Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009




Скачать 84.96 Kb.
НазваниеСтатья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009
Дата публикации17.09.2014
Размер84.96 Kb.
ТипСтатья
literature-edu.ru > Лекции > Статья
© И. В. Троицкая (Санкт-Петербург), 2009. (Статья опубликована в издании: «Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI Междунар.науч.конф. Санкт-Петерубрг, 14–15 декабря 2009 / Под ред. д-ра ист. наук, проф. С. Н. Полторака. – СПб.: Нестор, 2009. – С.152–156.)

СТЕРЕОТИПЫ СОЗНАНИЯ В ДЕЛОВОМ ПОВЕДЕНИИ ПРИ СМЕНЕ СПОСОБОВ РЕГУЛЯЦИИ ХОЗЯЙСТВА

Российская общность (социум, государство, страна) в XX веке несколько раз производила смену способов хозяйствования (в понимании К.Маркса – способов общественного производства). Неокрепший капитализм с монархическим правлением и частным капиталом заменился социалистическим способом с административно-плановым управлением и приоритетом государственной собственности. Застой в хозяйстве с глубоким кризисом 80-х–90-х гг. прошлого века побудил определенные векторы активности в социуме переключить способ хозяйствования вновь на капиталистический, при котором регулятивным механизмом служит рынок и главенствует частная и групповая собственность. Вопрос о том, как в новых условиях хозяйствования в России изменилась манера ведения дел, делового поведения и активности, регулируемых, в том числе стереотипами общественного сознания, решается рядом гуманитарных наук.

Актуальность распознания стереотипов, включаемых в регулятивные механизмы делового поведения и активности людей, обусловливается необходимостью определить границы и степень изменения сознания общности в новых условиях хозяйствования для образования и постановки социальных целей и воспитания. Регулятивная функция стереотипов заключает в себе противоречие. С одной стороны, стерео­типы разных смысловых форм облегчают приспособление субъекта действия к конкретно историческим условиям жизнедеятельности. Благодаря стереотипной повторяемости действий сохраняется по­лезный опыт социума, его стабильность и выживаемость. С другой стороны стереотипы, представляющие собой один из механизмов культуры, затрудняют принятие людьми различных нововведений.

Предметом настоящего исследования выступают стереотипы общественного сознания, связанные с российской манерой ведения дел, или построение деловой модели поведения по критериям стереотипов общественного сознания. Методологическими основаниями служат психологическая теория деятельности, убеждение в регулятивной функции сознания и в значимости соотношения внутренней и внешней среды в развитии психических форм активности. Принципиальным является положение о том, что особенное, индивидуальное проявляется через преломление, ассимиляцию внешнего, общего в сознании субъекта, а также положения герменевтики, психосемантики, этно- и психолингвистики (Ф. Шлейермахер, Л.С.Рубинштейн, Л.С.Выгодский, А.Н.Леонтьев, Б.Г.Ананьев, А.А. Брудный и др.).

Модель делового поведения на уровне общественного сознания – это

многоаспектный обобщенный и типизированный образ системы поведенческих действий, отношений и переживаний людей, объединенных отдельным культурным пространством в экономической (хозяйственной) деятельности. В содержании общественного и индивидуального сознания этот образ складывается из определенных установок и отношений к экономическим реалиям и, прежде всего, к труду; из переживаний, превалирующих общественных ценностей, образа мышления или мысленных образов, нормативных и не нормативных действий, негласных правил, принятых в деловой повседневности хозяйства (экономики) [6, с.114].

Под явлением «ведения дел в обществе» мы понимаем
«хозяйственный уклад жизни» народа или отношения хозяйст-­
вующего субъекта по поводу производства, воспроизводства
распределения, обмена и потребления благ в определенной ситуации жизнедеятельности общества [там же]. Хозяйственный уклад жизни формируется под влиянием факторов климатических и географических, историче­ских и политических, нравственных устоев (мифов, легенд, ри­туалов, традиций, ценностей), передаваемых членами общества последующим поколениям. Хозяйственный уклад является составной частью национальной культуры. Культура в целом – это усвоенное человеком поведение, которое группа людей, имеющая общее прошлое, передает новым членам группы. Предельная функция культуры, как отмечала Мид М., проявляется в том, что в экстремальных, проблемных ситуациях, когда психическая регуляция индивидуального поведения совершается автоматически, человек ведет себя в соответствии с запечатленными на подсознательном уровне схемами поведения.

При разработке модели делового поведения на уровне общественного сознания автор исходила из того, что содержания деловой (хозяйственной) практики аккумулируются общественным сознанием. Эти содержания поколения людей передают языковыми (словесными и несловесными) средствами. Факты, связанные с реалиями хозяйственной жизни, фиксируются в смысловых текстах «как смыкающих компонентах коммуникации» между поколениями. Смысловые тексты, с позиций герменевтики и психосемантики, являются культурно-исторической реальностью и психологическими составляющими сознания [1]. Смысловые тексты находят свое выражение в речевых конструкциях, применяемых в прошлое и в настоящее время в трудовой жизни: в пословицах, поговорках, «ходовых» выражениях, в изречениях, в юморе и т.д. Эти речевые конструкции, несущие в себе общественно - исторический смысл когда-то бывших фактов реальности, выполняют регулирующую функцию психики, поведения (активности) действующих субъектов. Такое свойство содержания текста, как повторяемость из поколения в поколение, называется «стереотипность».

Понятие «стереотипы общественного сознания» являются близкими

понятиям национальные стереотипы социальной перцепции, «коллективное подсознательное» и «архетипы» (Юнг К. Г., 1903), «социальные стереотипы» (Липпман У., 1922) и «стереотипы поведения» (Гумилев Л. Н., 1967).

К. Г. Юнг, выделяя в психике человека глубинные слои сознания – архетипы (общечеловеческие), коллективное и личное бессознательное, толковал понятие «бессознательное» как «часть нашей ментальной структуры, которая контролируется нами в незначительной степени. В ней откладываются всякого рода впечатления и ощущения, включая сюда мысли и даже заключения, которых мы не осознаем» [4, С.25–28, 347]. Сознание и бессознательная его часть содержат многосоставные личные и коллективные элементы, среди них – общечеловеческие архетипы. Архетипы – это «изначальные образы», «наиболее древние и наиболее универсальные мыслеформы (thought-forms) человечества, хотя они настолько же являются чувствами, насколько мыслями» [там же]. К ним относятся общие для всех людей символы, идеи, ситуации и фигуры, такие как мать, отец, мудрый старец и старуха; дракон – чудовище и т. д.

Коллективное бессознательное в сопоставлении с архетипами – это запечатленные признаки событий, относящихся к историческому опыту группы микро – или мезосоциума. Например, обычаи, традиции семьи, компании друзей, производственного коллектива, народа.

Юнг писал, что архетипы, как и коллективное бессознательное, проявляются у индивидов отдельной группы, народа, этноса. Они упорядочивают психические элементы – индивидуальные мысли, чувства, поведение. «Коллективное бессознательное» можно фиксировать по индивидуальному ощущению причастности к общей участи, судьбе группы, народа. У каждого члена сообщества есть внутренняя, душевная жизнь, внутренний голос. Явно проявляет себя деятельность «бессознательного» только в стимульной средовой ситуации, осознается редко кем лично, не контролируется индивидуально интеллектом, а только общественным сознанием. Регулируя инстинкты индивидуума, группы, этноса, обеспечивая конструктивное или деструктивное направление процесса приспособления в меняющихся условиях среды, бессознательные слои коллективного сознания по содержанию обновляются только в переходные исторические периоды эпох, возможно, лишь у небольшой группы людей конкретного общества.

Социальные стереотипы – это упрощенные схематизированные образы объектов или событий, которые обладают значи­тельной устойчи-

востью. Это традиционные каноны мыслей, восприятия, поведения группы людей, сформированные веками и передаваемые потомкам с «молоком матери» или же на подсоз­нательном уровне психики целого этноса [5, с.332].

Стереотип поведения в этноцентрической концепции Л.Н. Гумилева - это система поведенческих навыков, передавае­мых из поколения в поколение путем сигнальной наследственно­сти, специфичной для каждого этнического коллектива [2, c.480]. Социаль­ный стереотип воспринимается членами этнического коллектива как единственно возможный, нормальный стандарт взаимоотно­шений, образа жизни и действий людей. Стереотипы преобразу­ются при сильном внешнем или внутреннем, неблагоприятном или плодотворном воздействии. Изменения стереотипов на субъ­ектном уровне связаны с активностью людей, энергия действия которых превышает инстинкт самосохранения. Эти люди, согласно Гу­милеву, - пассионарии [2, С.264–288]. Пассионарностью обладают, например предприниматели.

Стереотипы как факты культуры и общественного сознания, передают ментальность социальных групп (умонастроения, мироощущения, структуры знаний). Они фиксируются в средстве культурной коммуникации – связи между поколениями – языке. В этнопсихолингвистике изучают стереотипы в качестве явления «прецедентные феномены». Под прецедентными феноменами понимают, выражаемые в словесной или несловесной форме, представления о действительности с позиции наивного, обыденного сознания.

Прецедентные феномены имеют сверхличный характер и включают события, хорошо известные всем представителям национально-лингво-культурного сообщества (Ю. Н. Караулова, В. В. Красных) [3]. Люди одной языковой общности, одного ментально-лингвального комплекса, обладают минимизированным инвариантом восприятия такого события-феномена (например, «тяжела ты шапка Мономаха», «мочить в сортире»). Прецедентные события объективируют информационно-познавательный (когнитивный) компонент отношения людей одного этноса, факты содержания общественного, коллективного, группового сознания. Эти феномены стереотипной сознательно-языковой природы заключают в себя каноны (законы, правила) и эталоны (образцы, идеалы) поведения. Они регулируют индивидуальную и социальную активность, структурируют реальные формы поведения людей в разных сферах деятельности. Стереотипы, передающие каноны, мотивируют ожидания возможных границ поведения агента (субъекта) действия. Эталоны задают критерии цели.

Мы выбрали из текстов произведений Ключевского В.О., Гоголя Н.В., Энгельгарда А.Н., Достоевского Ф.М., Чехова А.П., Бердяева Н.А., Казначеева В.П., Спирина Е.А., Криворотова В., Селюнина В. [и др.] речевые конструкции, которые выдержали время. Суждения-конструкции служили обобщенными характеристиками делового российского поведения на уровне стереотипов общественного сознания. Эти суждения составили 57 пунктов разработанного опросника «Прецедентные феномены» [6, С.127–128]. В периоды 2000–2009 гг. участники исследования (485 чел.) экспертно оценивали, исходя из личного мнения и опыта повседневного делового взаимодействия, степень проявляемости каждой из характеристик.

Качественный и количественный анализ данных, обработанных методами описательной и аналитической математической статистики, показал следующие, на уровне р≤0,05 достоверной значимости, результаты. В наблюдаемых периодах в общественном сознании постепенно уменьшились проявления ожидания «прокормления от государства», выраженность не целеустремленности, «больной совести и самобичевания». Стало меньше «экономической и хозяйственной неграмотности», убежденности, связанной с суждением о том, что «я начальник – ты дурак» и «работа дураков любит». Меньше стала выражаться «депрессивность» и, бытовавшие ранее, «неясность осуществления производства», а также «способности нести потери».

Снижается степень выраженности «двойственности бухгалтерии», «космополитизма» и «бунтарского духа», «щепетильности к своим» и неразвитость навыков делового взаимодействия. Меньше проявляется «чинопочитанье» и «авторитарность», политическая отдаленность» и «языковые проблемы». Частота проявления, сохранения или исчезновения стереотипов осталась неизменной у участников вне зависимости от пола и социальной группы (студенты, специалисты, пенсионеры).

Произошли некоторые изменения типов деловой активности. Наиболее распространенный ранее апатичный тип, характеризуемый деловой неграмотностью, недисциплинированностью, политической отдаленностью, значимо снизил меру выраженности. Анархический тип, определяемый бунтарским духом, к концу периода не проявился. Усилилась значимо выраженность интеллектуального типа активности, основные черты которого – техническая умелость, духовное богатство, эвристичность и оригинальность решений. Социально-эгоцентрический тип приобрёл две формы: негативно аморфно-упорствующую и замкнуто корпоративную. К 2009 году отдельно не проявляется активность типа «новые деловые люди», вместе со снижением выраженности стереотипа «я есть моё дело». Впрочем, характеристики этого типа включились в интеллектуальный тип активности.

Список литературы

  1. Брудный, А.А. Психологическая герменевтика: Учеб. пособ. / А.А. Брудный. – М.: Лабиринт, 1998. – 336 с.

  2. Гумилев, Л.Н. Этногенез и биосфера Земли / Л.Н. Гумилев. – Л.: ЛГУ, 1989. – 496 с. с 264-288 с. 480

  3. Красных, В.В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология: Лекционный курс / В.В. Красных. – М.: Гнозис, 2002. – 283 с.

  4. Одайник В. Психология политики. Политические и социальные идеи К. Г. Юнга / Пер. с англ К. Бутырина. Под общей ред. В. Зеленского / В. Одайник – СПб.: Ювента, 1996. – 382 с. – С. 25-28, 347.

  5. Современная западная социология. Словарь / сост. Давыдов Ю.Н., Ковалев М.С., Филиппов А.Ф. – М.: Политическая литература, 1990. – 432 с. с.332

  6. Троицкая И.В. Психология отношения к экономическим явлениям: монография / И.В. Троицкая. – СПб.: Изд-во С.-Петербург. гос. архитектур.-строит. ун-та, 2004. – 198 с.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 iconОпубликовано: Пространство и время в восприятии человека: историко-психологический...
Пространственно-временная организация музея и особенности ее восприятия посетителем

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 iconСтатья опубликована 26. 03. 2014г в электронно-методическом издании «нуми. Ру»
«Учебная исследовательская деятельность лицеиста на уроках и внеклассных занятиях по английскому языку как основа формирования исследовательской...

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 iconКонцепция организационно-деятельностных игр (оди) и методология творческого...
Статья опубликована в журнале (вак рф): Каспийский регион: Политика, экономика, культура. №1 (30), 2012. С. 253 – 257

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 iconАктуальность исследования проблемы совершенствования качества магистерских диссертаций
Социально- экономическая эффективность результатов исследования молодых ученых в области образования. Материалы всерос науч практ...

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 icon"Традиции русской культуры и современный кинематограф" А. С. Брейтман...
Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана. Материалы международной...

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 iconП. Б. Ганнушкин Статья “La volupté, la cruauté et la religion”, опубликованная...
Франции, т к цензура запретила ее к публикации в царской России. На русском языке (в переводе с французского, перевод выполнен О....

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 iconПрограмма минимум кандидатского экзамена по курсу «История и философия науки»
В основу настоящей программы положены следующие разделы истории психологии: история общей психологии, история специальных разделов...

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 iconФ. Т. Михайлов Проблемы метода культурно-исторической психологии
Статья получилась скорее об авторе, чем о содержании, заявленном заказным названием. Но проблемы метода теории, которой нет – тоже...

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 iconОбщие вопросы психологии развития
Психология развития и возрастная психология. Психология развития как прикладная отрасль. Основные задачи психологии развития. Связи...

Статья опубликована в издании: Методология и методы исторической психологии: Материалы XXVI междунар науч конф. Санкт-Петерубрг, 14-15 декабря 2009 iconТ. В. Губаева Судебная экспертиза по делам об экстремизме
Статья опубликована в сб.: Вестник Института экономики, управления и права. Сер. Право. Вып. Казань, 2006. С. 303-315

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции