Тактика допроса: искусство изобличения во лжи




Скачать 229.46 Kb.
НазваниеТактика допроса: искусство изобличения во лжи
Дата публикации16.06.2014
Размер229.46 Kb.
ТипДокументы
literature-edu.ru > Информатика > Документы


Селиванов В.В., к.ю.н.;

Флоровский М.Ю., к.ю.н.;

Синюгин А.А.

Тактика допроса:

искусство изобличения во лжи.
Ложные показания в ходе предварительного расследования преступлений по уголовным делам об организованной преступности являются достаточно распространенным явлением как со стороны потерпевших, свидетелей, так и со стороны подозреваемых и обвиняемых.

Среди мотивов дачи ложных показаний потерпевших и свидетелей являются:

  • страх мести со стороны подозреваемого (обвиняемого) и лиц, с которыми тот связан, а также других лиц, проходящих по делу;

  • стремление скрыть свои собственные неблаговидные поступки, аморальное поведение, трусость;

  • стремление выгородить подозреваемого (обвиняемого) или смягчить его вину в силу родственных, дружеских или иных отношений, либо из корыстных побуждений либо, наоборот, усугубить вину этих лиц из мести, ревности или иных низменных побуждений;

  • ошибочная оценка своих действий в момент расследуемого события как преступных и стремление скрыть их или описать иначе;

  • нежелание в последующем выступать в качестве потерпевшего, свидетеля или иного участника следственного действия, быть вызванным в суд и т.п.

  • стремление преувеличить причиненный ему преступлением ущерб, как из чувства мести, так и из корысти и иных низменных побуждений;

  • стремление преуменьшить причиненный ему преступлением материальный ущерб, чтобы скрыть источник приобретения утраченных ценностей;

  • скептическое отношение к возможностям правоохранительных органов в части раскрытия и расследования преступления, обеспечения возмещения материального ущерба, обеспечения личной безопасности участников уголовного процесса.

Мотивами дачи ложных показаний подозреваемых (обвиняемых) по уголовным делам об организованной преступности являются:

  1. желание избежать ответственности за содеянное или преуменьшить свою вину либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление - действительное или мнимое;

  2. желание выгородить соучастников преступления или смягчить их вину в силу дружеских, семейных, родственных и иных связей, из корыстных побуждений;

  3. стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем;

  4. стремление оговорить себя в силу болезненного состояния психики либо исходя из желания попасть в особые условия жизни и др. [3, с.321-322 ] Как правило, у данной категории участников уголовного процесса достаточно отчетливо прослеживается защитная доминанта в виде отрицания и опровержения имеющихся в отношении них различных доказательств. [4, с.93]

Противодействие расследованию, установлению истины по уголовному делу, оказываемое подозреваемым (обвиняемым), выражается в виде активных и пассивных действий с его стороны, т.е. допрашиваемый:

-сообщает заведомо недостоверную информацию;

- вообще отказывается давать показания (особенно в делах связанных с организованной преступностью).

Хочется сразу заметить, что знание непосредственных мотивов лжи – это только предпосылка, но еще не гарантия установления истины.

В криминалистике разработана классификация конфликтных ситуаций допроса, которые можно поделить на виды:

  • конфликты, выражающиеся в отказе допрашиваемого входить в общение со следователем и давать ему какие-то ни было показания;

  • конфликты, выражающиеся в сообщении следователю заведомо ложной информации или в укрытии от него части определенной информации;

  • конфликты, проявляющиеся в уничтожении или повреждении допрашиваемым доказательств совершения преступления, подговора им свидетелей, шантаже и угрозах в их адрес с тем, чтобы они дали желательные для него показания;

  • конфликты, проявляющиеся в попытках нанесения себе ранений при допросе или в совершении общественно опасных действий в отношении лиц, ведущих допрос, в попытках освободиться из-под стражи и в некоторых иных действиях, направленных на воспрепятствование установления истины по уголовному делу.

Представляется, что предложенная классификация, четко отражает основные моменты допроса в конфликтной ситуации и отвечает предъявляемым к тактике допроса требованиям. Однако необходимо дополнить ее еще одним пунктом, а именно:

  • конфликты, выражающиеся в действиях допрашиваемого, по созданию такой обстановки допроса, в которой допрашивающий предстает в роли «конфликтующего» субъекта, в результате чего происходит срыв столь нежелательного для допрашиваемого следственного действия.

Такие ситуации часто возникают при расследовании уголовных дел об организованной преступной деятельности.

Надо отдельно заметить о склонности несовершеннолетних к сообщению ложной информации. Так, А.А.Закатов сделал попытку составить примерный перечень мотивов лжи несовершеннолетних допрашиваемых, к которым он отнес:

  • неправильное понимание подростками чувства товарищества;

  • мотивы, возникшие под влиянием родственных чувств, просьб и угроз заинтересованных лиц (членов организованной преступной группы);

  • страх физического воздействия со стороны родителей, родственников, либо соучастников;

  • повышенная стыдливость;

  • стремление утвердить себя во мнении окружающих;

  • нежелание «выдать» своего товарища; стремление сохранить свой авторитет среди сверстников; желание показать свою осведомленность и др.

  • слепая преданность организатору, подстрекателю либо другим сообщникам; стремление преувеличить свою роль в содеянном; [5, с.64-66]

Среди причин, предопределяющих настрой подозреваемого (обвиняемого) на отрицание участия в совершении конкретного преступления, порой встречается и боязнь подорвать авторитет, уважение в своей среде, выглядеть смешным в глазах сокамерников, родственников, друзей и знакомых.

Несколько иные мотивы для дачи ложных показаний у потерпевших и свидетелей.

Применение тактических приемов и тактических комбинаций, направленных на изобличение заведомой лжи в показаниях требует ее предварительного выявления и оценки, путем анализа показаний допрашиваемого в процессе допроса. В этом плане научный интерес и практическое значение представляют, предложенные А.Р.Ратиновым и другими криминалистами, критерии соответствия показаний допрашиваемого действительности. Авторы рекомендуют подвергать предварительному анализу показания, получаемые в ходе допроса, используя следующие критерии:

1) компетентность допрашиваемого (характер его показаний, личностные особенности позволяют сделать вывод о том, что он не способен придумать описываемые события);

2) его неосведомленность (незнание допрашиваемым тех обстоятельств и деталей, которые должны быть известны и не могли быть забыты, если его показания верны);

3) уровень речевых способностей допрашиваемого (соответствие речевых особенностей показаний языковой подготовке допрашиваемого, его культурному уровню, профессиональной принадлежности, лексическому запасу);

4) уникальность показаний (ложное сообщение, как правило, схематично и лишено уникальности);

5) эмоциональная насыщенность показаний (правдивые показания содержат сравнительно больше количество чисто личностных, эмоциональных моментов, ссылок и указаний на переживания, связанные с описываемым событием);

6) критерий несоответствий (добросовестный допрашиваемый описывает событие и его детали, не всегда и не во всем согласуя их с друг другом, не стараясь их пригладить; лжец не может позволить себе, чтобы в его показаниях содержались нестыковки он искусственно и в меру своего разумения приводит их в соответствие друг с другом.

Несомненно, что указанные критерии имеют ориентирующий характер. Вместе с тем предварительная ориентировка следователя при допросе не только полезна, но и фактически всегда имеет место и носит зачастую неосознанный характер.

Выявление лжи в показаниях несовершеннолетних предполагает их предварительное исследование путем сопоставления таких показаний с различными, имеющимися в распоряжении следователя.

Н.И.Гаврилова рекомендует осуществлять следующие этапы сопоставлений:

1) сопоставление одноименных элементов события, разновременно описанных допрашиваемым в ходе данного допроса;

2) сопоставление связанных между собой и производных элементов события, освещаемого в процессе допроса;

3) сопоставление одноименных и связанных между собой обстоятельств по показаниям допрашиваемого на разных допросах;

4) сопоставление одних и тех же обстоятельств в показаниях допрашиваемого и иных допрошенных по делу лиц;

5) сопоставление отдельных обстоятельств события в описании допрашиваемого с иными данными о тех же обстоятельствах. [6, с.106]

Изучая данную проблему, А.А.Закатов выделил ряд наиболее распространенных признаков, позволяющих следователю диагностировать возможную ложь в показаниях. Такими признаками являются:

  • противоречие высказываний другим собранным по делу доказательствам, а также противоречия внутри самих показаний;

  • неопределенность, неконкретность сведений, содержащихся в показаниях;

  • описание событий, фактов с чрезмерной точностью, что может быть вызвано заучиванием заранее подготовленных показаний;

  • совпадение в мельчайших деталях показаний нескольких допрашиваемых, что также может свидетельствовать о заученности показаний;

  • отсутствие в показаниях несущественных подробностей, деталей;

  • различное объяснение одних и тех же событий на разных допросах;

  • сообщение в показаниях только позитивной в отношении себя информации, отсутствие каких-либо сомнений в трактовке событий;

  • настойчивое, неоднократное повторение допрашиваемым по собственной инициативе каких-либо утверждений;

  • «проговорки» в показаниях, то есть невольное высказывание достоверной информации;

  • наличие в показаниях допрашиваемого выражений, несоответствующих уровню его развития и образования;

  • бледность эмоционального фона показаний: ложные показания зачастую схематичны и безлики;

  • неоднократная ссылка допрашиваемого на свою добропорядочность и не заинтересованность;

  • уклонение от ответа на прямой вопрос, попытки создать впечатление, что вопрос следователя не понят;

  • сокрытие фактов, которые, по сведениям следователя, хорошо известны допрашиваемому, или забывчивость относительно событий, значение которых существенно для допрашиваемого;

  • психофизиологические реакции, свидетельствующие о проявлении внутреннего душевного волнения: замешательство, неожиданное смущение, суетливость, изменение цвета лица, тремор (дрожание) рук и др. [5, с.128-130]

  • способы выражения собственного мнения;

  • речевые обороты допрашиваемого, которые при намерении последнего ввести следователя в заблуждение подвержены изменению.

Анализируя два последних пункта, можно сказать, что в ходе ознакомительной беседы следователь обязан выявлять особенности речи участника следственного действия, то есть на момент, когда он, безусловно, говорит правду.

Потерпевшие и свидетели, придерживающиеся правдивых показаний, как правило, дают ответы на поставленные вопросы без задержек, не проигрывая в голове возможных комбинаций. При намерении ввести следователя в заблуждение, изложение часто прерывается, допрашиваемый запинается в тех местах, где для этого нет необходимости.

Кроме вербальных признаков лжи в показаниях, существуют невербальные. Распознание невербальных жестов, сигнализирующих об обмане является одним из наиболее важных умений в общении.

В первую очередь, жестами говорящими о лжи, являются жесты, связанные с прикосновением рук к лицу. К таким жестам относят:

  1. Защита рта рукой. Если этот жест человек использует в момент своей речи, т.е. он говорит неправду. Тот же жест во время речи другого человека говорит о том, что он не доверяет говорящему.

  2. Прикосновение к носу. В сущности прикосновение к носу является утонченным, замаскированным вариантом предыдущего жеста. Он может выражаться в нескольких легких прикосновением к ямочке под носом, или быть выражен одним быстрым, почти незаметным прикосновением.

  3. Потирание века. Делается это в момент произносимой речи, т.е. подсознательное желание избежать прямого взгляда собеседника в глаза.

  4. Почесывание и потирание уха. Жесты отражающие подсознательное желание отгородиться от неприятных слов говорящего.

  5. Оттягивание воротничка. Жест характерный для людей, которые лгут и подозревают, что их обман уже раскрыт (этот стресс вызывает у них неприятные ощущения в области шеи). [7, с.27; 14, с.135 ]

Естественно надо понимать, что эти жесты являются ориентирующими и могут принести пользу в оценке показаний только в совокупности с анализом других вербальных показаний человека.

По мнению А.А.Закатова к приемам, которые часто применяют следователи для получения правдивых показаний можно отнести:

  • побуждение допрашиваемого к раскаянию путем формирования у него внутреннего протеста против совершенных действий;

  • акцентирование внимания на первых же ложных сведениях, сообщенных допрашиваемым;

  • убеждение его в необходимости сообщения правдивых сведений;

  • использование звукозаписи в тактических целях. Также можно добавить - использование видеозаписи допроса;

  • оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств, которыми располагает следователь;

  • детализация показаний с целью выявления противоречий;

  • выяснение контрольных сведений, позволяющих проверить показания;

  • использование выясненных противоречий с целью получения правдивых показаний;

  • изложение допрашиваемому вероятного хода событий;

  • разъяснение значения предъявляемых доказательств;

  • предъявление доказательств в определенной последовательности;

  • косвенный допрос. [8, с.137]

В этой связи возникает необходимость коротко рассмотреть каждый из вышеназванных тактических приемов.

Акцентирование внимания на первых же ложных сведениях создает у допрашиваемого впечатление о том, что следователь располагает довольно полной и достоверной информацией по делу, запирательство и введение его в заблуждение бесполезно. Не следует игнорировать и тот факт, что ложная информация, исходящая от допрашиваемого, будучи им полностью изложена и официально зафиксирована следователем, создает у допрашиваемого трудно преодолимый в последующем психологический барьер на пути к правдивым показаниям. Допрашиваемый обычно считает, что если он будет неоднократно менять свои показания, даже в сторону их достоверности, то этим только ухудшит свое положение. В связи с этим следует дать возможность обвиняемому вовремя тактично отказаться от сообщения ложной информации.

Убеждение допрашиваемого в необходимости сообщения правдивых сведений в начале находит свое выражение в виде ознакомления его с перечнем прав и обязанностей, где допрашиваемому предоставляется право давать показания. Это правило является неотъемлемым правом, имеющим не только информационное значение как источник доказательств, но и являющимся необходимым средством его защиты. В этом случае следователю необходимо разъяснить, что правдивые показания допрашиваемого, его активное способствование расследованию преступления являются обстоятельствами, смягчающими ответственность, которые могут быть учтены судом при определении меры наказания. Значимость и эффективность данного приема еще больше возросли с принятием нового Уголовного Кодекса РФ. В ст.62 УК РФ прямо указывается: «При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» ст.61 УК РФ (явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления) срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. Исходя из того, что для участников организованных преступных групп (ОПГ), как правило, санкциями статей предусматриваются значительные сроки лишения свободы, есть все основания утверждать, что данный прием является наиболее целесообразным.

Использование звуко- и видеозаписи в процессе допроса выступает в качестве фактора непосредственного психологического воздействия на недобросовестного допрашиваемого, имеющего намерение давать ложные показания или в дальнейшем изменить ранее данные правдивые показания.

Звуко- и видеозапись позволяет фиксировать вербальную информацию и использовать ее в дальнейшем в качестве доказательства. Особенно это целесообразно при проведении длительных по времени допросов, при расследовании многоэпизодных дел, когда и допрашивающий и допрашиваемый достаточно устают. [9, с.75]

Использование видеозаписи, позволяет фиксировать невербальные признаки лжи в показаниях допрашиваемого, и в последствие при повторном просмотре хода допроса, следователь, используя знания о невербальных признаках лжи, сочетая их с вербальными может достаточно точно установить в каком месте допрашиваемый дает ложные показания и на этой основе планировать ход дополнительного допроса или при наличии возможности, получить достоверную информацию по тем фактам, о которых подследственный дает ложные показания через систему иных следственных действий.

Когда в системе доказательственной информации имеются существенные пробелы, обычно применяют такой тактический прием, как оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств, которыми располагает следователь.

Действия следователя будут тактически правильными, если он примет все меры к «зашифровке» дефицита информации по делу, создаст преувеличенное представление у допрашиваемого о своей осведомленности. Одновременно со стороны допрашивающего приемлемы такие тактические приемы как «следственные хитрости», отношение к которым уже обосновано выше, исключая, естественно, любые формы обмана и удостоверения несуществующих фактов.

Решив использовать данный прием, следователь должен знать, что некоторые допрашиваемые, в силу присущих им индивидуальных качеств, являются прекрасными знатоками психологии людей, умеющими выискивать слабые места в позиции следователя. Подчас даже по непроизвольным жестам или по выражению лица следователя допрашиваемому удается установить, какие доказательства его виновности имеются в наличии у допрашивающего.

Детализация показаний с целью выявления противоречий в показаниях допрашиваемого производится на момент окончания свободного рассказа допрашиваемого на вопросно-ответной стадии допроса в виде дополнительных, детализирующих и конкретизирующих вопросов. Достаточно часто данный тактический прием применяется при заявлении допрашиваемым алиби или в случае самооговора.

Проверка алиби, как и других показаний допрашиваемого обязательна. Следователь обязан зафиксировать все основные моменты, касающиеся допрашиваемого и его действий непосредственно перед и на момент совершения преступления: где он был, с кем, о чем вел речь, вид деятельности, которой занимался, точное время, описание одежды его и окружающих, кто может подтвердить заявленное им и иные детали. В случае ложности заявленного алиби, допрашиваемый в ходе допроса, как правило, избегает, детализации своих показаний, в информации, получаемой от него, возникают противоречия.

В практике расследования преступлений по делам об организованной преступной деятельности, в отдельных случаях, со стороны допрашиваемых имеет место признание в совершении преступлений, которых они фактически не совершали. Наиболее часто самооговоры выражаются в виде:

  • взятии на себя вины другого;

  • преувеличении своей роли в совершенном преступлении;

  • преувеличение количества совершенных преступлений;

Основными причинами, которые вызвали самооговор, являются:

  • угрозы со стороны соучастников;

  • стремление поднять свой авторитет в преступной среде;

  • корыстные побуждения;

  • психические отклонения в умственном развитии личности;

Лицо, выдающее себя в качестве субъекта преступления, которое оно фактически не совершало, не может быть осведомлено в мельчайших деталях об обстоятельствах происшедшего, а, следовательно, его ответы на детализирующие, конкретизирующие вопросы не будут соответствовать фактическим данным. Данное обстоятельство укажет на то, что расследуемое преступление совершено не допрашиваемым, а другим лицом. Основанием для вывода об объективности показаний допрашиваемого является наличие подробной информации о происшедшем, которой располагает следователь.

Выяснение контрольных сведений, позволяющих проверить показания допрашиваемого. Наличие большого количества деталей и подробностей в отношении расследуемого факта создает реальную базу для сравнения показаний допрашиваемого с другими материалами дела, которые дают основания для вывода о правдивости или ложности его показаний.

Использование выясненных противоречий с целью получения правдивых показаний. Независимо от степени подготовленности допрашиваемого к допросу, продумывания и выработки линии поведения, он помимо воли путает вымышленные факты с достоверными, порой раскрывая перед следователем обстоятельства, представлять которые не был намерен. Фиксируя такие сведения, следователь имеет реальную возможность использовать их в процессе допроса, предлагая допрашиваемому уточнить ряд затронутых им моментов.

Изложение допрашиваемому вероятного хода событий должно находить место в виде высказывания соображений, изложения неполных, второстепенных фактов, которые, по мнению следователя, имели или могли иметь место в определенный период времени, интересующий его. Происходит нечто вроде передачи мыслей вслух, приглашение заполнить изложенное недостающими фактами. Для использования этого тактического приема следователь должен обладать необходимым объемом проверенной информации.

Разъяснение значения предъявляемых доказательств, их процессуальной силы во взаимосвязи с иными материалами по делу предопределяет порой дальнейшую позицию допрашиваемого как на допросе, так и в ходе всего расследования по делу, данная деятельность следователя может осуществляться в тесном контакте с защитником допрашиваемого. Как правило, основные положения закона остаются за пределами познаний допрашиваемого, что определяется слабой подготовкой в области права и его применения, когда при наличии неоспоримых доказательств виновности допрашиваемый пытается отрицать достоверность предъявляемых материалов, считая, что виновность его может быть доказана лишь в случае собственного признания. Со стороны следователя целесообразно предоставлять возможность допрашиваемому ознакомиться с соответствующими нормами закона, комментируя их требования.

Тактика предъявления доказательств в определенной последовательности допрашиваемому определяется целью планируемого допроса, обстоятельствами по делу, личностными особенностями допрашиваемого. Принято различать следующие способы предъявления доказательств:

  • предъявление доказательств по их нарастающей силе;

  • предъявление вначале самого веского доказательства, более серьезных улик;

  • предъявление одновременно всех имеющихся доказательств виновности в их совокупности.

Следователь также может предъявлять и те доказательства, чья процессуальная сила пусть и не имеет решающего значения по делу, но о существовании которых допрашиваемый ничего не знает.

К данному тактическому приему нужно подходить весьма осторожно, предъявлять следует только те доказательства, которые проверены, а их точность и достоверность не вызывает сомнений. В противном случае допрашиваемый как лицо, хорошо знающее картину совершения преступления, сразу может сориентироваться в недостаточности доказательств у следователя, возникнет сомнение в порядочности последнего. [10, с.57]

Когда следователь знает, что на интересующие его вопросы он не получит от допрашиваемого достоверной информации, то в этом случае применим такой тактический прием, как косвенный допрос. Допрашиваемому задается ряд несущественных, второстепенных по отношению к существу дела вопросов, которые допрашиваемым воспринимаются как менее опасные. В то же время информация, идущая от допрашиваемого, внимание которого отвлечено этими вопросами, помогает следователю найти ответ на вопрос, подвергнутый маскировке. Данный тактический прием рассчитан на то, что допрашиваемый проговорится, тогда незаметно для него следователь переведет допрос из одной сферы интересов в другую.

Отношение к косвенному допросу в юридической литературе неоднозначно. Так, в частности, С.Г.Любичев считает, что данный прием может привести к самооговору или оговору иных лиц, привлечению к ответственности невиновных. Данные рассуждения представляются несостоятельными, так как проговорка со стороны допрашиваемого может иметь место лишь в том случае, когда он причастен к преступлению.

Как уже отмечалось ранее, допрос в ходе судебного следствия отличается от допроса на предварительном следствии, в том числе по тактическим приемам.

В этой связи существует необходимость рассмотреть весь объем тактических приемов, существующих в распоряжении государственного обвинителя. Представляется необходимым пояснить, почему именно обвинитель должен располагать арсеналом тактических приемов допроса, ведь в судебном следствии допросы ведут: в первую очередь судьи, остальные участники уголовного процесса, обвинитель, потерпевший, представитель потерпевшего, гражданский истец, ответчик, защитник, подсудимый.

Из перечисленных лиц - четверо - судья, обвинитель, защитник и представитель потерпевшего, являются профессиональными юристами и соответственно должны знать тактику допроса, у каждого из них в ходе судебного заседания своя цель и соответственно своя задача и это при том, что их объединяет и общая задача - установление истины по уголовному делу. [11, с.27]

Очевидно, что будет не верным возлагать на суд обязанность изобличать во лжи лицо, дающее показания. Суд, согласно ст.17 УПК РФ: «оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью» таким образом, судьи в ходе допроса должны лишь уяснить заслуживают доверия показания либо нет, и соответственно могут они лечь в основу приговора и если нет, то почему.

Доказывание всех элементов состава преступления и обстоятельств, указанных в ст.73 УПК РФ, должно лежать на обвинителе. В этом случае суд уходит от обвинительного уклона и выполняется требование ч.3 ст.123 Конституции России, устанавливающей, что судопроизводство осуществляется «на основе состязательности и равноправия сторон». [12, с.65]

Состязательность сторон в уголовном процессе подразумевает наличие обвинителя и обвиняемого и, что они как участники судебного разбирательства, у которых имеется определенный процессуальный интерес, которым закон предоставил равные права, должны обосновывать свои утверждения и выводы, а также оспаривать утверждения и выводы другой стороны.

При этом неукоснительно должен соблюдаться принцип презумпции невиновности (ст.14 УПК РФ).

Таким образом, в ходе судебного следствия обвинитель, как представитель государства, должен:

- уметь с одной стороны диагностировать ложь в показаниях участников уголовного процесса;

- знать и умело применять тактические приемы, направленные на преодоление лжи.

При этом, исходя из требований закона и норм судебной этики делать

он это должен независимо от того подтверждают ложные показания вину

подсудимого или опровергают её.

Защитник должен противостоять ложным показаниям в том случае, если они нарушают права его подзащитного и, соответственно, защитник не связан задачей полного установления истины по делу, а лишь в той мере в какой она соответствует интересам подзащитного.

Исходя из процессуальных особенностей судебного следствия, можно с уверенностью заявить, что большая часть из тех тактических приемов какие рекомендует криминалистика для изобличения допрашиваемого на предварительном следствии, не применима в ходе судебного следствия, а иные приемы будут иметь другую цель.

Из перечисленных ранее тактических приемов по изобличению допрашиваемого во лжи, в судебном следствии не будут эффективными такие приемы допроса подсудимого, как:

- оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств располагаемых следствием;

- использование видеозаписи.

Как уже отмечалось, подсудимый, в соответствии со ст.47 УПК РФ имеет возможность полностью ознакомиться с материалами дела и подготовиться судебному процессу.

Следует заметить, что по отношению к свидетелю, дающему ложные показания эти приемы могут оказаться весьма эффективными в силу того, что недобросовестный свидетель, даже будучи знакомым с содержанием показаний других участников процесса, может оставаться в неведении о результатах других следственных действий - обысков, выемок, следственного эксперимента, заключений эксперта.

Использование видеозаписи может вызвать некоторое замешательство у допрашиваемого свидетеля, при этом он может допустить проговорку и сообщить суду сведения, которые хотел бы скрыть и это может вызвать у суда сомнения в добросовестности свидетеля.

В то же время, в судебном заседании возрастает роль фактора внезапности, как средства противодействия со стороны подсудимого, который может выражаться:

  1. в изменении показаний;

  2. отказу от ранее данных показаний;

  3. заявлению о незаконных методах ведения следствия.

Вышесказанное можно сказать и в отношении показаний потерпевших и свидетелей, которые могли подвергнуться неправомерному давлению со стороны сторонников подсудимого, оставшихся на свободе. [13, с.275-277]

Также малоэффективными окажутся такие тактические приемы, как:

  • побуждение допрашиваемого к раскаянию, путем формирования у него внутреннего протеста против совершенных действий;

  • акцентирование внимания на первых же ложных сведениях, сообщенных допрашиваемым;

  • убеждение в необходимости сообщения правдивых показаний.

Объясняется это процедурой ведения судебного следствия, при которой сама обстановка и последовательность проведения допроса исключает установление психологического контакта, когда допрашиваемый отвечает суду, а не лицу, задававшему вопрос или обратившемуся к нему со словами убеждения в ошибочности занятой позиции.

Проблематичным является и применение такого тактического приема, как сочетание форсированного и замедленного темпов допроса.

Темп допроса в судебном процессе регулирует председательствующий, а не лицо, проводящее допрос и если предложенный темп допроса не способствует или вообще затрудняет восприятие информации судом, то председательствующий, используя свои процессуальные полномочия, установит такой темп допроса, который будет для него привычным и комфортным.

Наиболее приемлемыми, в судебном заседании будут являться такие тактические приемы по изобличению допрашиваемого во лжи, как:

  • детализация показаний с целью выявления противоречий;

  • предъявление доказательств в заранее определенной последовательности (использование данного тактического приема) позволяет допрашивающему продемонстрировать суду со всей наглядностью не соответствие между показаниями допрашиваемого и другими доказательствами, собранными по делу;

  • косвенный допрос.

Результаты применения этих приемов должны:

  1. сформировать определенное отношение к показаниям допрашиваемого;

  2. явиться основанием оценки фактов сообщенных недобросовестным допрашиваемым;

  3. быть обоснованием тех выводов, к которым пришел обвинитель и которые он сообщит суду в ходе своей речи.


Литература
1. Уголовный кодекс РФ.-М.: Омега-Л, 2006.-176 с.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ.-М.: Омега-Л, 2007.-272 с.

3.Белкин Р.С. Тактика допроса //Криминалистика: Учебник / Под ред. Б.А.Викторова, Р.С.Белкина. - М.: Юрид. Лит., 1976.

4. Тарасов А.Н. Психология лжи. - М.: Книжный мир, 2005. -328 с.

5.Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. - Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1984.

6.Гаврилова Н.И. Ошибки в свидетельских показаниях (происхождение, выявление, устранение): Метод. пособие. - М., 1983.

7.Образцов В.А., Богомолова С.Н. Допрос потерпевшего и свидетеля на предварительном следствии.-М.: Омега-Л, ИМПЭ им. А.С.Грибоедова,, 2006.-160 с.

8.Закатов А.А. Допрос. Тактические особенности // Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). - М., 1994.

9.Кудин Ф.М., Костенко Р.В. Достаточность доказательств в уголовном процессе.-Краснодар., 2000.

10.Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса.- М.: Юрлитинформ, 2001. -320 с.

11.Скобликов П.А. Уголовно-правовая защита пострадавших от преступлений.-М.: Юристъ, 2004.-123 с.

12.Громов Н.А., Гущин А.Н., Луговец Н.В., Лямин М.В. Доказательства, доказывание и использование результатов оперативно-розыскной деятельности: Учебное пособие.- М.: Приор, 2006.-160 с.

13. Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права.-М.: Юристъ, 2004.-313 с.

14.Пиз А. Язык телодвижений: Как читать мысли окружающих по их жестам.-М.: ЭКСМО, 2005. -286 с.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconПеречень вопросов для самоконтроля и подготовки к сертификационному экзамену Теоретическая часть
Понятие лжи и правды, эмоции лжи. Факторы, усиливающие и снижающие проявления эмоций лжи. Отражение лжи и правды в регистрируемых...

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconТактика допроса на предварительном следствии и в судебном заседании
Элементом системы доказательств служат показания подозреваемого (ст. 76 Упк рф), обвиняемого (ст. 77 Упк рф), потерпевшего (ст. 78...

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconАлександр Вемъ Вруны и врунишки. Как распознать и обезвредить
Специалист в области отношений, эксперт по психологии лжи Александр Вемъ поможет вам! Он расскажет, как распознать лжеца и не допустить...

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconБхайравананда Трикасамарасья Каула Стратегия и тактика тропы Узора Великой Бездны Минск
...

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconХирургическая тактика при переломах верхней челюсти. Институт хирургии...
Хирургическая тактика при переломах верхней челюсти. ( Институт хирургии им. А. Л. Микаеляна. Тезисы докладов совместной научно-практической...

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconТезисы доклада «Стратегия и тактика как философская и практическая проблема»
Сохраняем также, как правило, орфографию и пунктуацию участников дискуссии в Интернете

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconСписок лауреатов седьмой артиады народов росссии протокол №1 заседания...
Архитектура, Декоративно-прикладное искусство, Дизайн, Изобразительное искусство

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconСодержание подготовки выпускников
«Актерское искусство» (по двум специализациям), 4,5 года по специальности 070304 «Педагогика балета» и 4-летнее обучение бакалавров...

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconПояснительная записка к рабочей программе учебного предмета «Изобразительное...
«Изобразительное искусство» (1-7 кл.), разработанной авторским коллективом под руководством члена-корреспондента ран в. С. Кузина...

Тактика допроса: искусство изобличения во лжи iconШтефан Палош Китайское искусство целительства
«Китайское искусство целительства. История и практика врачевания от древности до наших дней»: Центрполиграф; Москва; 2003

Литература


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
literature-edu.ru
Поиск на сайте

Главная страница  Литература  Доклады  Рефераты  Курсовая работа  Лекции