Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности.




НазваниеМонография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности.
страница1/14
Дата публикации10.05.2014
Размер2.25 Mb.
ТипМонография
literature-edu.ru > Культура > Монография
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Н.Ф.Калина, Е.В.Черный, А.Д.Шоркин

Лики ментальности и поле политики
Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. Ментальность рассмотрена с культурологической, психосемиотической и социально-психологической точек зрения. Приведены экспериментальные данные исследований структуры и функций политической ментальности, предложена ее системная модель.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение...................... 5

1. Ментальность как предмет
семиосоциопсихологического анализа


1.1. Категориальный статус понятий  “ментальность” и “менталитет” ... 8

1.2. Психологическая природа и функции  ментальности... 16

2. Ментальность: культурологический аспект

2.1. Культурологические стратегии исследования ментальности... 22

2.2. Схемы универсума: порождение культуры и формирование ментальности... 26

2.3. Универсум ментальности современника... 28

2.4. Способы бытия человека в культуре... 38

2.5. Базовая матрица субкультур... 46

2.6. Политическая ментальность в системе ценностей культуры: мировоззренческие основания и коды социальной стратификации... 49

3. Ментальность: психосемиотический аспект

3.1. Ментальные структуры сознания как источник семиотических моделей... 57

3.2.  Бессознательные аспекты ментальности... 71

3.3.  Ментальность как дискурс... 80

3.4. Политическая ментальность как форма жизни и тип языковой игры... 90

4. Ментальность: этнополитический аспект

4.1. Ментальность как неосознаваемая идентичность... 107

4.2. Субкультура — единица анализа социально-политической идентичности... 113

4.3. Генезис, структура и функции политического менталитета.... 129

4.4. Экспериментальное исследование политического менталитета и его типология... 143

Заключение................................. 161

Список литературы....................... 167

Приложения....................... 172

ВВЕДЕНИЕ

Мысль о том, что любые ментальные содержания помимо представлений об окружающем человека мире несут в себе также артефакты деятельности психики, высказывали уже  Северин Боэций, Уильям Оккам или, скажем, Рене Декарт. Развернутый философско-методологический анализ проблемы зависимости содержания сознания и мышления от функциональных (логических) механизмов последних мы находим в работах Иммануила Канта, а стремление изучить и описать онтологию (в том числе и психологическую) гносеологических процедур присуще многим философам ХХ столетия. Работы А.Айера, Л.Витгенштейна, Э.Гуссерля, В.Дильтея, В.П.Зинченко, Э.Кассирера, М.К.Мамардашвили, М.Мерло-Понти, Б.Рассела, П.Рикера, М.Фуко, М.Хайдеггера, Г.Г.Шпета, К.Г.Юнга  утверждают экзистенциальный статус проблемы изучения ментальных структур  и механизмов сознания. Человек нуждается в понимании “устройства” собственного сознания для того, чтобы понять и осмыслить свою жизнь. Ключевыми понятиями его описания у Э.Гуссерля выступают ноэтические и ноэматические структуры,  у  Л.Витгенштейна — языковые игры, у К.Г. Юнга — архетипы коллективного бессознательного, у Э.Кассирера — символы, у Ж.Лакана — регистры реального, воображаемого и символического, у А.Айера — аналитические предложения, у М.Хайдеггера — истина-алетейа.

Философы самых разных направлений и школ, хорошо понимая, что человек познает не предметы, а предметно, делая внутри содержания опыта определенные разграничения и фиксируя постоянные элементы и связи, опирающиеся на означающее формального синтеза чувственного многообразия, не стремились дать описание конкретных психологических механизмов постигающего сознания. Само убеждение в том, что предмет впервые конституируется формой сознания и что познание имеет дело не с вещью, а с отношением, не с данным, а с заданным, оставалось незыблемым на всех этапах теоретической эволюции  эпистемологии ХХ века. Любопытно другое — почему к этой проблематике не проявили интереса психологи, за немногим исключением сосредоточившие свои усилия на изучении механизмов данности (познавательных процессов), но никак не заданности (ментальных структур сознания).

Традиционно изучаемая философами и психологами культурно-историческая детерминация психики, дополненная представлениями о лингвистических параметрах образа мира, позволила выделить новый аспект упомянутой проблематики, выразившийся в модных и широко распространенных ныне исследованиях ментальности. Такие исследования соотносятся с новой для социальной психологии конструктивистской парадигмой научного познания, которую можно описать следующим образом: “Сторонники новой парадигмы, или социальные конструкционисты, полагают, что осмысление социопсихологической реальности не равнозначно “физическому знанию” и требует принципиально иной эпистемологической модели. С этой точки зрения, научная истина не тождественна знанию о мире как он есть, которым располагает объективный наблюдатель. Соответственно, научная теория не может быть сведена к описанию этой истины избранными исследователями. Теория и истина представляют собой специфические формы дискурса, которые отражают социально-практическую локализацию своих носителей, побуждая всех членов данного социального сообщества принять вполне определенные формы социальной жизни. Критерием оценки социопсихологической теории служит не степень ее соответствия подлинному миру, а ее социальная интеллигибельность и способность генерировать новые поведенческие феномены, которые утверждают истину, проецируемую теорией” [60, с.9].

Проблема ментальности служит  средоточием  проблематики философии, психологии, истории, культурологии, лингвистики и других областей гуманитарного знания, являет собой пример междисциплинарного синтеза. Авторы настоящей книги пытались осуществить его, высвечивая лики ментальности в последовательности: философия культуры — психосемиотика — социальная психология. Соответственно сформулированы системные основания исследования, его методы и целевые функции.

Первая глава (авторы Н.Ф.Калина и Е.В.Черный) вводит в специфику предмета исследования. Вторая, написанная А.Д.Шоркиным, содержит культурологическое исследование схемы универсума как устойчивой эпистемы, порождающей тип ментальности и детерминирующей способы ее функционирования. Культуру можно определить как то, что делает и думает данное общество, а язык — это то, как оно думает и понимает окружающий мир. В языковой модели мира отражена не просто сумма знаний, но содержится результат экстраполяции определенных представлений (воображаемого, по Ж.Лакану)  на внешнюю среду, которая часто описывается с помощью отсылающих к регистру реального антропоцентрических понятий (локоть сукна, ножка стола, глава правительства). Наши представления о реальности опосредованы системой устойчивых метафор, прочтение которых зависит как от степени приобщенности индивида к культуре, так и от уровня его владения языком. Устойчивые метафоры-фразеологизмы составляют бессознательную основу дискурса носителей определенной ментальности, его символический порядок. Лингвистические аспекты ментальности исследованы Н.Ф.Калиной в третьей главе книги, а четвертая глава, написанная Е.В.Черным (параграфы 3 и 4 — при участии Т.Ю.Левченко), посвящена собственно политической ментальности определенной части населения Крыма, входящей в так называемые субкультуры неудовлетворенности. Монография написана по результатам планового исследования, выполненного сотрудниками Симферопольского филиала Института социальной и политической психологии АПН Украины в 1995-1997гг. под руководством кандидата психологических наук Н.Ф.Калиной.

1. МЕНТАЛЬНОСТЬ КАК ПРЕДМЕТ
СЕМИОСОЦИОПСИХОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА


1.1. Категориальный статус понятий
“ментальность” и “менталитет”


Качественное своеобразие психики нашего современника все чаще называют ментальностью. Это модное и популярное слово в политическом дискурсе стало уже системообразующим. Судя по публикациям в периодической печати, ментальность бывает украинской, постсоветской, российской, отечественной — чуть ли не крымской или одесской. Произвольность характеристик подсказывает психологу, что речь идет о таком психическом образовании, в котором, помимо сознательных, явно  присутствуют и бессознательные компоненты. В подавляющем большинстве случаев контекст употребления данного понятия фиксирует размытые представления о его предметном содержании.

Стремительно вошедшее в обыденную и научную речь понятие “ментальность” тяготеет к различным отраслям гуманитарного знания. Историки французской школы “Анналов”, введшие  его в оборот, рассматривали ментальность как такой способ видения мира и уровень сознавания, на котором мысль не отчленена от эмоций и автоматизмов сознания. А.Я.Гуревич, которому принадлежит первая попытка зафиксировать категориальный статус данного понятия, подчеркивает, что ментальность как обобщенный способ восприятия мира, манера чувствовать и думать, характерная для людей определенной эпохи, составляет предмет психологического изучения [22].

Изучение политической ментальности требует учета того обстоятельства, что это понятие не  только широко используется в научной (философской, социально-психологической) литературе, но и постоянно эксплуатируется периодической печатью, другими средствами массовой информации. В обыденном сознании слова “ментальность” и “менталитет” успели “обрасти” широким веером значений, коннотативных смыслов, хотя и продолжают оставаться конкретно определяемыми лишь на уровне идиолекта. Объективное психологическое изучение реальности, отражаемой упомянутыми понятиями, требует четкой и максимально однозначной трактовки их содержания.

Широко распространенное отождествление менталитета и ментальности, использование этих слов в качестве синонимов не согласуется с воззрениями авторов настоящей книги. Понятие “ментальность” понимается нами как базовая характеристика системы психологических механизмов репрезентации опыта в сознании людей исторически определенной лингвокультурной общности, фиксирующая функционально-динамические аспекты соответствующего внутреннего опыта (см. об этом подробнее в 1.2), тогда как  более употребительное слово “менталитет” обозначает содержательные стороны феномена.

В энциклопедическом словаре “Политология” есть статья “Менталитет”, являющая характерный пример очередной попытки четче обозначить это размытое, “обобщенное понятие, отчасти образно-метафорическое, политико-публицистическое, обозначающее в широком смысле совокупность и специфическую форму организации, своеобразный склад различных психических свойств и качеств, особенностей и проявлений” [52, с.174]. Действительно, стремясь к уточнению понятия, многие авторы используют весьма неоднозначные или даже метафорические описания, относя их то к менталитету, то к ментальности, и определение, подобное приведенному выше и касающееся именно менталитета, приходилось встречать редко.

Следует заметить, что при всей пестроте и многообразии определений того, что есть менталитет и чем он не является, не утратило актуальности следующее замечание: “Когда хотят объяснить что-то необъяснимое, как бы витающее в воздухе, но объективно существующее, говорят: “Это наш менталитет”; когда не желают чего-то объяснять — тоже находят отговорку в менталитете...Есть много попыток дать определение и объяснение феномену менталитета. Но этого не позволяют сделать границы прежней (во многом и ныне действующей) научной парадигмы” [25, с.23]. Иными словами, пользуясь словом “менталитет” не как термином, а для фиксации определенных аспектов психической реальности, им обозначают специфический внутренний опыт, возникающий вследствие общей бессознательной ориентации индивида в собственной культуре. “Ментальность” или “менталитет” есть современное выражение того, что Э.Дюркгейм называл коллективными представлениями, participation mistique [26].

Тем не менее, поскольку любое исследование предполагает точность в определении своего предмета, попробуем вначале воспользоваться словарным определением политического менталитета: “В более узком, политическом смысле менталитет представляет собой общий для членов социально-политической группы или организации своеобразный политико-психологический тезаурус, позволяющий единообразно воспринимать окружающую социально-политическую реальность, оценивать ее и действовать в ней в соответствии с определенными устоявшимися в обществе нормами и образами поведения, адекватно воспринимая и понимая при этом друг друга”  [52, с.175].

В связи с приведенными словарными дефинициями требуют уточнения следующие положения:

— являются ли идентичными понятия “менталитет” и “ментальность”, в том числе и применительно к миру политики?

— что считать единицей анализа в исследовании политической ментальности или политического менталитета?

— считать ли ментальность (менталитет) структурой, формой, способом мировосприятия или предположить и наличие особого содержания, существенно усложняя исследование?

Относительно первого положения следует определиться сразу. В литературе не обнаруживается четкого различения понятий “ментальность” и “менталитет”. Просто одни авторы употребляют первое понятие, иные — второе. Необходимо обратить внимание на то, что “mentalite”, переводимое с французского как “мышление”, наряду с пониманием, привнесенным позднее, в то же время по-прежнему остается традиционным для французской психологии обозначением мышления, и сам перевод на русский язык этого слова с иной смысловой нагрузкой потребовал дистанцирования от привычного значения. Так, по-видимому, появилась “ментальность”. Французам новое слово не потребовалось, поскольку значение для носителей языка определяется контекстом. Впрочем, в английском языке также одно слово “mentality” обозначает способность мышления, интеллект, склад ума, умонастроение. Да и в немецком  (“Mentalitat”) — склад ума, образ мышления. Возможно, особенности русского языка (или менталитета?) вынуждают уточнять и разграничивать сущности путем усложнения, в данном случае заменяя одно слово двумя и протягивая от каждого новую цепочку значений. Вообще-то такая практика кажется нам продуктивной. Почему бы не множить сущности, если в этом ощущается необходимость?

Итак, постулируя различие понятий, определим, что такое ментальность и менталитет. Признав понимание
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. iconРазин С. Ю. Ментальность крестьянства как доминанта политической борьбы в 1905-1907 гг
«генеральной репетиции Октября» посвящена обширная литература, вопрос о роли крестьянской ментальности в событиях 1905-1907 гг изучен...

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. iconМонография «С родиной в сердце. Боль и страдания черкесского народа...
Монография Д. А. Чурей – первый опыт комплексного историко-этнографического и этномузыковедческого исследования музыкального фольклора...

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. iconПрограмма дисциплины «финансы и кредит» Москва Программа дисциплины...
Целью изучения дисциплины «Финансы и кредит» является усвоение студентами теоретических основ денежного обращения, финансов и кредита,...

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. iconМонография представляет собой попытку сравнительного систем­ного...
Август – 48. Уроки прошлого. (научное киллерство, к истории советской генетики, к феномену распада ссср)М.: Ргау−мсха им. К. А. Тимирязева,...

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. iconН. А. Вершинина структура педагогики: методология исследования монография
Структура педагогики: Методология исследования. Монография. – Спб.: Ооо изд-во «Лема», 2008. – 313с

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. iconНациональный исследовательский университет
Целью изучения дисциплины является изучение теоретических и методологических положений анализа экономических процессов и систем на...

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. iconРабочая программа дисциплины «компьютерные модели финансового и инвестиционного анализа»
Целью изучения дисциплины является формирование у слушателей теоретических знаний и практических навыков построения систем эффективного...

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. iconРабочая программа дисциплины «компьютерные модели финансового и инвестиционного анализа»
Целью изучения дисциплины является формирование у обучающихся теоретических знаний и практических навыков построения систем эффективного...

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. icon24. 05 Комплект контрольно-оценочных средств по профессиональному модулю1
Формой аттестации по профессиональному модулю является экзамен (квалификационный). Итогом экзамена является однозначное решение:...

Монография является итогом первого в Украине комплексного исследования, посвященного разработке теоретических основ изучения феномена ментальности и поиску эмпирических показателей политической ментальности. iconМифологические компоненты личностных смыслов любви в юношеском возрасте Богдановская И. М.
В настоящее время в сфере социогуманитарного знания существует большое число теоретических концепций и эмпирических исследований...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции