописном виде.

В развитии литературы XVII в. важную роль играет народное начало. Многие крупные произведения этой литературы отмечены попытками их авторов создать проникнутые сочувствием положительные образы представителей угнетенных, низших слоев общества. Особенно показательны в этом отношении герои Мольера, Лафонтена и Лабрюйера во Франции, Мильтона, творца «Самсона-борца», и Бэньяна, автора «Пути паломника», в Англии, немецкого прозаика Гриммельсгаузена, Кальдерона в Испании. Мощным средством, вдохновляющим народ на борьбу с иноземными угнетателями, были эпические поэмы, овеянные патриотическим духом, такие, как «Сигетское бедствие» Зрини, «Осман» Гундулича, «Хотинская война» Потоцкого. Монументальный образ народного героя создан в сложившемся в конце XVI — начале XVII в. на Кавказе и в Средней Азии эпосе «Кёр-оглы». В литературах Дальнего Востока появляются многочисленные жизнеописания, герои которых — актеры, народные рассказчики и умельцы (в китайской «высокой» прозе), горожане — борцы против маньчжурского войска (в китайской драматургии), народные повстанцы — благородные разбойники (в китайской и корейской повествовательной прозе).

XVII век — важная веха для многих народов и в развитии устного народного творчества. Расцветает славянская народная поэзия. Создаются болгарские гайдуцкие песни и эпические циклы, воспевающие подвиги сербских юнаков и гайдуков. Героические деяния народа в освободительной борьбе, возглавляемой Богданом Хмельницким, запечатлевают украинские думы. Народных героев, народных вождей, и в первую очередь предводителя крестьянского движения Степана Разина, воспевают русские исторические песни. Развивается ашугская поэзия в Закавказье.

В Китае заметен расцвет лирической песни и городского фольклора. Именно в XVII в. устное народное творчество начинает здесь вызывать интерес литераторов, ранее склонных пренебрежительно относиться к фольклору. Записываются, издаются народные песни, анекдоты, предания, сказы, делаются попытки имитировать формы народной словесности. Раздаются голоса в защиту фольклорных произведений, утверждается их равноправие с «высокой» поэзией.

XVII век — время фиксации народных романов на Ближнем Востоке, с этой поры они становятся

14

фактом письменной литературы. Усиливается внимание к фольклору и в России (запись песен для Ричарда Джемса, первые записи былин, фольклорная поэтика в лирике П. А. Квашнина-Самарина и т. п.). В Германии в начале XVII в. продолжается собирание и издание шванков, в которых заметно усиливается элемент бытописательства. Процесс этот оказал ощутимое влияние на развитие жанров рассказа и романа, и в частности на творчество Гриммельсгаузена. В XVII в. появляются и первые в Европе сборники народных сказок: «Пентамерон» итальянского писателя Базиле, «Сказки» известного французского литератора и критика Перро. Ни книга Базиле, ни сборник Перро не были простой записью фольклорных произведений. Базиле перелагал и обрабатывал сказки в духе художественных традиций итальянского барокко, а Перро в соответствии с прециозными эстетическими вкусами. Процесс сближения так называемой высокой литературы с живительными фольклорными источниками наблюдается и в поэмах Зрини и Гундулича. Широкое использование мотивов, почерпнутых из народной поэзии, сочетается здесь с творческим развитием художественных тенденций барокко.

Интересно отметить, что процессы взаимодействия литературы и фольклора в XVII в. на Западе и на Востоке во многом сходны. Подобно Перро и Базиле, Пу Сун-лин в Китае фактически поднимает сказку до уровня «высокой» изящной словесности. И в Германии, и в Китае наряду с изданием сборников народных анекдотов отдельные авторы в своем творчестве сами стремятся использовать традиции и формы народной сатиры и юмора.

Народная стихия воздействует не только на повествовательные жанры литературы, но и на драматургию. Так, Мольер, например, создавая комедию общенационального звучания, использует и развивает традиции народного фарса. Его младший японский современник Тикамацу Мондзаэмон пишет литературные драмы глубокого философского содержания в традициях народного кукольного театра. XVII век, эпоха бурных общественных коллизий и переломов, не случайно является временем расцвета драматургии в наиболее развитых литературах мира. Об этом особенно ярко свидетельствуют ее выдающиеся достижения во Франции, Испании, Англии, Голландии, Германии, Китае, Японии. Драматургическое начало проникает в XVII в. и в повествовательные жанры, например в новеллу или басню. У ряда народов, например у украинцев, белорусов, русских, именно в эту эпоху зарождается литературная драма.

Расцвет театра в XVII в. влечет за собой усиленное внимание к разработке вопросов теории драматургического искусства. На Западе это находит свое выражение прежде всего в деятельности представителей классицистического направления или писателей, так или иначе испытавших на себе влияние классицизма (Корнеля, д’Обиньяка, Буало, Драйдена и др.). Драматург и прозаик Ли Юй (Ли Ли-вэн) разрабатывает теорию китайского сценического искусства и драмы. Порой одни и те же проблемы в этой области почти одновременно занимают драматургов на разных концах Евразийского материка. Так, скажем, проблемы вымышленного героя и правдоподобия изображаемых событий в равной мере были важны и для Корнеля во Франции, и для Кун Шан-жэня в Китае, и для Тикамацу в Японии.

XVII век отмечен обострением интереса писателей к внутреннему миру героя, углублением мастерства психологического анализа; это прослеживается во многих литературах, хотя и в стадиально различных формах. Литературы Западной Европы развивают тенденции, наметившиеся еще в эпоху Ренессанса, с характерной для последней гуманистической направленностью. Новое проявляется прежде всего в выдвижении на первый план общественной обусловленности человеческой личности и ее поведения. Важнейшую роль и в литературе классицизма, и в литературе барокко играет изображение силы человеческого духа, способности человека преодолевать самого себя, находя во внутреннем мире оплот, позволяющий сохранять стойкость, верность идеалам в самых страшных жизненных испытаниях, не давать себя сломить насилию и физическим страданиям.

Активизация личностного начала в русской литературе связана с постепенным преодолением традиционного средневекового мировоззрения. Самый яркий пример тому — личность Аввакума и исключительное по силе отображение пережитой им душевной драмы в его собственном жизнеописании.

На Дальнем Востоке в известной мере аналогичные тенденции связаны с усиливающейся реакцией на неоконфуцианство, которое всячески подавляло индивидуальное начало. Для китайской, корейской, японской литературы этого времени показателен интерес прозаиков и драматургов к изображению эмоционального мира человека, могущества его страстей и силы чувственных влечений (роман Ли Ли-вэна «Подстилка из плоти», новеллы и повести Ихара Сайкаку, особенно его «Женщина, несравненная в любовной страсти», роман корейского писателя Ким Манджуна «Облачный сон девяти», драмы Тан Сянь-цзу, Кун Шан-жэня, Тикамацу). Здесь обнаруживается определенное типологическое сходство с западноевропейской

15

новеллистикой эпохи Ренессанса. Изображение свободы нравов сочеталось, однако, с типичным для буддизма утверждением суетности, бренности бытия, никчемности поисков земных радостей в дидактических концовках произведений.

В XVII в. создаются значительные эстетические ценности и в области поэзии. Стимулом для написания таких выдающихся произведений, как «Потерянный рай» Мильтона, как упоминавшиеся уже эпические поэмы Гундулича, Зрини и Потоцкого, как лирика Грифиуса или китайского мыслителя и поэта Гу Янь-у, были мощные общественные потрясения эпохи. Знаменательные изменения претерпевает и сам жанр героической поэмы. Так, Мильтон, например, синтезирует в своей поэме элементы эпоса, драмы и лирики.

Проникновенное отображение душевных конфликтов, вызванных кризисом ренессансных идеалов, их столкновением с враждебной действительностью, мы находим в лирике Донна, Гонгоры, Флеминга и Теофиля де Вио. Трагические события и общественные бедствия, связанные с Тридцатилетней войной, порождают волну мистических настроений, отразившихся в немецкой поэзии середины века. Мистические мотивы (но в данном случае это выражение традиционных форм художественного сознания) пронизывают индийскую лирику бхакти или суфийскую поэзию на Яве. Буддийско-даосское отношение к природе, преисполненное созерцательности, находит свое тонкое поэтическое воплощение в корейской, вьетнамской, китайской лирике. Особой выразительности достигает дальневосточная поэзия XVII в. в трехстишиях великого японского лирика Басё.

Литературная карта мира в XVII в. очень пестра: она включает регионы вроде Западной и Центральной Европы или Дальнего Востока, значительно ушедшие вперед в своем эстетическом развитии; регионы, в которых привнесенные европейцами литературные традиции лишь начинают вступать во взаимодействие с местным народным искусством, как, скажем, в Латинской Америке; регионы, где осуществляется сложный переход от средневековых к новым формам художественного сознания, например, у восточных славян; страны Ближнего и Среднего Востока, уже пережившие пору блестящего расцвета культуры и находящиеся в XVII в. в состоянии определенного упадка; и наконец, районы Центральной Азии, например Тибет, где литературы носят еще целиком средневековый характер.

Основные потоки литературных влияний XVII столетия распространяются по преимуществу с Запада на Восток. Художественные методы классицизма и барокко, широко представленные в литературе Западной Европы, воздействуют на самобытную художественную культуру Центральной, Юго-Восточной, а отчасти и Восточной Европы. Стилевые традиции персидской литературы служат предпосылкой формирования особой, своеобразной поэтической манеры в Индии. В свою очередь, влияние индийской культуры прослеживается в тибетской литературе и через ее посредство — у монголов. Воздействие ислама заметно сказывается в литературе Индонезийского архипелага и Малакки. Китайцы, японцы, корейцы, вьетнамцы в XVII в. впервые знакомятся с культурой Западной Европы. Характер и направление этих исторически сложившихся связей и определили последовательность, в которой расположен материал в томе.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   118

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

История всемирной литературы iconРабочая программа по дисциплине «История зарубежной литературы» принята...
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

История всемирной литературы iconКол-во часов
Что изучает история Отечества. История России – часть всемирной истории. История региона – часть истории России. Исторические источники...

История всемирной литературы iconПрограмма дисциплины История зарубежной литературы Направление подготовки
Дисциплина «История зарубежной литературы» относится к вариативной части профессионального цикла дисциплин

История всемирной литературы iconРабочая программа по дисциплине «Литература с основами литературоведения»...
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

История всемирной литературы iconРабочая программа по дисциплине «Литература с основами литературоведения»...
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

История всемирной литературы iconРабочая программа по дисциплине «Русская литература ХХ века ч. 1»...
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

История всемирной литературы iconРабочая программа по дисциплине «Детская литература» принята на заседании...
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

История всемирной литературы iconПрограмма дисциплины История зарубежной литературы Направление подготовки
Цель освоения дисциплины «История зарубежной литературы» – сформировать у студентов

История всемирной литературы iconОбобщающий факультативный курс по всемирной истории новейшего времени...
Предлагаемая учебная программа факультативных занятий разработана на основе программы вступительных испытаний в полном соответствии...

История всемирной литературы iconРабочая программа по дисциплине «История русской литературы XIX века...
Целью данного курса является изучение указанного периода развития русской литературы с учетом современных теоретико и историко-литературных...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции