Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе




НазваниеСлова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе
страница1/21
Дата публикации20.05.2014
Размер3.32 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Курсовая работа > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
К ЧЛЕНАМ ОБЩЕСТВА!

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре

в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе

Среди курсов (1)*, проведенных в Гётеануме между 4 и 23 сентября, был также курс для священников Общины христиан. Он был в самом строгом смысле предназначен только для этого круга. Из присутствовавших на данном курсе только члены Правления Антропософского Общества не принадлежали к этому кругу.

Священниками давно уже было выражено желание положить в основу содержания этого курса Апокалипсис.

Существует напечатанный ранее для членов Антропософского Общества цикл лекций «Теософия на основе Апокалипсиса», прочитанный мной в Нюрнберге в 1908 году для членов тогда еще Теософского Общества.

То, что я сообщил на этот раз, может не совпадать со сказанным тогда. В то время наши друзья из Общества желали ознакомиться прежде всего с результатами, полученными в процессе познания развития человечества на Земле и развития Земли внутри звездной системы, а также с тем знанием, которое человек может получить посредством созерцания сверхчувственного мира. Эта тема может быть связана с содержанием Апокалипсиса. Ибо это содержание является, в сущности, загадкой для всех тех людей, которые читают Библию. Апокалипсис находится в конце этой книги, и он содержит указания пророческого характера относительно развития Земли и человечества. В Нюрнбергском цикле лекций я сумел показать, что в образном языке автора Апокалипсиса постоянно можно находить то, что дают нам результаты исследований развития человечества и Земли внутри Солнечной системы, проведенных антропософией. Исследований, ведущих в духовную область, но выдержанных в духе новейшей научной добросовестности. Благодаря этому стало возможным также правильно осветить отношение эзотерических истин христианства к антропософии. Я сумел тогда в какой-то мере дать слушателям представление о том, что восприятие вечных, глубоко затрагивающих человеческую душу истин возможно двояким образом: путем созерцания, достигнутого эзотерическим христианством, и путем духовнонаучного познания. И если эти оба рода восприятия осуществляются верным образом, то они приводят к одному и тому же.

На этот раз передо мной стояла другая задача. И хотя я не буду сообщать того, что по существу дела может быть предназначено только для круга священников, все же я чувствую себя обязанным рассказать здесь о том, что должны знать антропософы в связи с событием, происходящим внутри Антропософского Общества.

То, что струится как духовная субстанция через священников Общины христиан, было передано им из духовного мира при моем посредничестве два года назад в Гётеануме, теперь уже сгоревшем. Этот дар был таковым, что при этом Община христиан выступила как нечто абсолютно самостоятельное по отношению к Антропософскому Обществу. Ни к чему другому, кроме такой самостоятельности, и нельзя было стремиться при основании Общины. Ибо это Движение за христианское обновление выросло не из антропософии. Оно взяло свое начало от людей, которые искали новый религиозный путь не из переживания антропософии, а из переживания христианства. Они ощущали стремление найти связь человеческой души с ее вечной мировой сущностью в живом постижении сверхчувственного содержания христианства. Они твердо верили в то, что должно существовать такое живое постижение. Но они чувствовали, что пути, которые в настоящее время открывались им для достижения сана священника, не могли вести их к такому постижению. Таким образом, ко мне пришла исполненная доверия группа священников. Это были честные и стремящиеся к духу люди. Они ознакомились с антропософией. Они были убеждены, что антропософия может дать им то, что они ищут. Но они искали не антропософский путь, они стремились найти сугубо религиозный путь.

Я указал им на то, что хотя через антропософию и может быть дан культ и лежащее в его основе учение, но что, тем не менее, задачей Антропософского Движения является совершенно иного рода забота о духовной жизни.

Позднее эта группа священников, проникнутая стремлением к духовно ориентированному христианскому священнодействию, обратилась к доктору Риттельмайеру. Доктор Риттельмайер — это человек, совмещающий в себе христианского священника и антропософа в истинном смысле этого слова. В его личной деятельности осуществлялось — хотя и не через культ, но согласно духу — христианское обновление. Естественным образом возникал вопрос: как воспримет Риттельмайер тот факт, что Антропософское Общество может дать нечто для христианского обновления? Как отнесется он к осуществлению этого? Ибо Антропософское Движение должно было видеть в Риттельмайере пример личности, которая во внутренней гармонии сердца и гармоничной внешней деятельности объединила христианство и антропософию.

И Риттельмайер от всего сердца сказал «да». Тем самым была заложена прочная основа для самостоятельного Движения за христианское обновление. И здесь, в Гётеануме, как и следовало ожидать, два года назад состоялась инаугурация.

С тех пор община священников самым энергичным образом вступила на путь христианского обновления. Она разворачивает благодатную и благотворную деятельность.

Теперь, спустя ровно два года — день основания совпал со временем проведения курса, — священники почувствовали необходимость глубже изучить Апокалипсис.

Я полагал, что могу кое-что сделать для этого. Мои духовные пути дали мне возможность пойти по следам Апокалипсиса.

Таким образом, я считал, что в этом курсе могу представить в истинном свете эту «книгу священников», которая может стать духовным водителем для священнослужителя. Средоточием работы священника является таинство освящения человека (Menschen-Weihehandlung). От этого таинства излучается то, что благодаря культу проникает из духовного мира в человеческий мир. Апокалипсис должен находиться в средоточии души священника. От него может излучаться во все мышление и ощущение священника то, что жертвенная человеческая душа должна воспринимать как милость из духовного мира.

Так я размышлял о задачах этого курса для священников, когда ко мне поступила просьба провести его. В этом смысле я его и провел.
ПРИВЕТСТВИЕ

Дорнах, 5 сентября 1924 года

Иоаннес Вернер Кляйн (2): Мне было поручено — ввиду болезни господина доктора Риттельмайера — сказать несколько слов от имени нашего круга. Мы благодарны судьбе за право вновь предстать перед Вами. Мы ощущаем себя группой людей, как бы собравшейся на корабле, посреди гибельных волн и бурь нашего времени, на корабле, которому постоянно угрожает опасность затонуть. И мы не можем обратиться ни к внешней, ни к так называемой духовной культурной жизни нашего времени. Право предстать перед Вами здесь, в Дорнахе, мы должны рассматривать как особую милость, и мы особенно благодарны Вам за то, что Вы призвали нас сюда и хотите говорить с нами.

Прошло два года с тех пор, как мы в последний раз встречались здесь с Вами. То было время, когда нам открылась наша жизненная задача. Большинство из нас впервые с тех пор видит то, что осталось на физическом плане от Гётеанума. Мы с глубоким потрясением смотрим на то место, где это произошло, и нам остается лишь в своих мыслях отыскивать тот белый зал, то место, где судьба так сурово обошлась с нами, то место, где теперь глубже всего разверзлась земля.

И тем не менее, в нашем сознании живет отблеск того величайшего и могущественного события, которое с тех пор имело здесь место, — Рождественского Собрания и его послания. В нас живет радость, которая тогда была нам дана: на Земле вновь есть место мистериям. И поэтому первое, что мы хотим высказать, собравшись здесь в кругу перед Вами, это то, как велико в нас желание связаться — наиболее интенсивным и глубоким образом — с импульсами, исходящими с тех пор из этого места, и проникнуться ими. Руководствуясь личной инициативой, наши друзья, все без исключения, подали заявление о принятии в Высшую Школу духовной науки (3). Этим мы хотели выразить наше желание — так искренне и глубоко, как это только возможно — принимать участие в деле Дорнаха.

Между тем мы работали в течение целого года. Наша работа протекала только в пределах Германии, но все же наш круг достаточно расширился. И если Вы позволите, мы представим Вам наших новых друзей. (Были представлены одиннадцать человек (4), принятых в круг священников после основания Общины христиан осенью 1922 года.)

Конференции, которые мы проводили в нашем кругу, мы не рассматриваем как самое существенное из того, что мы сделали за последний год. Но все же в них отчетливо отразилось то, что духовный мир проявил интерес к нашей работе, что мы имели право получить в духовных мирах то место, для достижения которого здесь осуществляется водительство. И сознание этого может создать теперь платформу для того, чтобы вера в наше дело, действуя из головы, могла бы все более и более охватывать наши истинные глубины (unsere wirklichen Tiefen). И с этой возвышенной верой в наше дело мы предстаем перед Вами, ибо Вы являетесь для нас гласом истинного благовестия о духовном мире, и мы хотели бы попросить Вас дать нам то, что сделает возможным наш дальнейший путь.
ПЕРВАЯ ЛЕКЦИЯ

Дорнах, 5 сентября 1924 г.

Мои дорогие друзья! Если я должен сначала сказать что-нибудь в ответ на эти сердечные слова, то я скажу следующее: все, что вы выразили от имени священников, было совершенно справедливо. Нельзя утверждать, что всегда абсолютно оправданно то, что говорится человеком из наилучших побуждений. Но в данном случае это могло быть сказано. Это было сказано на основании того, что внутренний спиритуальный импульс, который должен исходить из Гётеанума благодаря Антропософскому Движению, всегда несет в себе нечто, что выходит далеко за пределы не только всего теоретического знания, но и вообще за пределы всякого знания. Это можно выразить приблизительно следующим образом: сегодня перед людьми вновь встают большие проблемы. И это происходит по той причине, что миновали те времена, когда для человечества было возможно более или менее отходить от импульсов древних мистерий.

Импульсы древних мистерий способствовали развертыванию божественных субстанций и сил в земной реальности. Между тем человечество должно было развиваться таким образом, чтобы наступило время, когда оно было бы более или менее предоставлено самому себе, и божественные субстанции и силы не могли бы действовать на Земле непосредственно через людей. Однако уже и этот период развития земного человечества подошел к своему концу. Силы, действовавшие в этот период, также исчерпаны. Это, пожалуй, наиболее значительная и, если не величайшая, то все же важная и радикальная оккультная истина: силы, которые могли действовать без мистерий в эволюции человечества, исчерпаны, и эволюция человечества не может продолжаться дальше, если в нее вновь не вступят силы мистерий.

Тот, кто хочет действовать в какой-либо ветви Антропософского Движения исходя из действительной спиритуальности, должен осознать, руководствуясь именно этой истиной, что сегодня необходимо нечто иное, чем одно лишь знание. Должно вновь осуществиться нечто подобное действию в древних мистериях: жертвенная самоотдача человека своей задаче, полная поглощенность ею.

Если бы не было очевидно — а это очевидно, — что импульс жертвенно посвятить всего себя делу, которое вы признали за святое, действенно присутствует в своей истинной сущности внутри вашего круга священников, то ваши слова не были бы истинны. Но я вправе сказать вам перед лицом всех Божественных Сил, которые, сияя, возглавляют наше дело: ваши слова, слова, которые вы произнесли, говоря о вашем воодушевлении и преданности делу, являются чистой, абсолютной правдой. Было совершенно очевидно, что этот круг священников — со всей спиритуальностью, присущей человеку, — воодушевлен благороднейшим внутренним стремлением придать форму тем жертвам, которые сегодня должны быть принесены. И можно сказать: то, что вы совершили, является началом того, что может удовлетворить Божественную Сущность мира (die göttliche Wesenheit der Welt befriedigen kann). Этим я говорю вам нечто необычайно важное.

Конечно, ваша деятельность протекала лишь в пределах Германии. Но это произошло по причинам, которые в не столь отдаленном будущем все же непременно будут преодолены. Ибо тот интерес к религиозному обновлению, который зажегся в ваших сердцах, когда вы пришли ко мне с целью заложить основу вашей деятельности, охватывает души людей далеко за пределами Германии. И только от вашей внутренней силы будет зависеть, насколько далеко станет возможным выйти за пределы Германии.

Конечно, лишь с глубоко взволнованным сердцем можно думать о том, что на том самом месте, где два года назад происходили инаугурация и инициация вашего Движения вместе со святым таинством освящения человека, мы позднее стали свидетелями бушующего пламени, уничтожившего наш любимый Гётеанум (5). Вы видите, что сегодня именно на этом месте развернуты строительные работы. И сегодня, фактически — в том числе благодаря вашей самоотверженности, — началось превращение того, что произошло в помещении, исчезнувшем затем в пламени, в истинно святое земное деяние. И если вы продолжите ваше дело со святым усердием, охватившим вас, то импульсы, действующие внутри вашего круга, будут развиваться верным образом.

Мы снова собрались на этом месте, где навстречу нам из духовного мира благодаря Рождественскому Собранию струятся свет и тепло как духовная награда за земные потери, причиненные пламенем. На этот раз мы также должны обсудить важные вопросы. Мы должны обсудить то, что действительно может благоприятствовать дальнейшему развитию ваших душевных импульсов.

На этот раз мы попытаемся дать приблизиться к нам глубокому содержанию Апокалипсиса и, исходя из его рассмотрения, дать приблизиться к нашим душам всему тому, что именно в настоящее время особенно важно для вашего круга священников. И именно рассмотрение Апокалипсиса позволит нам поставить в средоточие всей нашей работы то, что придает смысл действию священника: таинство освящения человека. Таким образом, мы будем иметь дело, с одной стороны, с таинством освящения человека, с другой стороны — с Апокалипсисом.

В нескольких словах уже сегодня будет намечено, как мы благодаря этой работе должны освятить ваше Движение священников. Таким образом, все то, что, исходя из ваших непосредственных потребностей, должно быть сказано об этой практической работе священника, все то, что должно быть проделано как ретроспективный взгляд на прошлое и рассмотрено как перспектива на будущее, — все это в ходе нашей работы должно примкнуть к внутренним рассмотрениям. И сегодня я, прежде всего, скажу вам о том, как в ближайшие дни должна быть организована наша работа.

Итак, я всем сердцем приветствую вас от имени тех Сил, которые собрали вас здесь и о которых вы знаете, что они являются сонмом Сил, следующих за Христом. Сегодня эти Силы могут дать для культового действа верное религиозное стремление, верное теологическое понимание и верные импульсы, и это культовое действо вы могли бы взять на себя, исходя религиозно, теологически и церемониально из глубочайшего христианского сознания. В этом смысле мы хотим быть вместе, и в этом смысле должна быть организована работа, предпринимаемая нами.

Мы исходим из того, что указываем на совершенно новое отношение человеческой души к тому, что совершается благодаря действию священника. Мы указываем на это, как на нечто значительное, что должно быть осуществлено в наше время. То, что присутствует в действии священника, когда совершается таинство освящения человека, люди искали всегда, с тех самых пор, как на Земле существует человечество. Если мы хотим рассмотреть, в каком свете таинство освящения человека должно сегодня явиться священнику, проводящему службу, и члену Общины, который его воспринимает, мы должны сначала бросить взгляд на то, чем таинство освящения человека было на Земле в ходе развития человечества, чем оно является сегодня и чем оно должно стать в будущем.

Однако к тому, чем является сегодня во время проведения службы таинство освящения человека, должно, с другой стороны, присоединиться осознание истинного содержания всего того, что Иоанн, посвященный самим Христом, хотел дать христианскому миру в качестве Апокалипсиса. В сущности, истинный смысл таинства освящения человека и истинный смысл внутренней исполненности субстанцией Апокалипсиса связаны друг с другом.

Сейчас мы не будем принимать во внимание ту особую форму, которую Апокалипсис Иоанна имеет для христиан в настоящее время. Обозначим как «Апокалипсис» все то, что сообщается в качестве оккультной истины с целью дать человечеству правильный священнический (priesterlichen) импульс для дальнейшего развития. Под понятие «Апокалипсис» подпадает очень многое. И это в концентрированной форме содержится в Апокалипсисе Иоанна и основывается на Христе. В поисках Апокалипсиса всегда исходили из понимания того, что именно благодаря таинству освящения человека может быть дано глубокое и полное восприятие апокалиптического.

Многое станет для нас понятным, если мы, прежде всего, скажем следующее. Некогда существовали мистерии. Назовем их древними мистериями. Сейчас в этом введении мы не будем заниматься датами, а лишь охарактеризуем четыре следующие друг за другом стадии мистерий. Существовали древние мистерии, полудревние {halbalte) мистерии, полуновые (halbneue) мистерии, и сейчас мы стоим в начале новых мистерий. Итак, перед нами четыре стадии развития человеческого восприятия Апокалипсиса и таинства освящения человека.

Рассмотрим древние мистерии, существовавшие на Земле на заре человеческого развития. Они должны были приносить людям все то, что было свято, истинно и прекрасно. И мы можем сказать: самым существенным в древних мистериях было то, что в них боги со своих высот спускались вниз к людям, и те, кто имели сан священника, непосредственно общались с богами в мистериях. Как сегодня человек общается с человеком, так же и в те древние времена в мистериях боги общались с людьми, и люди — с богами.

Но подобно тому, как существуют законы природы, действующие во времени, существуют также вечные законы, которые, однако, совершенно не препятствуют человеческой свободе. И в числе этих вечных законов есть такие законы, которые касаются общения людей с богами. Эти вечные законы принимались во внимание особенно в те древние времена, когда в святых мистериях сами боги входили в общение с людьми, и наставление человека осуществлялось непосредственно божественными Учителями. Когда в этих древних мистериях при проведении культа среди служителей непосредственно присутствовали сверхчувственно действующие боги, тогда осуществлялось то, что всегда придавало смысл таинству освящения человека, — пресуществление {die Transsubstantiation). Чем же, однако, являлось пресуществление в древних мистериях?

В древних мистериях пресуществление рассматривалось богами как кульминация того, посредством чего они вступали в отношения с людьми. Культовые церемонии определялись согласно вечным законам, о которых я говорил. Исходя из определенных звездных констелляций, известных истинной астрологии древности, и исходя из совпадения этих констелляций с обстоятельствами, которые были определяющими для людей, прокладывался путь от богов к людям и от людей к богам.

Обозревая летосчисления древних времен, можно заметить, что существовали различные летосчисления: одни насчитывали 354 дня в году, другие — 365 дней. В эти летосчисления вводились дополнительные дни или недели високосного года, чтобы компенсировать то, что в человеческом исчислении не согласовывалось с истинным космическим ходом. Вычисления людей никогда не согласовывались с истинным космическим ходом. Всегда оставался небольшой остаток. Священнослужители древних мистерий уделяли особое внимание тому небольшому остатку, который получался вследствие несовпадения человеческого исчисления времени с космическим мировым ходом. Разделяя год на месяцы и недели, они определяли дни, когда это несовпадение было особенно явным. При этом в соответствии с лунными месяцами оставалось определенное количество дней до начала следующего года.

Тот, кто хочет понять ход развития человечества, должен обратить внимание на промежутки времени, которые рассматривались священнослужителями как святые недели и в которые человек включал дни или недели, оставшиеся в результате несовпадения человеческого исчисления с космическим ходом. Однако именно в такие святые недели, когда становилось очевидным отличие мышления богов от мышления людей и когда эта разница становилась особенно наглядной, мог быть найден путь от богов к людям и от людей к богам при условии, что сердца богов и сердца людей бьются в унисон.

Все это люди наблюдали благодаря древней астрологии, которая позволяла верным образом распознать то время, когда боги будут присутствовать в мистериях. Всегда существовали — в конце каждого года, или в конце лунного цикла, состоящего из восемнадцати лет, или в конце других периодов — святые времена, когда разница, граница между человеческим и божественным мышлением становилась очевидной. В эти времена священнослужители мистерий приходили к познанию того, что боги могут найти путь к людям, и люди могут найти путь к богам.

В эти же времена древние священнослужители старались удерживать солнечную или лунную деятельность в тех субстанциях, используя которые они проводили таинство освящения человека, чтобы полученное в святые времена распространять на все остальное время года, в течение которого они должны были проводить службу. Так хранили они то, что в святые времена боги содеяли из земных субстанций и сил. Они сохраняли воду тех времен, меркурианский элемент. В остальное время года они проводили с помощью этой воды таинство освящения человека. При этом во время службы превращенное вещество оставалось таким же, каким его сделали сами боги во время таинств освящения человека, осуществляемых в так называемые «мертвые времена», которые и являлись как раз святыми временами.

Таким образом, в древних мистериях в периоды времени, когда среди людей был действителен не человеческий, а космический язык, люди стремились вступать в связь с богами, которые спускались в мистерии и каждый раз заново освящали то, чем было таинство освящения человека. При этом всякий раз люди, осуществлявшие это таинство освящения человека или принимавшие в нем участие, получали от богов также понимание апокалиптического. Так давались великие истины в те древние времена, когда принимать участие в таинстве освящения человека означало быть пронизанным субстанцией апокалиптического. Таинство освящения человека есть путь познания, Апокалипсис есть объект святого познания.

Затем мы приходим к полудревним мистериям, к мистериям, о которых, по меньшей мере, есть некоторые исторические сведения, в то время как о древних мистериях больше не содержится никаких исторических сведений. Они могут быть исследованы лишь посредством оккультной науки. В полудревних мистериях боги отступили от людей и более не спускались в мистерии непосредственно своим собственным существом, но вместо этого посылали вниз свои силы. Это было время, когда благодаря пресуществлению, превращению вещества, таинство освящения человека должно было излучать божественное сияние, сияние, которое всегда должно излучаться при совершении таинства освящения человека.

Пресуществление не происходило так, как раньше, когда, исходя из астрологического знания, следовали космическим процессам и брали то, что как субстанции и силы должно было вливаться в процесс пресуществления. Тайну этого пресуществления искали теперь иным образом. Находили внутреннюю сущность того, что еще в древней алхимии называлось ферментом. Ферментом является то, что достигло определенной зрелости и, оставшись неизменным относительно своего субстанционального бытия, прошло через различные стадии, в которых вызвало превращение других субстанций. Приведем тривиальное сравнение: вспомним, как пекут хлеб. Это происходит по тому же самому принципу. Сохраняют небольшую часть старого теста и добавляют ее как фермент в новое тесто. Представим себе, как во времена полудревних мистерий древнейшая субстанциональная сущность, сохранившаяся во времени посредством превращения других субстанций, хранилась в священных сосудах, которые сами были в мистериях чем-то древним, священным, чем-то достойным почитания.

Из священных сосудов брались субстанции в качестве ферментов, с помощью которых в древней, еще сакральной алхимии осуществлялось превращение вещества. В те времена знали, что священнослужитель, который был посвященным, осуществляет трансформацию, превращение вещества благодаря силам, сохраненным в субстанциях. Священнослужитель знал, что субстанции излучают солнечное сияние в священных кристаллических сосудах. Эти силы искали и употребляли в качестве органа познания. Именно благодаря этому органу познания воспринималось апокалиптическое теми, кто проводили службу.

В полудревних мистериях имело место следующее явление: священнослужитель проходил через испытание в то мгновение, когда он представал перед святым местом, и древние ферменты начинали превращать субстанции в священных кристаллических сосудах таким образом, что он мог видеть, как субстанции излучали солнечное сияние в кристаллическом сосуде. Сосуд, в котором находилось маленькое солнце (kleine Sonne), был дароносицей (Monstranz). Это была освященная гостия (Sanctissimum), которая сегодня может быть только сымитирована. В то мгновение, когда священник видел солнечное сияние освященной гостии, он внутренне становился священником (см. рис. 1 на цветной вкладке в конце книги).

Всякий, кто сегодня входит в церковь, в католическую церковь, видит в ней освященную гостию, которая является лишь символом того, чем она была когда-то. Но тогда было так, что лишь тот действительно становился священником, кто видел освященную гостию, созерцая в сохраненных субстанциях солнечное сияние. В этот миг его познанию становилось доступным апокалиптическое.

Затем появились мистерии, отблеском которых является месса нового времени. Из полуновых мистерий довольно сложным образом развились католическая месса, армянская месса и другие мессы. Несмотря на то, что эти мессы выступают на внешнем плане, они все еще полностью несут в себе принцип инициации. В этих полуновых мистериях вместо богов, присутствовавших в древних мистериях, и вместо сил, посылаемых богами в полудревних мистериях, выступило то, что человек может воспринимать, когда в нем внутренне пробуждается слово, магическое слово, слово, в котором звучит внутренняя сущность, слово, которое знаменует собой глубочайшее познание внутреннего существа звука. Ибо во времена полуновых мистерий человеческий язык существовал наряду с тем культовым языком, остатки которого еще сохранились в отдельных религиозных исповеданиях, с тем культовым языком, в котором все основывается на ритме, на внутреннем понимании звука и на понимании того, как звук из уст священника проникает в сердца людей. Магическое слово, которое есть культовое слово, высказанное в святом месте, знаменует собой первый путь наверх к богам, вернее, к божественным силам.

Итак:

Первый период — древние мистерии — боги нисходят в мистерии.

Второй период — полудревние мистерии — боги посылают вниз свои силы.

Третий период — полуновые мистерии — человек овладевает магическим языком и в интонировании магического языка начинает подниматься наверх, к силам мира богов.

В этом заключался смысл всего того, что разыгрывалось в таинстве освящения человека в третий период мистерий. Это было то время, когда в мистериях жил соответствующий духу времени религиозный культ, связанный с кабирами. Ибо жертвы и культы, справляемые в Самофракии и связанные с кабирами, имели отношение ко всему тому, что являлось культовым действием в полуновых мистериях, ко всему тому, что было связано со священным культом.

Представим себе алтарь кабиров в Самофракии. Кабиры, которые стояли там как внешние изваяния, были жертвенными кувшинами. В них находились уже не ферментные субстанции, а субстанции, открывающиеся человеческому познанию, благодаря которому человек проникал во внутреннюю спиритуальную сущность субстанции. Субстанции, которые находились внутри жертвенных кувшинов, т.е. жертвенные субстанции, воспламенялись. Дым поднимался наверх, и благодаря действию магического языка в восходящем дыме появлялась имагинация того, что звучало в слове. Так в жертвенном дыме становился внешне видимым путь наверх к божественным силам. Жертвенный дым становился для священников той атмосферой, благодаря которой происходило пресуществление (6). Это была третья стадия развития мистерий и того, что содержалось в таинстве освящения человека.

Хотя эти первые стадии и пришли в упадок, тем не менее, внешне от них кое-что сохранилось вплоть до настоящего времени. Теперь началось новое время мистерий, новое время для таинства освящения человека и для понимания апокалиптического. Началось в тот момент, когда вы в сгоревшем Гётеануме инаугурировали священников Движения за христианское обновление. Завтра мы начнем с того, чем должны отныне исполниться ваши сердца, чтобы в четвертой стадии мистерий вы могли правильно осуществлять таинство освящения человека.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconЛекция первая
В четырех лекциях, которые мне предстоит прочесть в ходе нашего Генерального собрания, я хотел бы поговорить с вами о связи человека...

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconМои милые теософские друзья! В предыдущих циклах лекций мы говорили...
«антропос», то есть ищущий в высотах жизни своё происхождение» и «только в высотах жизни находящий своё истинное начало». Это есть...

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconИнформационный бюллетень №24 Дата составления документа: 17. 11....
...

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconИнформация по проведенным мероприятиям, посвященные Всероссийскому Дню Матери в мкоу сош №8
В связи с тем, что вся страна отмечает 25 ноября Всероссийский День Матери – самый понятный и благородный праздник в честь дарительниц...

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconЛекция первая
Сегодня я хотел бы опять говорить в связи с только что представленной сценой из первой части "Фауста", чтобы получить некое единство,...

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconКонспект лекций «Логистика. Конспект лекций»
Конспект лекций соответствует требованиям Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconОрфоэпический словарь
Словаре-справочнике. В него включены именно те слова, которые вызывают трудности при произношении и постановке ударения. Эти трудности...

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconЭта книга родилась по ряду причин. Во первых, мне больно за мою страну,...
Наконец, в третьих, я хотел дать дань доброй памяти и уважения моим родителям, родственикам, предкам и знаменитостям молдавской земли,...

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconСанкт-Петербург Как повысить интерес учащихся к чтению на английском языке?
Летом учащиеся читают книгу Роберта Стивенсона «Черная стрела» и выписывают в тетрадь незнакомые слова. В сентябре проводятся 4-5...

Слова, которые я хотел бы высказать в связи с проведенным в сентябре в Гетеануме циклом лекций об Апокалипсисе iconПояснительная записка Здоровье нации, здоровый образ жизни, здоровая...
Здоровье нации, здоровый образ жизни, здоровая личность слова, которые часто произносятся сегодня в нашем обществе. Мы неоднократно...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции