Штефан Палош Китайское искусство целительства




НазваниеШтефан Палош Китайское искусство целительства
страница14/14
Дата публикации14.05.2014
Размер1.95 Mb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > История > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Глава 10

Традиционные лекарственные средства



В соответствии с конфуцианской традицией Шэнь-нун учил людей пользоваться плугом и лекарствами. Хотя мы теперь знаем, что Шэнь-нун был мифической личностью, тем не менее несомненно, что знания о лекарственных травах и снадобьях в общем-то уходят корнями в самый ранний период китайской истории. Упоминания об определенных лекарствах обнаружены не только на гадальных костях, но и в самых древних письменных трудах, таких, как «Книга песен» («Ши-цзи»), притом что эти книги вовсе не имели медицинской направленности.

Знания о лекарственных растениях и снадобьях основывались на богатом опыте и большей частью накапливались и распространялись эмпирическим путем. Дальнейшее развитие знаний о лекарственных средствах не обошлось и без влияния алхимии, хотя при этом было сделано немало ошибок. Ни «трава вечной жизни», ни «золотая таблетка» не давали бессмертия, но их поиск открыл человечеству различные полезные лекарства.

Великий врач древности Бянь Цяо назначал много всяких лекарств. Чжан Чжун-цзин (II—III столетия нашей эры) знал о лекарствах, снимающих лихорадку, о мочегонных и рвотных средствах, об успокоительных, тонизирующих и болеутоляющих снадобьях. Его современник Хуа То подобным же образом применял обезболивающие средства для приема больными внутрь, но подробности о составе этих средств до нас не дошли.

Более подробные сведения можно получить из различных сборников о лекарственных средствах либо из сохранившихся оригинальных или переработанных позднее трактатов. Старейшим из этих трудов является «Фармакопея Шэнь-нуна» («Шэнь-нун-бэн-цао Цзин»), содержащая названия и описания 365 различных лекарств вместе с руководствами по их применению. Некоторые разделы «Канона Желтого императора о внутренней медицине» «Су-Вэнь» и «Лин-Шу» в связи с описанием различных заболеваний также дают перечень множества лекарств.

В начале IV столетия нашей эры врач-алхимик Гэ Хун экспериментировал с лекарствами. Позднее даосский врач Тао Хунцзин (V—VI столетия нашей эры) сравнил более 365 существовавших в то время средств, составленных во время династии Хань, с содержавшимися в «Фармакопее Шэнь-нуна». В VII веке нашей эры лекарства и способы их приготовления были собраны вновь в исправленном издании «Фармакопеи Шэнь-нуна», теперь с перечнем уже 844 лекарств.

Следует также упомянуть великого даосского врача Сунь Сымяо, жившего в начале Танской эпохи, получившего почетный титул короля лекарств (яо-ван). Как и другие врачи его времени, он составил сборник сведений по медицине и фармакологии, доставшихся от предыдущих эпох, и дополнил их собственными находками. Его работа «Тысяча золотых рецептов» («Цзянь-цзинь-фан»), к которой мы в этой книге уже обращались несколько раз, содержит как популярные медицинские рецепты, так и его собственные секретные составы. Он первым обратил внимание на различные виды соевых бобов (у-тоу, та-тоу), которые, как мы теперь знаем, содержат витамин В1 а также на кору тутового дерева (сан-пи), которая знаменита тем же.

Распространение печати нашло отражение в увеличении числа книг по фармации. Так, количество лекарств, перечень которых приводился в X—XIII веках нашей эры, возросло до 1082. Ли Ши-чжэнь, прославленный врач и фармаколог, живший в XVI столетии, в своей «Фармакопее» («Бэнь-цао-гань-му»), которая включала сведения как более ранних эпох, так и его собственные, включил в список 1892 различных лекарственных средства. Эта работа имеет важное значение до сих пор, и поэтому мы уделим ей больше внимания.

Ли Шичжэнь, врач и фармаколог



Ли Шичжэнь родился там, где сейчас находится провинция Хубэй. Его дед был известным врачом, и его отец, также будучи врачом, с раннего возраста готовил своего сына к профессии медика. У таких династий медиков было множество своих собственных методик, изобретений и рецептов, которые в качестве фамильных секретов тщательно оберегались и обычно передавались старшему сыну в семье как часть наследства.

Хубэй особенно богата флорой и фауной, и ребенок под влиянием домашнего окружения и условий жизни на природе начал с самого раннего детства впитывать знания о растениях. Отцу было приятно, что его сын усваивает эти знания, и он поощрял интерес ребенка.

Ли Шичжэнь очень быстро увидел изъяны существовавшей в то время медицинской практики. Он чувствовал инстинктивную тягу к людям из народа; он совершал длительные походы по окрестным лесам, собирал растения, завязывал дружеские отношения с крестьянами, которые также относились с уважением к его отцу. Поэтому понятно, что простые люди делились с ним своими знаниями о лекарствах и целительстве, которые были известны только им. В то время как даосские маги при дворе готовили свои составы и изобретали напиток бессмертия, Ли Шичжэнь добывал ценные практические знания; и все, что оставалось сделать, – это проверить и упорядочить их. Под руководством своего отца молодой человек изучил всю официальную литературу по медицине и фармакологии, позже он обсудит и эти вопросы в своем фундаментальном труде. У него сложилось собственное мнение о даосских магах: «То, что они говорят, абсолютно и полностью запутано; их теории о медицине и фармакологии скучны и нудны, и ни к одному из них не может быть никакого доверия». В другом случае он писал: «Один человек принял киноварь и все-таки умер; другой проглотил «жидкое золото» и тоже умер; ни один из них так и не обрел вечной жизни». Киноварь считалась одним из средств, дающих бессмертие; с ней связывались магические силы, потому что она была красного, как кровь, цвета.

Другой пример: авторы двух трудов по фармакологии придерживались того мнения, что ртуть не ядовита и что она является составной частью эликсира жизни. Ли Шичжэнь комментировал это следующим образом: «За время последних шести династий и до настоящего времени многие люди принимали ртуть в надежде на продление жизни, но многие из них заболевали или даже умирали от отравления. Даосские алхимики должны быть подвергнуты острой критике; как же можно в книгах по фармакологии отстаивать этот вздор?»

Подвергая пересмотру массу фармакологической литературы, Ли Шичжэнь одновременно сам открывал новые лекарства, которые продолжают высоко цениться до сих пор.

В их числе чан-шань (dichroa febrifuga Lour.), жаропонижающее хуан-чинь (Scutellaria baicalensis Georgi, или шлемник байкальский); и-му-цао (leo-nurus sibiricus L., известный нам как пустырник), применяемый при менструальных расстройствах; жэнь-шэнь (panaxginscheng Nees., корень женьшеня), имеющий тонизирующий эффект; диуретическое средство сиан-ю (elsholtzia cristata); та-фэн-ю (масло семян lucraban), применявшееся против проказы; ма-хуан (ephedra vulgaris sin. Stapf, эфедра), средство от астмы; лэй-вань (mylitta lapidescens Horan.) и орех пальмы арека (пинь-лиан), оба применялись от глистов; бактерицидное средство та-хуан (rheum officinale Baill, известное сегодня как лекарственный ревень) и ту-чун (eucomnia ulmoides Olic.), средство регулирования кровяного давления.

К списку этих лекарств он присовокупил также спирт (шао-цзю), опиум (я-бянь), вино (пу-тао-цзю), камфору (чжан-нао), дурман (мань-то-ло, datura stramonium) и семя стрихнина (фань-му-пе, semen strychni).

Ли Шичжэню понадобилось 30 лет для того, чтобы составить свою объемную «Фармакопею». В ходе работы он проанализировал 758 трудов, состоящих из 41 старинной книги о лекарствах, 277 медицинских работ и рецептурных книг и 440 исторических томов. На основании своего собственного опыта и информации, собранной у простых людей, он собственноручно составил 413 лекарственных препаратов. Его «Фармакопея» содержит собрание и описание 1892 лекарственных растений, как уже известных, так и 1479 новых, которые он изучил и классифицировал. Эта книга увидела свет только в 1596 году, уже после смерти Ли Шичжэня.

Его «Фармакопея» состоит из 52 глав, каждая из которых, в свою очередь, подразделяется на 16 разделов и подразделов. Из описываемых в ней лекарственных средств 492 – животного происхождения (рыбы, птицы, млекопитающие, человек), 1094 – растительного происхождения (610 трав, 484 растения, относящиеся к деревьям и кустарникам); 275 лечебных препаратов получены из металлов и минералов; и наконец, 31 относится к повседневным продуктам.

Эта книга имела громкий успех в Китае, а позднее стала известна и на Западе. В переводе на японский язык она выходила в Японии в 1875-м и 1929 годах. Поляк Михаил Бойм перевел из нее отдельные главы еще в 1659 году; француз Дюальде перевел всю книгу на французский язык в 1735 году. В русском переводе врача-синолога А. Татаринова книга появилась в 1857 году. Сокращенный ее вариант на немецком появился в 1928 году. Есть еще более десяти известных переводов книги в англоговорящих странах.

В 1960 году русские исследователи Ф. Ибрагимов и В. Ибрагимова опубликовали критическую работу с оценкой лекарственных средств традиционной китайской медицины; она в основном была сделана на материале трудов Ли Шичжэня. В этой книге использованы данные химических анализов около 300 китайских лекарственных препаратов.

Классификация лекарств и их приготовление



Традиционное искусство врачевания в настоящее время подразделяет медикаментозные лекарственные средства на три основные группы, а именно растительного, животного и минерального происхождения, и первая из них безусловно самая большая.

Лекарства растительного происхождения


Характеристика активных ингредиентов лекарственного растения претерпевает изменения, поскольку их набор тесно связан с процессом роста растения. Сушка лекарственных растений в Китае – столь же обычное дело, как и в любом другом месте земного шара.

Корни, цветы, листья, семена и фрукты – все идет в дело. В традиционном искусстве врачевания известно, как приготовлять лекарственные средства с применением огня, воды или комбинации того и другого. Способы их заготовки с использованием огня включают сушку, обжаривание и сжигание, а в случае с лекарственными препаратами металлического происхождения также и плавку. К «водяным» способам приготовления относятся замачивание и увлажнение, к ним относится и получение спиртового экстракта. Среди комбинаций «огневого» и «водяного» способов – кипячение, запаривание, выпаривание и высушивание.

Традиционное искусство врачевания также делает различия между лекарствами холодной и теплой природы. В древние времена полагали, что болезни «теплой» природы следует лечить «холодными» лекарствами и наоборот. Кроме того, лекарственные средства также подразделяли в соответствии с их вкусом – горькие, кислые, соленые и острые, – каждое считалось подходящим для лечения определенных болезней. «Горький вкус по характеру «жесткий», «сильный», он влияет на сердце; кислый вкус, который влияет на печень, сложный по характеру; сладкий вкус имеет мягкие качества и влияет на деятельность селезенки; «нежная» природа соленого вкуса оказывает действие на почки и мочевой пузырь; острый вкус – «рассеянный», он действует на легкие».

Эта дифференциация вкусов по качествам и их связь со специфическими болезнями представляет собой выдающееся открытие, сделанное тысячелетия назад благодаря китайской медицине. Многие из этих воззрений, сформировавшихся эмпирически, подтверждены современными открытиями.

Связь между сердцем и горьким вкусом может быть примерно объяснена следующим образом: один из главных симптомов расстройств желчевыводящей системы состоит в том, что желчь задерживается в желчном пузыре и в результате густеет. Из-за трудности опорожнения желчного пузыря некоторое количество желчи проникает в кровеносную систему, и ее горький вкус ощущается языком и вкусовыми рецепторами во рту. Таким образом, больной постоянно ощущает горечь во рту; и то, что он ест и пьет, также имеет горький привкус. Это раздражение желчных путей рефлекторно влияет на сосуды сердца и приводит к приступам, похожим на приступы стенокардии. Тем не менее само сердце абсолютно здорово, потому что в данном случае мы имеем дело, по существу, с рефлекторной реакцией сердца на нарушение функций желчевыводящей системы. Следовательно, когда больной жалуется на приступы, сходные с приступами стенокардии, и в то же самое время ощущает горечь во рту, то, скорее всего, у него проблема с желчным пузырем, а не с сердцем.

Связь между кислым вкусом и печенью может быть объяснена тем, что хронические болезни печени обычно сопровождаются воспалением слизистой оболочки желудка и чрезмерным выделением кислоты. Поражаются в основном желчные протоки внутри печени, и заболевание с них передается на жедудок. Нарушение функционирования желчных протоков вызвано хроническим расстройством деятельности клеток печени, формирующих эти протоки. Такого рода больные все время ощущают кислый вкус во рту, что указывает на дисфункцию печени. Селезенка и поджелудочная железа могут быть отнесены к единой системе, хотя древние китайцы не знали о существовании поджелудочной железы как таковой. Они вполне реабилитировали себя уже тем, что рассматривали эти органы как единую систему, поскольку симптоматология точек меридиана селезенки включает в себя всю функциональную сферу поджелудочной железы. В западной литературе по акупунктуре этот меридиан также рассматривается как меридиан селезенки и поджелудочной железы. Мы также знаем, что поджелудочная железа является одним из основных органов, контролирующих содержание сахара в организме, и непосредственное влияние сладкой пищи (сахара, углеводов) на эту систему хорошо известно. Другим общеизвестным фактом является то, что страдающим почечными заболеваниями нельзя есть очень соленую пищу. Предрасположенность таких людей к отечности тесно связана с содержанием натрия и хлора в организме и с тем, как оно контролируется.

Нет никаких конкретных данных, касающихся взаимосвязи между острым вкусом и легкими. Возможно, острая пища противодействует потере аппетита у туберкулезных больных.

Даже без учета этого последнего примера можно доказать, что четыре основных вкусовых качества тоже играют свою физиологическую роль. Все это говорит о больших достижениях китайской медицины, которые не только сами по себе заслуживают признания, но и являют собой воплощение умения наблюдать, чем были наделены врачи древности.

Из обширного наследия китайской фармакологии мы выбрали самые известные лекарственные растения, перечень которых приводится ниже. Они объединены в группы по их лечебному воздействию.
ЛЕКАРСТВЕННЫЕ РАСТЕНИЯ, ПРИМЕНЯЕМЫЕ ПРИ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ:








Этот список включает лишь ничтожно малую часть лекарственных растений, описанных в старых и новых книгах по традиционной фармакопее. Книга под названием «Сборник по традиционному китайскому искусству врачевания» («Чжун-и-сюэ Кай-лунь») упоминает около 500 основных лекарственных средств растительного происхождения, а другая книга, написанная Ф. Ибрагимовым и В. Ибрагимовой, «Основные лекарственные средства китайской медицины» дает подробное описание более 300 растительных препаратов. Традиционная китайская фармакопея также перечисляет со всеми подробностями их характерные особенности, вкус, действие и дозы.

Что касается назначения этих лекарств, старые врачи рекомендовали их с учетом времени суток и фаз луны, а также расположения звезд. Такие подробности при назначении лекарств сегодня, конечно, игнорируются, но современные биологические исследования тем не менее показывают, что жизненные процессы также подвержены влиянию биоритмов, поэтому степень эффективности действия лекарств может зависеть от времени суток, циклов солнечной активности времени года и т. д.

Лекарства животного происхождения


Содержимое желудка овцебыка (шэ-сиан, moschus moschiferus L.) обычно назначалось при невралгии, анемии или как общеукрепляющее. Рог азиатского носорога (си-цяо, rhinocerous indicornus var unicornis) дробился или измельчался в порошок и применялся как противоядие либо в качестве успокоительного при энцефалите. Истолченный в порошок рог молодого оленя-самца (лу-чун) оказался эффективным при туберкулезе, анемии и ревматических заболеваниях. Кроме того, рог антилопы, порошок из скорпиона и яды различных змей (например, яд у-шэ или natrix vibacari) до сих пор можно найти в арсенале китайской фармацевтики. В него входят и жир выдры и мед, которые также принадлежат к лекарствам животного происхождения. В старые времена врачи верили также в целительную силу плаценты, ногтей, мочи, кала, а также различных улиток, морских животных и моллюсков. Так же как и лекарства растительного или минерального происхождения, вещества, получаемые от животных, назначались в виде таблеток, порошков, мазей, настоек или пилюль.

В связи с этим уместно упомянуть об известном средстве «зубы дракона». Это кости доисторических животных, которые были в ассортименте любой аптеки. Аптекари получали их главным образом от крестьян. Так уж получилось, что ценные археологические открытия были повторно сделаны в китайских аптеках, в том числе там были обнаружены образцы гадальных костей и зубы доисторического гигантопитека.

С медикаментозными средствами животного происхождения было связано особенно много суеверий. Только исходя из этих соображений в традиционной китайской медицине сегодня используется очень мало лекарств, принадлежащих к этой группе.

Лекарства минерального происхождения


Минеральные субстанции также известны в Китае с древнейших времен, многие из них были открыты алхимиками. Так, ртуть использовалась не только алхимиками, но и врачами при лечении сифилиса. Серу в виде мази применяли против струпьев на коже. Благодаря способности нейтрализовать яды и своему благотворному действию при анемии применялся также серный мышьяк (цзы-хуан). Мышьяк (хун-пи) применялся против экземы, туберкулеза и сифилиса; сульфат цинка (лю-суань-синь) – при болезнях мочевого пузыря; нитрат калия (по-ши) – в качестве диуретического средства (применялся с этой целью также в Египте, на Цейлоне, в Индии, Иране и в Мексике); а препараты из квасцов (пай-фань) использовали при воспалениях, главным образом полости рта и десен. Кроме того, лекарственные препараты изготовлялись также из гипса (ши-хао), хлористой ртути (цзинь-фэнь) , свинцового сурика (цзянь-тань) , киновари (чанг-ша) и других веществ.

Металлы – золото и серебро, драгоценные камни – аметист и рубин – также использовались в медицине, а некоторые неорганические вещества до сих пор входят в ассортимент препаратов традиционной фармацевтики.


Наружное применение лекарств



До сих пор нас интересовало в основном внутреннее применение китайских лекарств; теперь же давайте кратко познакомимся со способами их наружного применения. Главный из них – ингаляции, при которых пациент вдыхает пары настоя лекарственных трав или иногда благовония тлеющих растений. Ингаляции обычно используются при болезнях дыхательных путей, при кожных заболеваниях и женских болезнях.

В случае применения лечебных ванн пациент купается в настое лекарственных растений или в растворах их экстрактов.

В случае применения метода фу-ень смешивают мед и вино, к смеси добавляют лекарство в виде порошка, после чего наносят смесь на больное место в качестве пластыря. Таким способом можно использовать чеснок, который знаменит своим стимулирующим воздействием на кожу. Методом фу-ень также можно довести до стадии созревания фурункулы.

Другие способы наружного применения лекарств состоят в том, чтобы нюхать их через нос, вставлять в ноздри при насморке, держать во рту небольшое количество лекарственных трав при назначении рвотных средств, в применении лекарственных трав путем их втирания или просто нанесения на кожу, вдыхании при использовании их в качестве отхаркивающих. Наконец, нельзя не упомянуть о методе «утюжки», при котором лекарственные травы помещают на больное место, накрывают его тканью и затем прогревают утюгом или бутылкой с горячей водой. Этот метод главным образом применяют для снятия местных болей и при ревматических жалобах.

Для усиления эффекта используют комбинацию из нескольких лекарственных средств. Старые врачи высоко ценили хорошие рецепты, и многие составы ревниво оберегались и передавались в семье по наследству. Ли Шичжэнь дал систематизированное и упорядоченное описание 10 тысяч рецептурных прописей, которые ему удалось составить, но его труд все еще не изучен в полном объеме. Те рецепты, которые были проверены и эффективность которых была подтверждена, признаны как современной, так и традиционной школами медицины в Китае. Многие рецепты удивительно подходят для лечения специфических болезней, которые случаются в определенных климатических зонах (малярия, проказа, укусы змей). Многие из этих традиционных способов лечения оказываются более эффективными, чем современные лекарства.

В Китае прилагают много усилий для популяризации хорошо проверенных рецептов через выходящие там медицинские и периодические фармакологические издания обеих школ. В качестве примера можно привести смесь корневищ растений, приготовленную по старому рецепту, которая оказалась эффективнее в лечении дизентерии, чем сульфаниламидные препараты и антибиотики.

Острые тонзиллиты обычно излечиваются за два дня настоем strobilanthes flaccidifolius Nees., arctium lappa L. (лопух) и scrophularia Oldhami Oliv.

Как следует из одного официального сообщения, 99 процентов из 309 больных проказой были вылечены за девять месяцев по традиционному рецепту, содержащему экстракт из 30 лекарственных трав, в том числе semen chaulmoograe, rhizoma atractylis, radix ledebouriellae, radix sophorae, cortex dictami и cortex phellodendri.

Амулеты и заговоры



Прежде чем завершить наше повествование, давайте вкратце обсудим попытки с помощью магии достичь вечной жизни, которым в прошлом отводилась такая важная роль в Китае.

Как вернее всего достичь бессмертия? В ответе на этот вопрос среди даосских магов существовал значительный разброс. Многие, например, считали ртуть основой для получения эликсира жизни. Другие верили, что в киновари находится вещество продления жизни. Другие же считали, что «золотая таблетка» (цзинь-тань), полученная путем «девяти трансмутаций», обеспечит вечную жизнь. Согласно китайской мифологии, жена И, Чанг О, украла золотую таблетку у своего мужа и проглотила ее. Опасаясь наказания, она вслед за тем бежала на луну, в «Великий Золотой дворец», где живет и поныне. Как записано в «Книге истории» («Ши-цзи»), которая была составлена примерно в 90 году до нашей эры, «маг использует огонь и тигель для приготовления напитка бессмертия, а когда он выпивает его, то находит остров блаженных».

Давайте взглянем на лабораторию алхимика. «Вода заливалась в магический горн, и добавлялся уголь, – так Шунь Ти начинает свой отчет (VIII век нашей эры), – затем горн опечатывался и все уходили.


Рис. 40. Изображение корня женьшеня (из современного издания «Фармакопеи» Ли Шичжэня, 1518—1593)
Через несколько месяцев печати проверялись; их находили в целости и сохранности. Затем в присутствии местного мандарина и других сановников дверцы горна открывали. Уголь превратился в золу, которую собирали и сгребали в сторону. Появлялся эликсир, как и ожидалось, без вмешательства человека. Сначала он отбрасывал лучи пяти цветов, затем становился ярким, как солнце, он светился у самого края горна. Потом император глотал эту светящуюся таблетку и обретал вечную жизнь и небесное блаженство».

Действительно ли вещество превращалось в «эликсир жизни» в магическом горне? Мы с полным основанием можем усомниться в этом. Уэйли предполагает, что алхимик вполне мог получить какое-нибудь светящееся вещество, например фосфоресцирующую разновидность сульфида кальция.

Были также различные взгляды насчет «травы вечной жизни» и «эликсира». Многие полагали, что это хуан-лянъ (coptis teeta), другие же считали, что это юйань-хуа (daphne genkwa Sieb.et Zucc.). Но наиболее признанным кандидатом на эту роль стал корень женьшеня (panax gin-seng Nees.). Этот корень напоминает человеческую фигуру: два нижних его отростка похожи на ноги, а два верхних – на руки. Это очень редкое растение, и найти его уже было большой удачей; вот почему это удивительное растение так прославилось и удостоилось чести называться «корнем вечной жизни».

Современная наука нашла объяснение: корень женьшеня действительно важное лекарственное растение. По этой причине женьшень искусственно выращивается в Китае. И хотя он не дарует вечную жизнь, но поистине является прекрасным средством, тонизирующим центральную нервную систему и отлично регулирующим кровяное давление. Он также эффективен при диабете. Как отмечается в трудах Ибрагимова, женьшень содержит фосфор, калий, кальций, магний, натрий, железо, алюминий, кремний, барий, стронций, марганец, титан, глюкозу и эфирные масла.


Глава 11

Перспективы развития традиционной медицины



В чем, собственно, ценность традиционной китайской медицины в наши дни? Многие из ее идей не получили должного развития в силу особенностей того исторического периода, в который они возникли, и не смогут найти практического применения сегодня, если не подвергнутся дальнейшему изучению. Но могут ли быть оправданы годы упорного труда необходимых научных исследований?

В этой последней главе будет сделана попытка ответить на эти вопросы, хотя, конечно, мы можем дать лишь скромный анализ огромной и многообразной сферы знания. Традиционное китайское искусство врачевания охватывает широкую область знания, и рассмотрение его со всеми подробностями далеко выходит за рамки настоящего обзора. Даже для специалиста овладение всем разнообразием его аспектов потребовало бы, наверное, более всестороннего изучения, чем это требуется, скажем, в отношении современной медицины. Мы ни в коей мере не хотим умалить значения современных медицинских достижений. Напротив, считаем, что открытия, сделанные традиционной китайской медициной, требуют изучения с привлечением современных методов. При этом не должно быть попыток во что бы то ни стало оправдать имеющиеся недостатки в традиционных воззрениях и методиках, как не должно быть попыток увидеть в них больший смысл, чем есть на самом деле. Но любое практическое знание, которое объявляется верным и полезным, должно быть доступно всем, дабы развеять сомнения, что традиционное искусство врачевания все еще таит в себе колоссальные ценности.

Каждый, кто ожидал чудесного исцеления, бывал горько разочарован, если он проходил курс исключительно традиционного лечения. В качестве примера приведем выдержку из автобиографии президента Академии наук КНР Го Можо, который также изучал и современную медицину в Японии.

«Мой отец кое-что знал о китайских методах врачевания, хотя он и не был подготовленным врачом. Он полагался на свой здравый смысл и практический опыт и приобрел таким образом значительные знания о медицине и лекарствах. Каждый раз, когда он осматривал больного, он не исследовал у него пульс, не упоминал о магических теориях или об инь и ян и пяти элементах. Он изучал выражение лица пациента, спрашивал его, как тот себя чувствует, велел показывать язык, чтобы увидеть, обложен он или нет, и измерял температуру. В нашей деревне не было подготовленного врача, так что, несмотря на то что у моего отца не было вывески у входа, к нему приходило большое число пациентов, большинство из которых он лечил, назначая лекарства. Жители деревни все без исключения почитали моего отца, как спасителя их жизней. Наш дядя часто подтрунивал над ним по этому поводу, называя его «великим чудодейственным доктором».

Когда я вернулся из-за границы, я заболел брюшным тифом, мой отец привычно приготовил приятное на вкус лекарство и назначил его мне. Всякий, кто заболевал в нашем доме, лечился одним из лекарственных средств моего отца. Только на этот раз моя болезнь, казалось, была настолько серьезной, что даже отец не знал, что делать. Поэтому он вызвал квалифицированного китайского врача Сун Сянчжэня, который жил в соседней деревне.

Доктор Сун Сянчжэнь был сю-цай (что означает «необыкновенно одаренный», этот титул в дореволюционном Китае получали при сдаче официальных экзаменов на местном уровне). Он не местный, прибыл из Люхуаси. Я знал, что он был сиротой и приехал, чтобы поступить на работу в качестве помощника аптекаря. Аптекарь обратил внимание, что его помощник имеет хорошие способности к наблюдению, и взял его в ученики. Он научил Суна читать, после чего приступил к его фактическому обучению. Позднее тот женился на дочери аптекаря. И было вполне естественно, что Сун теперь зарабатывал на хлеб в качестве знатока искусства врачевания. Его репутация медика базировалась не столько на его знаниях как специалиста, сколько на том багаже, который он создал сам. Его положение в ученой иерархии было подтверждено титулом сю-цай. Деревенские жители не любили обращаться к нему, вероятно, потому, что боялись, что он запросит слишком большую плату.

Мой отец был большим другом Суна, и хотя он не особенно верил в его выдающиеся способности врача, все же он проконсультировался с ним по поводу моей тяжелой болезни с тем, чтобы узнать мнение специалиста.

Что касается диареи, от которой я страдал, доктор Сун сказал, что этот недуг относится к категории инь; по его мнению, жар, кровотечение из носа и другие симптомы относились к «внешним». Первое, что необходимо было сделать, это вылечить «внутреннюю» болезнь, а затем уже «внешнюю». Он также выписал рецепт и назначил лекарства. Диагноз был поставлен на второй день вслед за моим возвращением домой. Температура немного снизилась, что было вполне естественно, так как в случаях тифозных заболеваний она всегда бывает ниже в первой половине дня и повышается к вечеру. Накануне вечером я терял сознание; температура у меня, должно быть, поднялась до 104 градусов (по Фаренгейту). Моя тетя заваривала назначенное лекарство. Мой дядя также ухаживал за мной, и, пока готовился лекарственный отвар, он давал советы тете, как не переварить его и в то же время сделать очень насыщенным.

Мне пришлось выпить целую бадью с горячим и густым снадобьем. Едва только я это сделал, как почувствовал его действие. Вся слизистая оболочка потемнела, на слизистой оболочке моего рта, языка, глаз и носа не осталось ни единого светлого пятнышка. В то же самое время в моих легких возникло воспаление. Я орал как ненормальный: «Я хочу лечь на землю!» Я не желал больше спокойно лежать в своей постели и все пытался лечь на пол. Даже потеряв сознание, я продолжал кричать, чтобы меня положили на землю. Все, кто слышал меня, были в панике, и вся семья была в ужасе. Доктор Сун выглядел так же беспомощно, как и мои отец и дядя. Похоже, было слишком поздно приглашать другого врача из города, поскольку я, скорее всего, умер бы до его прибытия. Однако пока что было слишком рано говорить о смерти, поскольку я еще дышал. Но что-то нужно было сделать, тогда послали за магом, чтобы тот изгнал из меня беса. Позднее мне сказали, что над моим ложем был убит петух, а его сердце вырезано и положено на мое сердце, с какой целью – не знаю. Затем мне давали всевозможные пилюли. Было испробовано все.

На третий день утром мой дядя пригласил врача по имени Чао. Доктор Чао жил на другой стороне реки Тайпин, в 30 ли (около 15 километров) от нашего дома. Раньше мы о нем никогда не слышали. Мой дядя, который его привел, познакомился с ним совершенно случайно, он руководствовался соображением, что в чрезвычайной ситуации лучше сделать хоть что-нибудь, чем совсем ничего, так что дядя воспользовался этой возможностью и пригласил его. Не было другого выхода, кроме как испытать искусство доктора Чао. Тот прибыл на четвертый день утром. Не успел он войти, как началась «битва», так как Чао придерживался диаметрально противоположного мнения, нежели Сун. Он настаивал на том, что моя болезнь относится к ян и требует «холодного» лечения. Он тоже выписал рецепт вместе с его составляющими (сульфатом натрия и ревенем). Нужно ли говорить, что доктор Сун был против. Но и мой отец не мог вмешаться и поддержать нового лекаря. Выдвигались аргументы за и против. Вопрос обсуждался все утро и весь день. По-моему, было уже пять часов, а они все еще не могли решить, какой метод лечения подходит. Моя мать, наконец, потеряла терпение и вмешалась, требуя принятия решения.

Доктор Чао был очень самонадеян и принципиально настаивал на своем методе. Он сказал, что если мы не будем делать так, как он сказал, то ему здесь делать нечего. Он сказал, что, хоть его лекарство и содержит в своем составе слабительное, понос у меня с каждым днем будет идти на убыль, пока не исчезнет совершенно. Он не соглашался с предложением моего отца слегка снизить назначенную дозу. Люди потом говорили, что доктор Чао редко бывал так решителен, как тогда.

Мое состояние было достаточно странным: я был как бы в полном сознании, это заставило мою мать поверить, что демоны не желают моей смерти, так как, по-видимому неосознанно, я кричал: «Хочу лекарство доктора Чао!»

Ко всеобщему удивлению, как только я принял его лекарство, мое состояние перестало ухудшаться и понос стал проходить. В соответствии с предписаниями врача я должен был продолжать принимать лекарство. Если не ошибаюсь, он назначил принимать его через день по шесть доз. Так продолжалось две недели. У меня был стул в виде черных выделений с резким запахом. Я медленно приходил в себя. Согласно указаниям доктора, мне еще нужно было продолжать принимать лекарство, но мой отец был другого мнения и приготовил свое, которое и дал мне.

Наверное, мне не суждено было умереть от тифа; с другой стороны, возможно, что меня спас мой отец, так как после тифозной горячки кишечник становится легкоранимым. Когда внутренние коросты отходят, остающиеся шрамы кровоточат при малейшем механическом воздействии. Следовательно, назначение слабительного в этой фазе болезни может быть чревато катастрофическими последствиями.

Постепенно жар у меня стал спадать. Прошло три недели, в течение которых я не пил и не ел. Я так исхудал, что от меня остались кожа да кости. Еще три-четыре недели прошло, прежде чем я смог сесть и сидеть не качаясь. К сожалению, были осложнения. Я надолго потерял слух, и я плохо слышу до сих пор – это результат воспаления среднего уха, вызванного тифозной горячкой».

Цель, которую мы преследовали, цитируя этот фрагмент, состоит в том, чтобы проиллюстрировать состояние медицинского обслуживания в китайской деревне в начале века. Существовало явное смешение суеверий с серьезным практическим опытом, и то и другое стихийным образом оказались привязаны друг к другу. Такое положение дел в почти неизменном виде существовало вплоть до революции. Получавшие современное медицинское образование врачи игнорировали традиционное искусство врачевания, но они были не в состоянии повысить уровень медицины каким-то иным способом.

Между тем политический переворот принес значительные изменения в области народного здравоохранения. Начало было положено распространением современных медицинских знаний на широкой основе. Тем не менее на огромной территории этой самой многонаселенной в мире страны количество врачей, получивших современное образование, остается весьма скромным. В настоящее время единственным решением проблемы обеспечения медицинскими услугами населения является сотрудничество между современными врачами и традиционными целителями.

Во время борьбы против японской оккупации, а также во время гражданской войны существовали значительные трудности в обеспечении как солдат, так и гражданских лиц современными медикаментами и в предоставлении им медицинской помощи. Спасение, таким образом, было в традиционных методах лечения, которые были достаточно хорошо апробированы и доказали свою эффективность; во многих случаях они давали лучшие результаты, чем использование современных методик, к тому же они не требовали дорогостоящих лекарств.

После окончания гражданской войны правительство КНР призвало всех врачей приступить к систематическому изучению традиционных методов лечения. Таким образом, тысячи врачей, уже имевших современное образование, познакомились с традиционными способами лечения.

Ян Фуцзи, например, чрезвычайно успешно провел исследовательскую работу в провинции Хэбэй. Он овладел древним китайским искусством врачевания методом акупунктуры и в 1956—1958 годах этим новообретенным методом уже лечил 146 глухонемых пациентов. Достигнутые результаты были многообещающими, так как после лечения подавляющее большинство его пациентов могли слышать тиканье часов, произносить предложения из 3—5 слов, а также отвечать на простые вопросы. После этого Ян начал изучать вопрос, почему лечение не давало полного выздоровления; он сосредоточил свои исследования на затылочной части головы, на так называемой области я-мэнь, что примерно означает «точку молчания», на которую оказывалось воздействие иглой. Традиционная литература по акупунктуре не рекомендует введение иглы в эту точку глубже чем на четыре десятых дюйма, чтобы не возникало осложнений.

Ян Фуцзи проводил исследования, исходя из предположения, что неудача связана с тем, что воздействие производилось недостаточно глубоко в области «точки молчания». Он пришел к заключению, что причиной предостережений от слишком глубокого введения иглы в эту точку являлся тот факт, что данная точка на теле окружена многочисленными кровеносными сосудами. Отсюда он сделал вывод, что риск более глубокого проникновения иглы может быть снижен в том случае, если вводить ее с максимальной точностью. Он произвел первый эксперимент на себе самом, причем игла вводилась на глубину в полтора дюйма. После такого лечения к многочисленным пациентам вернулся слух и соответственно у них улучшилась речь.

Тогда Ян стал комбинировать применение акупунктуры с электротерапией. Действие этого нового метода на одном из пациентов, Лян Чуньяне, оказалось настолько успешным, что после одного только курса лечения тот обрел дар речи, которую ранее потерял в результате кровоизлияния в мозг. Проведенный ранее пятнадцатидневный курс лечения одной акупунктурой оказался безрезультатным.

Дальнейшим значительным шагом, направленным в будущее, было основание в Пекине в 1955 году Академии традиционной китайской медицины, частью которой является Центр акупунктуры и лечебного прижигания. В связи с этим правительство продолжало призывать к более тесному сотрудничеству врачей как современной, так и традиционной медицины. В 1959 году была проведена шестнадцатидневная национальная конференция врачей в Паотине, на которой демонстрировались принятые на вооружение методы традиционной медицины. Семинары аналогичного содержания проводились в отдельных городах и провинциях, каждый из них посещало по 70—80 врачей, получивших современную медицинскую подготовку и имевших практику в течение нескольких лет. Таким образом, около 2000 современных врачей побывало на этих занятиях.

В многочисленных новых больницах подготовленные врачи работают бок о бок с коллегами, изучившими традиционные способы лечения. С 1955 года открылось более 300 больниц и клиник, специализирующихся на традиционных лечебных методиках. Тем не менее врачи, обученные традиционным методикам, также посещают курсы, чтобы познакомиться с методами современной медицины и экипироваться для выполнения медицинской миссии в своей великой стране. Между 1956-м и 1958 годами в борьбе с малярией 134 000 пациентов были вылечены традиционными методами.

С целью поощрения распространения знаний в области традиционной медицины в период между 1955-м и 1959 годами были учреждены 13 академий и много сотен специальных школ; в них около 7000 студентов изучали как традиционные методики, так и базовые принципы современной медицины. Сбор, описание и переиздание старых медицинских и фармакологических трудов также идет быстрыми темпами. Многие черты традиционного искусства врачевания отражают специфические китайские условия. В первоначально примитивном обществе как феодального, так и полуколониального Китая его членам приходилось полагаться на свои собственные ресурсы. Отсутствие каких-либо официальных медицинских услуг заставляло людей самим заботиться о своем здоровье, и во многих случаях их единственным спасением был собственный практический опыт, а также тот, который достался им по наследству. Вот почему по сей день существуют люди, не являющиеся профессиональными врачами, но знающие кое-что о лечении определенных болезней. У них огромный запас знаний, хотя и исключительно практического свойства, об определенных методах лечения. Соответственно в Китае хранятся записи о таких непрофессиональных практиках, так же как и об их традиционных рецептах и методах лечения. Так, в провинции Хэбэй, например, в 1955—1959 годах были признаны около 1800 таких народных целителей, не имеющих медицинского образования. Эта цифра говорит об их огромном количестве в целом.

С тех пор как начали собирать эти «секретные» методики, китайцы всех слоев общества, от врачей старой школы до крестьян, передают рецепты и способы лечения, которые они знают. Ученые-медики затем просматривают и проверяют эти рецепты, и значительное их число оказываются чрезвычайно эффективными.

Сплошь и рядом становятся известными методы лечения, действенные в тех случаях, когда современные способы либо совсем неэффективны, либо, самое большее, имеют призрачный шанс на успех. Среди таких заболеваний – артриты, хронические нефриты, высокое кровяное давление, полиомиелиты и проказа. Безоперационное лечение аппендицита также относится к широко распространенным и чрезвычайно действенным методикам. В китайской литературе даже есть упоминания о полном излечении от злокачественных раковых опухолей.

Большим успехом пользуется и собрание популярных рецептов. В 1958 году только в одной провинции Хэбэй их было собрано 162 000. В больнице города Шицзячжуан (провинция Хэбэй), например, эпидемический энцефалит типа «Б» лечили по традиционным рецептам и методам. При этом удалось вылечить до 95 процентов больных, после чего министерство здравоохранения КНР рекомендовало повсеместное введение этих методик.

Китайские медицинские журналы со всеми подробностями пишут о результатах, полученных с помощью традиционного искусства врачевания. В дополнение к тому, что публикуется в специальных журналах, сегодня многочисленные газетные статьи обсуждают достоинства традиционного искусства врачевания, главным образом дыхательной терапии и физиотерапии.
Причиной написания этой книги стало желание познакомить читателя с теорией, на которую опирается традиционное китайское искусство врачевания, и с основами этой целительной методики. В то же время мы попытались дать представление о современном состоянии исследований и затронуть некоторые неразрешенные проблемы. Существование отличных друг от друга взглядов на достоинства различных терапевтических методик также свидетельствует о том, что исследовательская работа столкнулась с очевидными проблемами.

Только теперь Китай начинает все ближе знакомиться с медицинскими методиками, базирующимися на научных принципах. По этой причине компетентные специалисты должны на данный момент проявлять критическое отношение к любой предлагаемой информации. Мы также надеемся, что эта книга станет в определенной степени ценным изданием – в той мере, в какой в ней удалось дать оценку материалам большого числа китайских источников с учетом как старых, так и новых фактических данных.


Обзор и хронология исторических событий в Китае









Литература



1. Вогралик В.Г., Вясменский Е.С. Очерки китайской медицины. М.: Медгиз, 1961.

2. Вогралик В.Г. Основы китайского лечебного метода. Горький, 1961.

3. Ибрагимов Ф., Ибрагимова В. Основные лекарственные средства китайской медицины. Ташкент: Медгиз, 1960.

4. Ингамдшанов Н.И. Практическое руководство по иглотерапии. Ташкент: Медгиз, 1960.

5. Федоров И.И. Очерки по народной китайской медицине. М.: Медгиз, 1960.


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Похожие:

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconСписок лауреатов седьмой артиады народов росссии протокол №1 заседания...
Архитектура, Декоративно-прикладное искусство, Дизайн, Изобразительное искусство

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconКиврин В, Светлов М. Энергетика слова. Мир исцеляющих звуков
Лечение словом – это, наверное, самый древний из всех существующих методов целительства. И каждый обладающий знанием об исцеляющей...

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconСПб.: Изд. "Респекс", 2000
Книга написана популярным языком и рассчитана, прежде все­го, на сложившийся в последние годы обширный контингент читателей, стремящихся...

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconСодержание подготовки выпускников
«Актерское искусство» (по двум специализациям), 4,5 года по специальности 070304 «Педагогика балета» и 4-летнее обучение бакалавров...

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconПояснительная записка к рабочей программе учебного предмета «Изобразительное...
«Изобразительное искусство» (1-7 кл.), разработанной авторским коллективом под руководством члена-корреспондента ран в. С. Кузина...

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconПояснительная записка к рабочей программе учебного предмета «Изобразительное...
«Изобразительное искусство» (1-7 кл.), разработанной авторским коллективом под руководством члена-корреспондента ран в. С. Кузина...

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconКонкурс: «Профессиональный калейдоскоп Республики Коми.» © 2014,...
...

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconИскусство быть собой
Основное же содержание, как и прежде, – искусство владеть собой, практическая психотехника, в сплаве древнего и современного опыта,...

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconМистическое искусство ниндзя «софия» киев 1995 Суперобложка: О. Бадьо С. Тесленко Редактор
...

Штефан Палош Китайское искусство целительства iconРабочая программа курса «Изобразительное искусство»
Разработана на основе авторской программы «Изобразительное искусство и художественный труд» для 3 класса народного художника России,...

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции