Исследование феноменологии самости "И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ"




НазваниеИсследование феноменологии самости "И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ"
страница1/6
Дата публикации16.05.2014
Размер0.99 Mb.
ТипИсследование
literature-edu.ru > Лекции > Исследование
  1   2   3   4   5   6

www.koob.ru

АION
ИССЛЕДОВАНИЕ ФЕНОМЕНОЛОГИИ САМОСТИ

"И все это происходит, - говорят они, - дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ"

Ипполит, Elenhos, VII, 27, 8
I. ЭГО
В ходе исследования психологии бессознательного я столкнулся с фактами, потребовавшими формулирования новых понятий. Одно из этих понятий - самость. Сущ­ность, получившая такое наименование, мыслится не вы­тесняющей другую сущность, бывшую ранее известной под названием эго, а скорее на правах понятия высшего поряд­ка включающей в себя последнюю. Эго мы понимаем как комплекс, с которым соотносится все содержимое соз­нания. Оно, по сути, образует центр поля сознания; а поскольку этим полем охватывается эмпирическая личность, эго выступает субъектом всех личностных актов сознания. Отношение некоего психического содержания эго служит критерием его осознанности, ибо это содер­жание осознано не раньше, чем субъект получит представ­ление о нем.

Данным определением мы описали и очертили сферу охвата субъекта. Теоретически, полю сознания не могут быть поставлены никакие пределы, поскольку оно способ­но к неограниченному расширению. Эмпирически оно, однако же, всегда обнаруживает свой предел, когда сталкивается с неизвестным. Последнее состоит из всего, нами не знаемого и, следовательно, не соотнесен­ного с эго как центром поля сознания. Неизвестной распадается на две группы объектов: те, что находятся вовне и могут быть восприняты посредством чувств, и те, что находятся внутри и воспринимаются непосредственно. Первой группой охватывается неизвестное во внешнем мире, второй - неизвестное в мире внутреннем. Вторую из указанных территорий мы называем бессознательным.

Эго, в своем качестве специфического содержимого сознания, представляет собой не простой и не элементар­ный, но комплексный фактор, в силу своей сложности не поддающийся исчерпывающему описанию. Опыт показы­вает, что оно покоится на двух основаниях, на первый взгляд различных: соматическом и психическом. Соматическое основание выводится из совокупности внут­ренних ощущений тела, которые, в свою очередь, уже обладают психической природой и ассоциированы с эго, а потому являются осознанными. Они производятся эндосоматическими раздражениями, лишь немногие из которых переступают порог сознания. Значительная часть этих раз­дражении происходит бессознательно, то есть лежит ниже порога сознания. Тот факт, что они подсознательны, совсем не обязательно означает, что они имеют чисто физиологический статус: о них это можно было бы сказать не с большим правом, чем о каких-либо иных психических содержаниях. Иногда они бывают способны переступать указанный порог, то есть становиться воспринимаемыми. Однако несомненно, что большая часть этих эндосоматических раздражении попросту не может быть осознана и настолько элементарна, что нет никаких причин приписы­вать им психическую природу - если только вы не разделя­ете философских взглядов, согласно которым жизненные процессы в любом случае являются психическими. Главным возражением против подобной вряд ли доказуемой гипоте­зы служит то, что она распространяет понятие психе за все и всяческие рамки, давая процессу жизни интерпретацию, лишенную строгого фактического подтверждения. Черес­чур широкие понятия обычно оказываются негодными инструментами из-за своей расплывчатости и туман­ности. Я, поэтому, предлагаю пользоваться термином «психическое» только в тех случаях, когда засвидетельст­вовано присутствие воли, способной модифицировать рефлексы либо инстинктивные процессы. Здесь я вынуж­ден отослать читателя к моей работе "On the Nature of the Psyche"1, где несколько подробнее обсуждается дан­ное определение "психического".

Таким образом, соматическая основа эго складывается из сознательных и бессознательных факторов. То же самое справедливо и в отношении психической основы: с одной стороны, эго опирается на совокупное поле соз­нания, с другой - на общую сумму бессознательных содержаний. Последние распадаются на три группы:

во-первых, это содержания, временно остающиеся под­сознательными и могущие быть воспроизведенными в произвольном порядке (память); во-вторых, это содер­жания бессознательные, не поддающиеся произвольному воспроизведению; в-третьих, это содержания, вообще не могущие быть осознанными. О второй группе можно судить по спонтанным прорывам подсознательных содер­жаний в сознание. Третья группа является гипотетичес­кой; ее существование логически выводится из фактов, стоящих за группой номер два. В нее входят содержания, которые либо еще не прорвались внутрь сознания, либо никогда не прорвутся в него.

Когда я сказал, что эго "опирается" на совокупное поле сознания, я не имел в виду, что оно есть это поле сознания. Если бы это было так, эго невозможно было бы отличить от поля сознания в целом. На самом деле, эго для него -всего лишь точка отсчета, опирающаяся на описанный выше соматический фактор и ограниченная им.

Хотя сами по себе основания эго относительно плохо известны и бессознательны, эго по определению предс­тавляет собой сознательный фактор. С эмпирической точки зрения, можно даже сказать, что оно приобретает­ся с ходом жизни индивида, Представляется, что оно впервые возникает из столкновения соматического фак­тора с окружающей средой и, однажды установившись в качестве субъекта, развивается на основе дальнейших столкновений с внешним и внутренним миром.

Невзирая на неограниченную протяженность своих оснований, эго никогда не бывает ни больше, ни меньше, чем сознание в целом. Эго как сознательный фактор, по крайней мере теоретически, поддается исчерпывающему описанию. Последнее, однако же, всегда будет не более чем портретом сознательной личности; в нем будут отсутствовать все черты субъекта, неизвестные ему или им не осознаваемые. Полная картина должна была бы включать их. Но полное описание личности абсолютно невозможно даже в теории, ибо бессознательный личнос­тный компонент непознаваем. Как показывает обшир­нейший опыт, этот бессознательный компонент ни в коем случае нельзя считать малозначительным. Напротив, свойства личности, обладающие решающим значением, зачастую бессознательны и либо воспринимаются только другими, либо могут быть обнаружены лишь с большим трудом и не без посторонней помощи.

Таким образом, ясно, что личность как целостный феномен не совпадает с эго, то есть с сознательной личностью, но образует некую сущность, которую над­лежит отличать от эго. Естественно, потребность в таком различении существенна только для психологии, считаю­щейся с фактом присутствия бессознательного, - и для такой психологии подобное различение чрезвычайно важно. Даже для юриспруденции - например, при решении вопроса о вменяемости - не лишено значения, осознанны или же неосознанны определенные психи­ческие факты.

Я предлагаю личность в целом, которая, несмотря на свою данность, не может быть познана до конца, называть самостью. Эго, по определению, подчинено самости и относится к ней как часть к целому. Внутри поля соз­нания оно, как мы сказали, обладает свободой воли. Под последней я предполагаю не какое-либо философское понятие, а всего лишь хорошо известный психо­логический факт "свободного выбора", точнее, субъ­ективное ощущение свободы. Но, точно так же, как наша свободная воля наталкивается на необходимость внешне­го мира, она обнаруживает свои пределы и в субъективном внутреннем мире, вне поля сознания, где на­талкивается на факты, принадлежащие самости. И, в точности как обстоятельства или внешние события "слу­чаются" с нами, ограничивая нашу свободу, так и самость воздействует на эго как на нечто объективно происходя­щее и весьма слабо поддающееся изменениям со стороны свободной воли. В самом деле, хорошо известно, что эго не только не может ничего поделать против самости, но даже иногда как будто бы ассимилируется бессознатель­ными компонентами личности, пребывающими в процессе развития, и сильно искажается ими.

В силу самой природы рассматриваемого предмета, невозможно дать эго какое-либо описание, за исклю­чением самого формального. При любом ином способе наблюдения придется принять во внимание индивидуаль­ность, присущую эго в качестве одной из его основных характеристик. Хотя те многочисленные элементы, что составляют этот комплексный фактор, сами по себе всег­да и везде одинаковы, они бесконечно вариативны в том, что касается их ясности, эмоциональной окрашенности и широты охвата. Поэтому оказывается, что результат их комбинирования, - то есть эго, - насколько мы можем судить, индивидуален, уникален и способен в определен­ной мере поддерживать свою идентичность. Его стабиль­ность относительна, поскольку иногда случаются далеко идущие трансформации личности. Изменения такого рода не обязательно являются патологическими; они также могут сопутствовать развитию и, следовательно, уклады­ваться в рамки нормы.

Будучи точкой отсчета поля сознания, эго выступает субъектом всех успешных попыток адаптации, в той мере, в какой последние реализуются усилием воли. Эго, таким образом, играет существенную роль в системе психичес­кой организации. Его позиция в ней настолько важна, что выглядит не лишенным основания предрассудок, соглас­но которому эго является центром личности, а поле сознания и есть психе per se (сам(а) по себе (лат.). - Прим. пер.) Если пренебречь несколь­кими многозначительными идеями, встречающимися у Лейбница, Канта, Шеллинга и Шопенгауэра, а также философскими экскурсами Каруса и фон Гартманна, ока­жется, что лишь в конце XIX века современная психо­логия с ее индуктивными методами открыла основания, на которые опирается сознание, и эмпирически доказала присутствие психе за пределами сознательной области. Благодаря этому открытию позиция эго, до тех пор бывшая абсолютной, подверглась релятивизации: хотя эго и удер­жало за собой свое качество центра поля сознания, возник­ли сомнения в том, является ли оно центром личности. Оно - часть личности, но не вся личность. Как я уже сказал, попросту невозможно оценить, насколько велика или мала его доля в ней, насколько оно свободно или же зависимо от свойств вышеназванной "вне-сознательной" психе. Мы только можем утверждать, что его свобода ограничена, а его зависимый характер доказан, и зачастую весьма убедительно. Мой опыт подсказывает, что никому не следует недооценивать зависимость эго от бессознатель­ного. Конечно, нет необходимости напоминать об этом тем, кто и без того склонен переоценивать важность последнего. Своего рода критерием меры здесь могут послужить психи­ческие последствия неверных оценок; далее мы еще вернем­ся к ним.

Выше мы видели, что, с точки зрения психологии соз­нания, бессознательное поддается делению на три группы различного содержания. Однако, с точки зрения психо­логии личности следует двухчастное деление - на "вне-сознательную" психе, содержимое которой личностно, и "вне-сознательную" психе, содержимое которой безлично и коллективно. В первую группу входят интегральные ком­поненты индивидуальной личности, которые с тем же ус­пехом могли бы носить сознательный характер; вторая группа, по сути, образует вездесущее, неизменное, повсюду одно и то же качество или субстрат психе per se. Конечно же, это - не более чем гипотеза. Однако нас подводят к ней природные особенности эмпирического материала, не говоря уже о высокой степени вероятности того, что общее сходство психических процессов у всех индивидов должно основываться на столь же общем и безличном принципе, имеющем силу закона, - точно так же как инстинкт, проявляющий свое действие у какого-либо индивида, есть лишь частная манифестация инстинктив­ного субстрата, общего у всех людей.
II.ТЕНЬ
В то время как содержимое личного бессознательного приобретается на протяжении жизни индивида, содержаниями коллективного бессознательного неизменно оказываются архетипы, присутствующие в нем изначаль­но. Их соотношение с инстинктами я рассматриваю в других работах1. С эмпирической точки зрения отчет­ливее всего можно характеризовать те из архетипов, которые производят самое частое и разрушающее воз­действие на эго. Эти архетипы - тень, анима и анимус2. Среди них наиболее доступна тень, с ней легче всего познакомиться на опыте, поскольку ее природа в большой мере выводима из содержимого личного бессознательно­го. Единственным исключением из этого правила служат те довольно редкие случаи, когда подавленными оказыва­ются положительные качества личности и в последствии эго играет существенно отрицательную или же небла­говидную роль.

Тень представляет собой моральную проблему, броса­ющую вызов личностному эго в целом, ибо ни один человек не в состоянии осознать свою тень, не приложив серьезных усилий морального характера. Ее осознание предполагает признание реального присутствия темных аспектов личности. Акт подобного признания - существеннейшее условие самопознания любого рода; и, как правило, для совершения его нужно преодолеть немалое сопротивление. В самом деле, самопознание как психоте­рапевтическая процедура зачастую требует большого, тяжкого труда, растянутого на весьма долгое время.

Рассмотрение теневых характеристик - то есть изъянов, из которых составлена тень - с более близкого расстояния позволяет обнаружить, что они наделены эмоциональной природой, а также своего рода автономией; соответственно, им присуще свойство навязчивости, точнее сказать - влас­тного овладевания. Надо заметить, что эмоция обычно высту­пает не как собственная активность индивида, но как нечто случившееся с ним. Аффекты провоцируются чаще всего там, где слабее всего адаптация; при этом они раскрывают и причину ее слабости, а именно, определенную степень ущер­бности и наличие более низкого уровня развития личности. На этом пониженном уровне, с его неконтролируемыми или едва контролируемыми эмоциями, человек ведет себя в какой-то мере как дикарь, не только являющийся пас­сивной жертвой своих аффектов, но и примечательным образом неспособный к моральным суждениям.

Хотя при наличии проницательности и доброй воли тень может быть до некоторой степени ассимилирована сознательной частью личности, опыт показывает, что в ней присутствуют те или иные черты, демонстрирующие крайне упорное противодействие моральному контролю; повлиять на них оказывается почти невозможно. Соп­ротивление такого рода обычно связано с проекциями, которые не признаются таковыми, и их признание есть некое необычайное моральное свершение. Если обычно определенная часть специфических черт тени без особого труда принимается в качестве собственных свойств лич­ности, то в данном случае не помогают ни проницатель­ность, ни воля, поскольку источник эмоций заключен, вне всякого сомнения, в другом лице. Не имеет значения, насколько очевидным может быть для стороннего наблю­дателя наличие проекций, - надежды на то, что субъект сам заметит их, все равно крайне малы. Необходимо убедить его, что он отбрасывает очень длинную тень, прежде чем он согласится убрать свои эмоционально окрашенные проекции с их объекта.

Предположим, определенный индивид не проявляет ни малейшей склонности признать свои проекции. В таком случае, фактор, ответственный за создание проекций, получает свободу действий и возможность достичь своей цели - если она у него есть - или спровоцировать какую-либо иную характерную для него ситуацию. Как нам известно, проецирование осуществляется не созна­тельным субъектом, а бессознательным. То есть человек не создает проекции, - он сталкивается с ними. Резуль­татом проекций является изоляция субъекта от его окру­жения, ибо на месте реальных отношений с этим окру­жением теперь оказывается лишь нечто иллюзорное. Из-за проекций мир для человека превращается в отражение его собственного неведомого лица. В конечном счете они, таким образом, ведут к состоянию аутоэротизма либо аутизма, при котором человек измышляет для себя осо­бый мир, реальность коего навеки неприкосновенна. По­являющиеся как результат этого sentiment d'incompletude (чувство неполноты, недостаточности (фр.) - Прим. пер.) и еще худшее ощущение бесплодия, в свою очередь, посредством проекции получают объяснение как злонамеренность окружающих, и такой порочный круг еще усиливает изоляцию. Чем больше проекций успело вкли­ниться между субъектом и его окружением, тем затрудни­тельнее для эго увидеть что-либо сквозь свои иллюзии. Один мой сорокапятилетний пациент, страдавший неврозом принуждения с двадцатилетнего возраста, как-то сказал мне: "Но не могу же я признаться себе, что потратил впустую лучшие двадцать пять лет своей жизни!"

Зачастую, весьма трагическое зрелище представляет собой человек, явно запутывающий и собственную жизнь и жизни других, и при этом остающийся совершенно неспособным увидеть, до какой степени вся трагедия исходит от него же самого, и как он сам поддерживает ее и дает ей пищу. Не сознательно, конечно, - ибо сознание его поглощено жалобами и проклятиями в адрес веролом­ного мира, отодвигающегося все дальше и дальше. Скорее можно утверждать, что бессознательный фактор прядет нить иллюзий, заслоняющих собою мир. В конце концов формируется кокон, полностью опутывающий человека.

Можно было бы предположить, что подобные про­екции, почти или даже вовсе неуничтожимые, должны принадлежать области тени - то есть, негативной стороне личности. Однако, наступает момент, когда это предполо­жение перестает себя оправдывать, поскольку возни­кающие символы относятся теперь уже к лицу противо­положного пола: у мужчины к женщине, и наоборот. Источником проекций выступает уже не тень, всегда наделенная тем же полом, что и субъект, а некая до­полнительная по половому признаку фигура. Здесь мы сталкиваемся с анимусом женщины и анимой мужчины -двумя соотносительными архетипами, автономный бес­сознательный характер которых объясняет устойчивость их проекций. Хотя тень представляет собой мотив, столь же хорошо известный мифологии, как и анима и анимус, в ней собрано прежде всего личное бессознательное, а потому ее содержимое без особых затруднений поддается осознанию. Этим тень отличается от анимы и анимуса, ибо если увидеть тень и распознать ее довольно легко, то анима и анимус гораздо дальше отстоят от сознания и в нормальных условиях осознаются редко, чтобы не сказать никогда. Тень можно разглядеть при условии некоторой самокритичности, - поскольку природа ее личностна. Однако те же трудности, что с анимой и анимусом, возникают и с тенью, когда она предстает как архетип. Иными словами, вполне в пределах человеческих способ­ностей признать относительное зло своей природы, но попытка заглянуть в лицо абсолютного зла оказывается редким и потрясающим по воздействию опытом.
1 "Instinct and the unconscious" и "On the Nature of the Psyche", пaр.397

2 Содержание этой, а также следующей главы взято из лекции, прочитанной в Швейцарском обществе практической психологии, Цюрих, 1948 г. Материал впервые был опубликован в: Wiener Zeitch-rift fuer Nervenheikunde und deren Grenzaebiete, I (1948):4.
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconХайнц Кохут Восстановление самости Перевод с английского
Но чтобы определить, что именно ведет к терапии патологии самости, необходимо было еще раз обратиться к широкому спектру общепризнанных...

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconРассказали о том, как Божий голос звучит в каждой клеточке нашего организма. Книга
И бог, совершенный Сам в Себе, может отдать лишь Себя. Он страдает не от недостатков Своего бытия, как это происходит с людьми, а...

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconШахриза Богатырева одна из высоких поэтических вершин народов, населяющих...
Всё что происходит в мире, не обходит стороной чуткое сердце поэтессы. «Поэт – эхо эпохи, а не только нянька своей души»,- говорил...

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconПредуведомление
И все же Говорят, что новое — это попросту хорошо забытое старое. В нашем случае вполне позволительно будет самостоятельно изобрести...

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconГрааль загадки истории: тайна, сокрытая во глубине веков
Третья Иисус Христос и Мария Магдалина – кто они?

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconГорские евреи, кто они? Images/GorskieEvrei jpg Вопросы есть?
Интересна, Уотсон, сама постановка вопроса. Кто предложил? Какие такие вышестоящие инстанции? И если смысл, для кого-то принимать...

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconГойские Новости" "
Это фотомонтаж, но кроме вставленного глаза ящера, который был вставлен вместо лика святаго, всё на фото своё и перила под которыми...

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconУказатель 461
Иисуса из-под наслоений церковного христианства. Сам Иисус казался мне довольно привлекательной личностью: странствующим учителем,...

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconЭкономики Все «цивилизованные»
Вы­ми­ра­ет не по при­чи­не войн, бо­лез­ней или не­дос­тат­ка еды. Лю­ди вы­ми­ра­ют по соб­ст­вен­но­му же­ла­нию. Они от­ка­зы­ва­ют­ся...

Исследование феноменологии самости \"И все это происходит, говорят они, дабы Иисус мог сделаться первой жертвой при разделении сос­тавных природ\" iconЗеркало света древнеарийское учение и современность оглавление
Они пересказывают мифы, описывают обряды, излагают взгляды древних, ничуть не заботясь о том, чтобы хоть как-то связать все это с...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции