Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография




НазваниеУсловно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография
страница6/12
Дата публикации10.05.2014
Размер2.12 Mb.
ТипМонография
literature-edu.ru > Лекции > Монография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

4.2. Результаты эксперементально-психологического обследования
Экспериментально-психологическое исследование больных опийной наркоманией показало наличие изменений со стороны познавательной и аффективно-личностной сферы. При выполнении комплекса традиционных патопсихологических методик (классификация понятий, исключение предметов, пиктограмма), а также стандартизованного теста изучения памяти (тест зрительной ретенции Бентона) выявлены изменения, свойственные “органическому патопсихологическому симптомокомплексу”. Снижение продуктивности зрительного запоминания в тесте Бентона сочеталось с “органическим” характером допущенных ошибок и соответствующими изменениями линии (дрожание, несовпадение, дублирование).

Сходные нарушения отмечались и при исследовании методикой “пиктограмма”. Признаки “органического патопсихологического симптомокомплекса” у больных основной и контрольной групп встречались практически одинаково часто: у 62 ( 60,8 + 4,2 % ) и у 56 ( 65,1 + 4,6 % ) соответственно. Такая высокая частота органических нарушений может быть связана как с ранним началом и большой длительностью периода наркотизации, большой частотой резидуально-органических поражений ЦНС, так и с большой токсичностью принимаемых препаратов и повышенной травматизацией в периоды криминальной активности.

Изучение функций таких видов психической деятельности как память, внимание, работоспособность не выявило различий между группами. Качество выполнения экспериментально-психологических методик в большей степени зависело от этапа заболевания. В состоянии синдрома отмены больные после четырехкратного повторения 10 слов ( методика заучивания 10 слов ) не могли воспроизвести более 5-7 слов, а в некоторых случаях показывали крайне низкие результаты. Кривая запоминания носила ломаный, “зигзагообразный” характер и форму со спадом вниз, что отражало астенические нарушения. У больных значительно увеличивалось время, необходимое для выполнения заданий, возрастало количество ошибок при выполнении всех экспериментально-психологических методик. Кривая работоспособности носила “ломаный” характер с тенденцией к снижению. Нарушения умственной работоспособности нередко сохранялись длительное время после завершения синдрома отмены (в пост-абстинентном периоде). На этапах эпизодического употребления наркотических веществ и ремиссии нарушений памяти не отмечалось.

При изучении мышления, наряду со снижением уровня процессов обобщения и отвлечения, повышенной стереотипизированностью и конкретностью образов пиктограммы, отмечалась своеобразная недостаточность мотивационного компонента мышления. Сталкиваясь с затруднениями при выполнении заданий, испытуемые часто прерывали работу, либо делали ее поверхностно, не заботясь о достижении конечной цели исследования. Наиболее показательными в этом отношении были результаты выполнения методики “классификация предметов”. Если в начале выполнения задания испытуемые раскладывали карточки по группам на основании концептуальных либо функциональных признаков, то затем раскладка становилась хаотичной.

Существенное место среди многообразных психопатологических нарушений при наркологических заболеваниях занимают расстройства эмоционально-аффективной сферы, интегративной оценкой которой является самочувствие, настроение и психический тонус (активность).

Одним из частых синдромов наркомании является пониженное настроение, доходящее до уровня депрессии. Сниженное настроение может сочетаться с астенией, тревогой, ухудшением аппетита и бессонницей.

Другим базисным психическим состоянием, наблюдавшимся у больных, является изменение самочувствия, сопровождающееся появлением тревоги с элементами беспокойства и изменением вегетативных функций.

Нарушения активности в сторону увеличения или уменьшения сопровождают практически все симптомы и синдромы, наблюдаемые при опийной наркомании.

Являясь интегративными показателями, показатели самочувствия, активности и настроения отражают наиболее значимые стороны психической деятельности, отличающиеся достаточной устойчивостью и, вместе с тем, служащие достаточно достоверным критерием оценки психического состояния в момент исследования.

В процессе нормальной жизнедеятельности человека, существует определенное взаимоотношение между этими показателями. Оптимальное состояние настроения способствует достаточной активности, каждый из этих показателей оказывает влияние на формирование самочувствия. Вместе с тем, состояние самочувствия оказывает положительное влияние на уровень активности и настроения. Между показателями самочувствия, активности, настроения существует внутренняя, глубокая и прочная связь. Изменение одного из них приводит к изменению остальных показателей.

При нарушении психической деятельности в первую очередь изменяется единство и согласованность показателей самочувствия, активности и настроения. Существенным является то обстоятельство, что рассогласованность показателей отражает изменение внутренней картины заболевания. Оценивая в различные периоды жизни человека показатели самочувствия, активности и настроения можно, в определенной степени, прогнозировать и учитывать развитие клинической картины заболевания, а также строить, в зависимости от характера изменения функционирования психики, тактику лечебной деятельности.

Показатели, определяемые с помощью экспериментально-психологической методики дифференцированной самооценки состояния самочувствия, активности, настроения (САН), у обследованных больных существенно различались в зависимости от этапа заболевания (табл.4.2.1).

Таблица 4.2.1

Средние показатели самочувствия, активности и настроения у обследованных различных групп

период

показатели

группы

обследо-




основная

контрольная

вания




(n = 102)

(n = 86)

опьянение

С

5,2+0,1

6,4+0,1




А

6,0+0,1

6,5+0,1




Н

5,8+0,1

6,3+0,1

синдром

С

1,8+0,1

1,2+0,1

отмены

А

2,0+0,1

2,0+0,1




Н

1,9+0,1

1,4+0,1

пост-

С

2,5+0,1

3,0+0,1

абстинентный

А

2,1+0,1

1,8+0,1

период

Н

2,9+0,1

2,2+0,1

ремиссия

С

3,4+0,1

3,8+0,1




А

3,2+0,1

4,0+0,1




Н

3,9+0,1

3,6+0,1


Прием опиатов (состояние интоксикации) во всех группах обследованных приводит к достоверному повышению средних показателей самочувствия, активности, настроения. Вне приема психоактивного вещества (синдром отмены) у больных основной и контрольной групп наблюдался достоверно более низкий уровень всех показателей САН, чем в состоянии опьянения (средний балл САН в состоянии отмены: 1,90 + 0,10 в основной группе; 1,53 + 0,10 в контрольной группе; в состоянии опьянения: 5,65 + 0,20 в основной группе; 6,40 + 0,20 в контрольной группе). В постабстинентном периоде и периоде ремиссии наблюдалось достоверное постепенное повышение всех показателей [216].

Выраженность тревоги определялась по шкале Тейлор. При значениях F - 70 баллов и выше считалось, что расстройства тревожного ряда имеют место, а выбранные способы контроля тревоги не эффективны. При низких значениях F делался вывод об отсутствии тревоги («линейный профиль»), либо ее эффективной компенсации.

Сравнение распределения уровня тревоги у больных основной и контрольной групп проводилось с распределением тревоги в здоровой популяции (“формула кривой нормального распределения де Муавра”). Нормальное распределение составляет 16%; 68%; 16% (табл.4.2.2).

Таблица 4.2.2

Распределение уровней тревоги у обследованных больных (в %%)

уровни

группы обследованных

достоверность

тревоги

основная (n = 102)

контрольная (n = 86)

различия (р)

низкий

4,0 + 2,1*

5,8 + 2,7*

р > 0,05

средний

38,2 + 4,8*

32,6 + 4,6*

р > 0,05

высокий

57,8 + 4,8*

58,1 + 4,8*

р > 0,05

всего

100,0

100,0

100,0

где * - достоверность различия по отношению к норме ( p < 0,05 )


Рис.4.2.1. Распределение уровней тревоги у больных опийной наркоманией (по оси ординат баллы по шкале Тейлор)
Как следует из приведенной таблицы, у больных опийной наркоманией из основной и контрольной групп отмечается существенное увеличение количества лиц с высоким уровнем тревоги по сравнению с нормой. Количество лиц с низким и средним уровнем тревоги существенно ниже, чем в норме. Достоверных различий между основной и контрольной группами нет. Высокий уровень тревоги у пациентов диагностировался независимо от этапа заболевания (наличие или отсутствие физической зависимости), времени суток, времени проведения лечебных процедур, то есть имел постоянный характер, являясь как признаком заболевания в целом, так и отражая реакцию на ситуацию госпитализации и неопределенность будущего.

С помощью шкалы Гамильтона установлена частота встречаемости депрессии у обследованных больных основной и контрольной групп. Также проведен сравнительный анализ выявляемости депрессий различной тяжести у больных обеих групп (табл.4.2.3).

Таблица 4.2.3

Выраженность депрессии по шкале Гамильтона у обследованных больных

выраженность

группы обследованных больных

достовер-

депрессии

основная ( n = 102 )

контрольная (n = 86 )

ность раз-




Абс

%

абс

%

личия ( р )

отсутствие

6

5,9 + 3,8

4

4,7 + 3,9

p > 0,05

легкая

20

19,6 + 3,8

17

19,7 + 4,3

p > 0,05

средняя

43

42,1 + 4,6

33

38,4 + 5,2

p > 0,05

тяжелая

33

32,4 + 4,7

32

37,2 + 5,2

p > 0,05

всего

102

100,0

86

100,0






Рис.4.2.2 Распределение депрессии у больных опийной наркоманией

(по оси ординат баллы по шкале Гамильтона)
Как следует из представленной таблицы, у обследованных больных наиболее частой была депрессия средней степени тяжести, несколько реже встречалась тяжелая депрессия. Отсутствие признаков депрессии наблюдалось лишь у 6 ( 5,9 + 3,8 % ) обследованных из основной группы и у 4 ( 4,7 + 3,9 % ) пациентов контрольной группы. У больных основной и контрольной групп частота встречаемости депрессии различных степеней тяжести практически не различается.

В целом, клиническое изучение психопатологического статуса и состояния вегетативной нервной системы, результаты экспериментально-психологического исследования свидетельствуют об отсутствии различий в клинической картине и динамике заболевания у больных основной и контрольной групп перед началом применения предлагаемого способа терапии.

ГЛАВА 5

5.1. Определение динамики ведущих мотивов употребления опиатов
Разум дан человеку, чтобы он понял:

жить ОДНИМ разумом нельзя.

Э.М. Ремарк
Насущная потребность в разработке эффективных лечебно-коррекционных и профилактических мероприятий диктует необходимость изучения психологических механизмов образования зависимости от психоактивных веществ, в частности формирования патологической мотивации к ним, создает потребность в методах исследования структуры мотивов потребления наркотических и токсикоманических веществ и их количественной оценки. Подавляющее большинство методов, применяемых в психодиагностике наркоманий, направлено на исследование отдельных личностных особенностей, а также личностных изменений вследствие злоупотребления или различных параметров поведения зависимой личности.

Длительное наблюдение за больными наркоманией показало, что злоупотребление психоактивными веществами обусловлено существованием целого ряда мотивов, среди которых можно выделить доминирующий на данном этапе развития болезни. В связи с этим представляется целесообразным конструирование и использование в качестве психодиагностического инструмента шкал, измеряющих мотивы потребления психоактивных веществ. Набор шкал предусматривает фиксацию не одного какого-либо изолированного выбранного мотива, а целого их комплекса.

По аналогии с методикой шкалированной оценки мотивов потребления алкоголя (МПА), разработанной В.Ю.Завьяловым, нами были выделены типы мотивации потребления психоактивных веществ, в частности, опиатов: I - группа социально-психологических мотивов, включающие: 1) социально-коммуникативные, отражающие мотивы употребления, связанные с общением с группой - деятельность, направленная на создание новых знакомств, встречи, развлечения и др.; 2) субмиссивные мотивы, отражающие прием наркотических веществ в результате давления со стороны; 3) социально-интегративные мотивы, свидетельствующие о желании с помощью употребления психоактивных веществ внедриться в референтную группу, приобщиться к тем или иным ценностям групповой субкультуры. II - мотивы, связанные, в основном, с желанием изменить собственное состояние: 1) гедонистические - стремление испытать ощущение эйфории или стимулировать физическое и психическое состояние; 2) мотивы переключения аффекта - желание нейтрализовать негативные эмоциональные переживания; 3) мотивы гипермотивационного напряжения - стремление усилить с целью фиксации позитивные психические ощущения. III - собственно патологические мотивы, констатирующие болезненное влечение: 1) мотив восстановления витальной активности - стремление восстановить общий жизненный (физический и психический) тонус в период “предвестников” начала абстиненции (получение эйфории невозможно в связи с высокой толерантностью и сложностью дальнейшего увеличения принимаемой дозы); 2) мотив зависимости - фиксация в сознании обсессивного влечения к наркотику (соответствует психической зависимости); 3) мотив компульсивного влечения - неодолимое стремление употреблять наркотик (соответствует физической зависимости); один из компонентов - стремление купировать абстинентные явления.

Типы мотивации потребления психоактивных веществ были определены после классификационной процедуры (группировка по кластерам) и анализа более 350 различных утверждений о мотивах приема, полученных из бесед, анкетирования и самоотчетов больных опийной наркоманией. Термины для обозначения каждого типа мотивации подобраны исходя из содержательной интерпретации полученных групп. Затем было отобрано 45 утверждений, по 5 наиболее часто выбираемых для каждого типа мотивации, и составлен список мотивов по такому же принципу как, например, в методике ММРI, где утверждения написаны от первого лица.

Список утверждений опросника по выявлению особенностей мотивации употребления психоактивных веществ:

Я принимал наркотик . . .

1) чтобы испытать одинаковые ощущения с друзьями;

2) в компании, чтобы не испортить отношений;

3) т.к. сейчас такое время, что попробовать наркотик нужно хотя бы для общего развития;

4) т.к. нравятся приятные ощущения после приема наркотика;

5) чтобы забыться, отвлечься от всего неприятного;

6) т.к. прием наркотика позволяет мне стать активней, изменяет все окружающее, появляется смысл в жизни;

7) т.к. прием наркотика необходим, чтобы облегчить самочувствие;

8) т.к. все мои мысли только о наркотике, сколько бы я ни старался отвлечься;

9) т.к. у меня парализуется воля, и я не осознаю ничего, кроме жажды наркотика;

10) при встречах с друзьями для совместной радости;

11) т.к. лучше принимать понемногу наркотик, чем остаться без друзей;

12) т.к. не хочу, чтобы надо мной издевались в компании;

13) для получения приятных ощущений;

14) т.к. наркотик избавляет от горьких мыслей и переживаний;

15) т.к. наркотик делает меня сильнее, активнее, веселее;

16) только для того, чтобы восстановить состояние здоровья;

17) т.к. не могу отвлечься ничем, все помыслы о наркотике;

18) т.к. постоянно нахожусь в таком состоянии, при котором я не руковожу собой, пока не достану наркотик;

19) для испытания ощущения праздника при встрече с друзьями;

20) т.к. не принято отказываться от наркотика, когда все друзья его принимают;

21) т.к. если откажусь от наркотика, то должен уйти из компании друзей;

22) для испытания необычных и приятных ощущений;

23) т.к. если не принимать наркотики, все окружающее меня угнетает;

24) т.к. время летит быстрей и интересней, а без наркотика долго и нудно;

25) т.к. без наркотика состояние на следующий день ужасное;

26) т.к. желание принять наркотик неотвязно в мыслях преследует меня;

27) т.к. весь мой организм живет круглосуточно только одним - жаждой наркотика;

28) т.к. без наркотика встреча с друзьями скучная и неинтересная;

29) т.к. иначе меня выгонят из компании;

30) потому, что большинство друзей принимает наркотик;

31) т.к. ощущения от наркотика такие приятные, что отказаться невозможно;

32) т.к. наркотик снимает напряжение;

33) чтобы как следует развлечься, обострить чувства, интерес к жизни;

34) чтобы снять абстиненцию;

35) т.к. не могу перебороть тягу к наркотику, хотя постоянно сопротивляюсь этому желанию;

36) т.к. для меня нет жизни без наркотика, ради наркотика могу отдать все;

37) для облегчения свиданий, завязывания знакомств;

38) т.к. меня вынуждают принимать наркотик мои друзья;

39) т.к. не вижу вреда в том, чтобы попробовать наркотик в кругу друзей;

40) т.к. прием наркотика способствует хорошему настроению и, вообще, приятен;

41) т.к. наркотик позволяет расслабиться;

42) чтобы ощущать мир ярче, быть активным и радостным;

43) чтобы избежать мучительных ощущений в период, когда заканчивается действие наркотика;

44) не могу устоять, когда появляется возможность принять наркотик;

45) т.к. наркотик для меня ближе и дороже родных, нужнее воздуха и пищи.

Ответ на каждый вопрос оценивался в баллах:

- частая причина - 3 балла;

- иногда, довольно редкая причина - 2 балла;

- почти никогда, очень редкая причина - 1 балл;

- никогда - 0 баллов.

I шкала - утверждения 1,10,19,28,37; II - 2,11,20,29,38; III - 3,12,21,30,39; IV - 4,13,22, 31, 40; V - 5,14,23,32,41; VI - 6,15,24,33,42; VII - 7,16,25,34,43; VIII - 8,17,26,35,44; IX - 9,18,27,36,45.

По каждой шкале результат тестирования представляет сумму от 0 до 15. Максимальные оценки свидетельствуют о доминировании определенного мотива, а суммарная оценка отражает “мотивационное напряжение”. Средняя сумма баллов по всем шкалам обозначена индексом мотивационного напряжения. Распределение по всем шкалам максимальных оценок дает представление о структуре (профиле) мотивов потребления психоактивных веществ.

Всего данной методикой обследовано 188 человек с верифицированным диагнозом опийной наркомании. Статистическая обработка полученных данных проводилась с вычислением средних показателей, достоверности различий между средними, корреляционных связей.

Пациенты, злоупотребляющие психоактивными веществами, как правило, руководствовались комплексом мотивов. Характер ведущего мотива у обследованных больных определялся стадией наркомании, особенностями личности пациента. При определении этапа заболевания использовалась классификация, описанная А.Е.Личко и В.С.Битенским. Нашим пациентам было предложено оценить ведущий и дополнительные мотивы употребления опиатов в разные периоды их жизни, соответствовавшие, согласно данным субъективного анамнеза, тому или иному этапу развития наркотической зависимости. Встречаемость тех или иных типов мотивации в зависимости от этапа заболевания (по данным анкетирования в анамнестическом аспекте) изложена в таблице 5.1.
Таблица 5.1.

Типы мотивации в зависимости от этапа становления злоупотребления психоактивными веществами у обследованных больных ( в %% )

тип мотивации

отсутствие патологической зависимости

наркомания (психическая зависимость)

наркомания (физическая зависимость)




основная

группа

контр.

группа

основная

группа

контр.

группа

основная

группа

контр.

группа

компульсивного влечения

-

-

-

-

33,3

34,9

аддиктивная

-

-

-

1,2

25,5

24,4

купирование абстиненции

-

-

-

-

28,4

26,7

гипермотивационного напряжения

7,8

9,3

25,5

22,1

5,9

7,0

гедонистическая

2,0

3,5

27,2

25,6

5,9

5,8

атарактическая

7,8

9,3

26,8

37,2

1,0

1,2

субмиссивная

39,2

34,9

7,8

5,7

-

-

социально-интегративная

31,4

33,7

7,8

7,0

-

-

социально-коммуникативная

11,8

9,3

4,9

1,2

-

-

всего (абс)

102

86

102

86

102

86

Как следует из представленной таблицы, в основной и контрольной группах доминирующие мотивы на всём протяжении заболевания были представлены равномерно. В группе больных опийной наркоманией с длительным приемом опиатов только на этапе первых проб преобладали социально-психологические мотивы употребления наркотических веществ, тогда как на последующих этапах доминируют мотивы, отражавшие потребность в изменении собственного состояния с акцентом на атарактических мотивах (желание нейтрализовать негативные эмоциональные переживания), а также при сформированном синдроме зависимости - мотивы, отражавшие патологическую мотивацию, связанную с наличием синдрома отмены и патологического влечения к наркотику.

На момент поступления в стационар, то есть непосредственно перед курсом лечения, у больных как основной (102 человека), так и контрольной (86 человек) групп в качестве ведущих регистрировались мотивы, относившиеся к числу патологических, то есть, связанных с коррекцией нарушений в структуре синдрома отмены, компульсивным влечением к наркотику, и, в некоторой степени, – получением удовольствия: гедонистический, атарактический и мотив гиперактивации. С учётом тяжести и длительности наркотизации обследуемых, становится понятным практическое отсутствие у них социально-психологических мотивов. Последние встречались у отдельных пациентов (основная группа –15,7%; контрольная группа –15,1%) как дополнительные.

Мы приблизительно рассчитали средний индекс мотивационного напряжения (мн) в различные периоды жизни наших больных (по данным самооценки в ретроспективе); он был почти в два раза при уже сформированной физической зависимости (мн = 86,5 на момент поступления больных в стационар и мн = 49,3 на момент начала наркотизации) ( p < 0,01 ).

Клинически пациенты с высоким индексом мотивационного напряжения отличались высоким уровнем тревоги. Действительно, изучение корреляционных соотношений между клиническими проявлениями тревоги, данными теста тревоги, с одной стороны, и коэффициента мотивационного напряжения, с другой стороны, показало, что высокий уровень мотивационного напряжения имеет прямую сильную корреляционную связь с высоким уровнем тревоги (r = 0,84; р < 0,05) и обратную сильную корреляционную связь с низким уровнем тревоги (r = -0,92; р < 0,05), то есть, чем выше уровень тревоги, тем более высокий уровень мотивационного напряжения и наоборот, чем ниже уровень тревоги - тем ниже коэффициент мотивационного напряжения (рис.5.1). Поэтому уровень мотивационного напряжения, в частности его количественное выражение - коэффициент мотивационного напряжения, имеет функциональную связь с уровнем тревоги и может выступать в качестве дополнительного объективного критерия при её оценке.



Рис.5.1. Частота встречаемости (%%) пациентов с высоким и низким уровнем тревоги в зависимости от коэффициента мотивационного напряжения (по оси абсцисс - значения коэффициента мотивационного напряжения, по оси ординат - частота встречаемости)

Как видно на рисунке, зависимость между изучаемыми параметрами носит линейный, обратно пропорциональный характер, что является свидетельством взаимосвязи указанных явлений [318].

По данным интервьюирования мотивы начала злоупотребления наркотическими веществами у пациентов сравниваемых групп не различались (табл. 5.2.).

Таблица 5.2.

Мотивы начала употребления психоактивных средств обследованными больными (по данным интервью)




группы




мотивация начала злоупотребления

психоактивными

основная группа

контрольная группа

( р )

веществами

абс.

%

абс.

%



желание показать сверстникам свою незаурядность

12

11,8

9

10,5

p>0,05

демонстративный протест перед старшими

12

11,8

11

8,5

p>0,05

замена недоступного алкоголя

10

10,3

13

10,0

p>0,05

стимуляция творчества

5

4,9

2

2,4

p>0,05

невозможность отказать в требованиях референтной группы

2

1,9

1

1,2

p>0,05

влияние старшего по возрасту наркомана

34

35,1

31

29,8

p>0,05

любопытство, желание изведать неизведанное

22

22,7

26

20,0

p>0,05

стремление “забыться”, отключиться от неприятностей

12

11,8

9

10,5

p>0,05

поиск новых развлечений

15

15,5

19

14,6

p>0,05

пережить эмоционально приятное состояние (“кайф”)

14

14,4

18

13,6

p>0,05

не отстать от компании, быть “как все” в своей группе

34

35,1

31

29,8

p>0,05


Для обследованных обеих групп наиболее значимыми было влияние старшего по возрасту наркомана и “стремление не отстать от компании, быть “как все” в своей группе”. Социально-коммуникативные мотивы являлись результатом постоянного бездумного общения с изначальной целью получения легкой для усвоения и совершенно малозначимой информации. Облегчение интерперсональных отношений под влиянием психоактивных веществ в этих случаях имело особое значение для начала наркотизации. Подобная форма общения, типичная для неустойчивых, гипертимных и истероидных пациентов, оказывается особенно опасной в случаях контактов с делинквентной или криминальной группой, имеющей опыт наркотизации. Социально-интегративными мотивами руководствуются пациенты, желающие “внедриться” в группу и в силу этого принимающие ее наркоманические условия, “наркоманические ценности”, приобщаясь таким образом к наркотизации. Эти мотивировки признаются чаще всего в комплексе с одним из личностных, персонально значимых мотивов. Противоположные тенденции несут т.н. субмиссивные мотивы, отражающие подчинение пациента требованиям референтной группы. Наименее охотно больные обеих групп признавали мотив зависимости, отмены и компульсивного влечения. Иногда мотивом изначальной наркотизации пациенты называли желание получить особое ощущение наслаждения, эйфорию (гедонистические мотивы). Однако на начальных этапах формирования болезни гедонистические мотивы скорее свидетельствовали об общей гедонистической направленности поведения пациента, “отрицающего“ трудности и препятствия при формировании деятельности. На начальных этапах у больных обследованных групп все большее значение имели собственно наркологические феномены. Знакомясь с различными наркотическими веществами, например, летучими углеводородами или снотворными средствами на этапе первичной полинаркотизации, пациенты редко испытывали всю гамму эйфорического действия этих веществ, а подчас испытанные ими переживания бывали неприятными, “пугающими”. Однако это не смущало пациентов, так как поиск новых наркотических веществ являлся не гедонистической мотивацией, а результатом девиантной деятельности, отклоняющегося поведения. Однако с течением времени ощущения пациентов на высоте интоксикации наполнялись эйфорией, соответствующей эффекту того или иного психоактивного вещества. Пациенты начинали легко дифференцировать действие различных препаратов. Происходила своеобразная переориентация психологической установки пациентов: от “поисковой” к “гедонистической”. На этом этапе в субьективных оценках пациентами своего состояния чаще встречались слова “приятно-неприятно”, “понравилось-не понравилось”. Употребляя различные психоактивные вещества, пациенты “помнили” и предпочитали именно то, которое доставило им наиболее приятные ощущения. Таким образом, фоновая полинаркотизация предполагала наличие “предпочитаемого наркотика”. Потребность в наркотизации по-прежнему оставалась ситуационной, тесно связанной с групповыми стандартами поведения.

На этапе мононаркотизации формировались определенный ритм злоупотребления, как правило, не чаще 2-х раз в неделю, стереотипы поведения, связанного с употреблением психоактивного вещества. Эти стереотипы могут быть сопоставлены с традициями “застолья”: определенный круг друзей, определенные темы разговора, прослушивание музыки, танцы. Психоактивное вещество играло роль “стимулятора”, средства, повышающего настроение. На этом этапе угасали защитные рефлексы (в частности, характерный зуд в области переносицы) и возрастала толерантность к опиатам. Формировалась ситуационная зависимость от психоактивного вещества. Несколько иначе этот этап проходил у пациентов, интегрированных в группу наркоманов. Здесь употребление наркотика проходило “под руководством” опытного наркомана, оно не являлось чем-то вспомогательным: получение наслаждения от принятого наркотика являлось основной целью пациента. Таким образом, при первичной мононаркотизации преобладала, с одной стороны, мотивация “с активацией поведения”, социально-интегративная, с другой, - субмиссивная и гедонистическая мотивация. Поведенческие нарушения при мононаркотизации были не столь заметны как при полинаркотизации. В этом случае “вуалирующую” функцию играли микросоциальные факторы. Таким образом, у пациентов, у которых злоупотребление наркотическими веществами происходило в рамках выраженной групповой психической зависимости, отмечалось преобладание комплекса социально-субмиссивных и социально-интегративных мотивов наркотизации.

При дальнейшем приеме опиатов происходило изменение преобладающей мотивации злоупотребления наркотиками (все меньшую роль играл субмиссивный, интегративный, коммуникативный мотивы, все большую - мотивы “второй триады”: гедонистические, атарактические и мотив гипермотивационного напряжения). Также наблюдалось снижение уровня влияния микросоциальных факторов на злоупотребление наркотическими веществами (если ранее наркотик был одним из средств общения в группе, то сейчас группа становилась лишь местом, где можно раздобыть и употребить наркотическое вещество). Наблюдалось появление собственно психической зависимости (мысли о приеме наркотика приобретали навязчивый /обсессивный/ характер, наркотик становился “лекарством”, снимающим эмоциональное напряжение в конфликтных ситуациях).

В связи с развитием физической зависимости изменялась структура мотивации к употреблению наркотика. Гедонистические мотивы практически редуцировались, преобладали атарактические мотивы, стремление к подавлению мотивационного напряжения, детерминирующего поведение, а также мотивы, отражающие зависимость от наркотика (купирование синдрома отмены, аддиктивная мотивация). Происходило дальнейшее снижение роли микросоциальных факторов при злоупотреблении наркотиками (общение в группе наркоманов практически отсутствовало: единственной целью контакта между пациентами было получение наркотика).

Как следует из анализа представленных таблиц, метод интервьюирования и предложенная методика определения мотивации употребления психоактивных веществ выявляют доминирующие мотивы злоупотребления эйфоризирующими препаратами, однако, предложенная методика более проста в обращении, экономна по времени тестирования и позволяет проводить количественную оценку интенсивности ведущих мотивов (история болезни).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconСледующей, условно говоря, царской женой была Василиса Мелентьева. Почему «условно говоря»?
Василиса Мелентьева. Почему «условно говоря»? Да потому, что официальной женой она точно не была. Для характеристики их с царем отношений...

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconОглавление серов Н. В. С 329 Светоцветовая терапия
С 329 Светоцветовая терапия. Смысл и значение цвета: информация цвет -интеллект. Спб.: Речь, 2001. 256 с., илл табл

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconРвуз «Крымский гуманитарный университет» системно-аналитическая арт-терапия
Г. Принцхорн, А. Хилл [1; 5; 8; 15]. Однако как средство психологического воздействия и экстернализации внутреннего – чувственного...

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconКнига посвящена сравнительно недавно обнаруженному феномену появления...
Их условно назвали «дети индиго». Они наделены способностями, которые кажутся сверхчеловеческими, и интеллектом, намного превышающим...

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconАлександр Копытин арт-терапия жертв насилия «Психотерапия» Москва 2009 ббк 88. 5
К 65 арт-терапия жертв насилия /Сост. А. И. Копытин. М: Психоте­рапия, 2009. 144 с: ил

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconМонография «С родиной в сердце. Боль и страдания черкесского народа...
Монография Д. А. Чурей – первый опыт комплексного историко-этнографического и этномузыковедческого исследования музыкального фольклора...

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconН. А. Вершинина структура педагогики: методология исследования монография
Структура педагогики: Методология исследования. Монография. – Спб.: Ооо изд-во «Лема», 2008. – 313с

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconНи серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что
Ознакомьтесь с юридической и общественной оценкой библейской доктрины, условно названной

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconС. Н. Гавров модернизация россии: постимперский транзит монография москва мгудт
Гавров С. Н. Модернизация России: постимперский транзит: Монография / Предисловие Л. С. Перепелкина. – М.: Ниц мгудт, 2010. – 297...

Условно-рефлекторная терапия зависимости от опиоидов Монография iconТеория образования взрослых: становление, проблемы, задачи Монография
Юнацкевич Р. И. Теория образования взрослых: становление, проблемы, задачи. Монография. Спб.: Иов пани, 2009 – 90 с

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции